«Спартак-2» начал свой первый зимний сбор – на Кипре. Завершится он 5 февраля. А несколько дней назад спартаковцы провели в манеже контрольный матч с командой «Чертаново», сыграв -3:3. Перед отъездом на Кипр главный тренер красно-белых Дмитрий Гунько дал интервью порталу Bobsoccer.ru.

— Дмитрий Иванович, мы давно не общались с вами в большом формате. Так что вопросов накопилось много и, по нашей традиции, часть из них вам зададут болельщики команды – посетители нашего сайта. Скажите, вы остались довольны своей командой в первой контрольной игре?

— Если откровенно… Что-то меня порадовало, что-то – расстроило. Мне лично этот соперник малознаком. Помню, как «Чертаново» играл летом прошлого года с основным «Спартаком» и тогда счет был 2:1. Артем Самсонов, кстати, забил со штрафного. На этом мои знания о сопернике заканчивались… А, что касается самой игры, то мы проделали объем работы над физическими качествами, технико-тактическую работу. Это была контрольная игра, которая показала определенный срез: что усвоили, что – нет, как усвоили в определенных фазах игры, на которых мы обращали внимание.

— Сезон у команды складывается непросто. Место в середине таблицы. К этому болельщики не привыкли. Хотя, применительно к «Спартаку-2» говорить только о занимаемом месте – это не самое главное. Команда, прежде всего, должна готовить резерв для главной команды. Это болельщики знают, это все обсуждают, но, тем не менее, никто не хочет видеть «Спартак-2» где-то в середине таблицы.

— Совершенно верно. Так мы все устроены. И мы тренеры тоже не удовлетворены местом в таблице, потому что в «Спартаке» привыкли видеть команду любого возраста, начиная с детей, юношей на высоких, первых местах. А нынешний «Спартак-2», и это надо понимать, находится в стадии становления. У нас произошло обновление команды и большая группа футболистов покинула коллектив. Я даже сейчас всех и не сосчитаю. Ушли Филиппов, Кутин, Мелкадзе, Савичев, Синодзука, Федчук, Гулиев, Зуев… Да больше десяти человек. А Бакаев, Леонтьев, Самсонов, Давыдов, Щербаков работали с первой командой.

— Судьба «Спартака-2», по своему, уникальна. Этот клуб нельзя сравнивать с любым другим, играющим, что в ПФЛ, что в ФНЛ. Здесь смена состава регулярна. И этот процесс идет на всех ступенях спартаковской пирамиды. Академия выпускает игроков, пополняющих молодежный состав, оттуда футболисты уходят в «Спартак-2». А вот дальше, то есть выше идет совсем иной процесс. Вы же должны готовить игроков для главной команды

— Конечно. Потому сейчас команда омолаживается. Это естественный процесс. Прежний состав довольно долго играл вместе. Был чемпионом молодежного первенства, потом ребята ушли во вторую лигу, два года играли в ФНЛ. И в течение этого периода мы можем делать вывод: готовы ли они играть в РФПЛ, в «Спартаке»? С кем-то наш клуб расстается. Сейчас у нас собралась другая группа молодых перспективных, но в чем-то еще неопытных футболистов, также победителей молодежного первенства. Это те, кто заканчивал золотой сезон матчем в Туле: Ломовицкий, Миронов, Мамин, Самбу… Они все у нас. Цыганков, Красильниченко.. Тот же Рассказов, который был на сборе с главной командой в Эмиратах. И вот всех этих ребят мы должны довести до первой команды. Задача – крайне сложная, потому что мы понимаем уровень футболистов и уровень конкуренции в команде Массимо Карреры.

— И, все-таки, я хотел бы вернуться к своему вопросу. Если происходит такая массовая смена игроков на всех уровнях спартаковской пирамиды резерва, то успевают ли тренеры готовить игроков, выводить их на необходимый качественный уровень? На мой взгляд – нет. Во многом, извините, получаются этакие «полуфабрикаты». То есть, игроков еще надо доводить и доводить до главной команды.

— Конечно, все футболисты амбициозны, с достаточно высокой, а порой и просто завышенной самооценкой. Те футболисты, которые появляются в «Спартаке-2» сразу становятся предметом внимания, они востребованы, получают различные предложения. Им хочется играть в Премьер-лиге, где они хотят себя попробовать. Но, на мой взгляд, ребята уходят туда слишком рано. Без фамилий, но условно говоря: футболист, в течение полугода прилично проявивший себя в нашей команде в ФНЛ, сразу получает предложение от других клубов. И вот вы сказали слово «полуфабрикаты»… Ну, да. Им еще нужно время для становления, зрелости, до полной готовности, в том числе психологической. Потому что надо быть готовым к конкуренции. Настоящей, серьезной конкуренции за место в команде. Я думаю, что ребята, которые сейчас составляют костяк «Спартака-2» осознают, что имеют шанс через какое-то время проявить себя в первой команде.

— Если мы говорим, что не хватает времени для качественной подготовки, что-то не срабатывает так, как хотелось бы, может быть тогда надо что-то доработать в самой структуре этой пирамиды?

— Что вы имеете ввиду, что там может не срабатывать?

— Я имею ввиду быстрый переход из одной команды в другую, повышение в классе, которое происходит из-за возраста, а не уровня подготовленности.

— Ну, как сказать… Все-таки этот процесс не очень быстрый. В этом году ушла группа футболистов, которая была два года в ФНЛ. Это достаточное время. Ребята 1993-94 годов. Кутин, Савичев. Сейчас Артем Самсонов – 1994 года… Это тоже зрелый футболист, покинувший нашу команду.

— Хорошо. Раз уж вы заговорили про Самсонова. В этом сезоне Каррера пару раз выпускал его на замену. Ненадолго. По минутам это и на тайм не наберется. Однако, Самсонов все время был в резерве. Какие-то болельщики удивлялись, почему Каррера держит в команде его, а не кого-то другого. Тем не менее, Каррера проявлял постоянство по отношению в Артему. И вдруг сейчас продают в Хабаровск. Почему? Что случилось? Он резко сбавил, чем-то не понравился? Самсонов уходит в клуб, который вообще может лишиться места в Премьер-лиге в этом сезоне. И опять, здравствуй ФНЛ?

— Во-первых, пока он переходит в команду Премьер-лиги. Во-вторых, как зрелый футболист, он уже был в обойме первой команды. Ну, а дальше — тренерский штаб первой команды решает: может ли он конкурировать с Фернандо. Пашаличем, Глушаковым, Поповым, Зобниным? Эти ребята на его позиции. Понятно, что взвешивается многое: будет ли у того же Самсонова игровое время? Футболист в свою очередь взвешивает с близкими ему людьми: будет ли ему игровое время? Как долго ему придется сидеть под Глушаковым или Зобниным? Либо ему играть и получать это игровое время, развиваясь дальше, как футболисту, либо – нет. Так что в случившемся переходе я не вижу ничего противоречивого и неправильно выстроенного.

— Противоречивого, может быть и нет. Я скорее даже говорю о другом: как все-таки задержаться футболисту со скамейки в команде?

— Если вы помните, в минувшем году вместе с главной командой тренировалась большая группа молодых футболистов. Те же Самсонов, Щербаков, Бакаев, Максименко… На сборы Каррера брал еще больше. Он их видел, знает, ставил на контрольные матчи. Кому-то давал больше игрового времени, как Зелимхану Бакаеву, кому-то меньше. Кто-то может подходить под тренерскую философию, кто-то не подходить. Такая же ситуация и по отдельным позициям… Решает главный тренер. Кого оставлять, кого – нет. Кстати, Зелимхан Бакаев, на мой взгляд, в игре с китайским клубом очень хорошо себя проявил. Он уже выходил на поле и в составе главной команды в чемпионате. Илья Кутепов полноправный футболист «Спартака». Получал и вызовы в сборную. Его прогресс не останавливается.

— Вы сами начали эту тему… В прошлом сезоне Каррера возил на сборы большую группу футболистов «Спартака-2», в нынешнем ничего подобного нет. Рассказов, кто еще?

— Максименко остался. (На второй сбор в Испанию Каррера взял еще и Щербакова – прим.ред.)

— Так с чем вы это связываете? Меньше интересных перспективных футболистов?

— Все достаточно очевидно. Посмотрите на количество игроков, которые поехали на сбор в нынешней обойме.

— В Эмиратах было 27 игроков.

— Сколько вы говорите? 27? Вот вам и ответ. Ну и куда еще кого-то брать? И так уже под 30 игроков. 31-м, 32-м… А летом были, если помните, пять свободных мест. Это сборники, которые поздно завершили Кубок Конфедераций.

— Дмитрий Иванович, недавно вы проходили стажировку в Испании. Не обращали внимание вот на какую деталь: есть ли в том же «Атлетико» люди, которые как бы доводят молодых футболистов, пришедших в главную команду, до необходимых качественных кондиций. То есть, в данном случае мы говорим о некоей адаптации к главной команде. У легионеров она одна, у молодых ребят, родившихся в своей стране – в чем-то другая.

— В «Атлетико» таких специалистов нет. Там выстроена такая же структура, как и у нас. Просто у них существует «Атлетико-Б», который по нашим меркам играет во второй лиге. То есть, на ранг ниже, чем «Спартак-2». Созданы две молодежные команды, которые выступают в чемпионате Испании в разных региональных зонах. Так же происходит передача игроков. На соседних полях практически одновременно идут тренировочные занятия, переходят с поля на поля по требованию главного тренера мадридского клуба Диего Симеоне. Это происходило на наших глазах. Все так же выполняют требования главной команды. Уровень игроков, амбиций, подготовленности футболистов достаточно высок. Хотя не скажу, что он заметно выше, нежели у ребят, подготовленных «Спартаком-2». Плюс-минус они равны. У них есть талантливые ребята, которые видны сразу, у нас – тоже. Другое дело, что не всегда для этих способных ребят находится игровое время в главной команде.

— Насколько известно, вы работаете в хорошем контакте с тренером молодежной команды Алексеем Луниным. И один из наших читателей спрашивает: бывают ли у вас пожелания к главному тренеру молодежки наигрывать конкретных футболистов на конкретные позиции, имея ввиду будущий переход ребят в «Спартак-2»?

— Мы знаем свои проблемные позиции. И не только в «Спартаке-2», но и вплоть до команд Академии. Даже имеем ввиду и позиции в первой команде, где играют российские футболисты. Есть такое своего рода стратегическое мышление, когда мы ведем речь о так называемых «российских позициях». Но это сложная работа. Иногда Академия даже идет на переквалифицирование футболиста ради молодежки и дальше. Молодежная команда также смотрит на перспективу. Допустим, кто в первой команде выступает на той позиции, на которую мы готовим российского игрока. Поэтому возможен перевод этого футболиста на другую позицию, где он мог бы за счет игрового времени, за счет своего прогресса, при этом даже допуская ошибки вначале, но в конце-концов, прибавив, прибавлять в качестве. В результате он переходит в «Спартак-2», оставаясь именно на этой позиции и так далее. Но все это очень сложно. Тем не менее, порой и Академия идет на попытку переквалифицировать футболиста, ради его перспективы в дальнейшем.

— Но не получается так, что в попытке переквалифицировать игрока на конкретную позицию ради следующей ступени его развития, ради дела, вы «убиваете» его нынешние сильные стороны? А как сложится его судьба дальше – это еще неясно.

— Естественно, что мы, прежде всего, исходим из его сильных качеств. Убивать их было бы неправильно и неэффективно. Я вам приведу пример Коли Рассказова. Он был полузащитником. Но, еще в Академии его перевели на позицию правого защитника. Поначалу Коля допускал ошибки в оборонительных функциях, но постепенно все время прибавлял и сейчас он уже выходит на поле в первой команде. Это, я считаю, пример стратегического взгляда на игрока.

— Но с китайским клубом на сборе он вышел на левом крае.

— Это было решение Массимо. Я тоже это увидел. Коля играл против Халка. И я уверен, что тот опыт, который он получил, играя против бразильца, ему не заменит ни одна тренировка. Я очень рад, что он сыграл именно слева, и именно против Халка. Да, возможно, справа ему было бы удобнее, он мог быть полезнее для команды, но в данном случае все вышло очень здорово. Рассказов приобрел ценнейший опыт.

— Правда, в матче с «Астаной» он совершил серьезный промах, после чего был забит гол в ворота «Спартака».

— Не хочу делать на этом акцент. Ошибки допускают все. Так сложилось, что никто не помог, не подстраховал…

— О молодых принято говорить осторожно, заглядывая в их будущее. И причины этого понятны. Но не могу не спросить: у Рассказова может сложиться в «Спартаке»?

— Во-первых, вы правы, что говорить тут надо аккуратно. А дальше?.. Я надеюсь, что его человеческие качества: работоспособность, трудолюбие, его футбольное образование – это тот пласт, на который может ложиться, опираться все остальное. Возможности для прогресса у Рассказова есть. Думаю, что шаг вперед он сделает.

— Еще один вопрос от болельщика: какую позицию вы считаете оптимальной для Александра Руденко?

— На мой взгляд, Александр на позиции левого полузащитника – нападающего, вингера выглядит наиболее эффективно и может проявить себя именно здесь наиболее ярко, развивая свои лучшие качество в помощь команде. Мы пробовали его первым нападающим и в Академии, и в молодежной команде, но, на мой взгляд, самое эффективное использование Александра – именно с левой стороны.

— Еще один вопрос болельщика: на прошлогодних зимних сборах и немного в весенней части первенства некоторые матчи «Спартак-2» играл в три центральных защитника. Это было личным пожеланием Карреры? Был ли вообще разговор с Каррерой, звучали ли какие-то его иные пожелания?

— Мы с Массимо разговаривали, обсуждали эту тему. Зная, прежде всего то, что Конте и «Ювентус» имели базовую схему в три центральных защитника… Я почерпнул много нюансов по организации игры в этом тактическом расположении. Тут инициатива была лично моя, нашего тренерского штаба. С моей точки зрения, футболист должен быть разносторонним, тактически образованным для того, чтобы, придя в первую команду, он мог понимать: тренер может и перестроить тактическую модель, саму игру. То есть, футболист должен быть адаптирован к выполнению всех задач, которые перед ним поставят.

— Болельщики нередко спрашивают нас о легионерах «Спартака-2». Есть эти вопросы и сейчас. О Сакале, Самбу, Нимели… На ваш взгляд, практика приобретения молодых легионеров оправдывается? А я бы добавил от себя: почему именно сейчас в спартаковскую пирамиду стали попадать легионеры? Какова цель: подготовить их для первой команды или это своего рода бизнес проект? Поиграл, не заиграл, достиг определенного уровня – продали за определенные деньги дальше. Или все это от того, что уже своих ребят в Академии не хватает?

— Это новый опыт для клуба, вы правильно заметили. И для наших футболистов тоже. В стратегическом плане, приобретая легионеров, «Спартак-2» ничего не меняет. Мы также продолжаем готовить резерв для первой команды. У каждого легионера есть свои определенные качества. Прежде чем их приобрести, мы их просмотрели, изучили, клуб принял решение… Если помните, кто-то из упомянутых вами в прошлом сезоне играл за молодежную команду: и Сакала, и Самбу… Стали потихоньку подтягиваться в «Спартак-2». Сейчас они провели уже достаточно времени у нас для того, чтобы делать выводы об их способностях, о готовности конкурировать с футболистами первой команды, о мотивации, об обучаемости. То есть, для нас разницы между российским футболистом и легионером нет.

— Если разницы нет, тогда может быть эти легионеры вольно или нет, но занимают место российских ребят?

— В прошлом году у нас сложилась такая ситуация, когда мы на протяжении достаточно долгого времени тренировались в количестве 13-14 человек. Так что ни чье место они не занимали. Играет тот, кто сильнее.

— И все-таки, какова цель приглашения молодых легионеров на этом уровне?

— Цель одна. Подготовить футболистов в первую команду. Сейчас мы понимаем: кто-то готов, кто-то – нет. А дальше решает тренер первой команды. Берет, оценивает, смотрит и тоже принимает решение.

— Сейчас вы можете сказать, что все они – твердые игроки «Спартака-2»? По мастерству, по уровню игры…

— Я сейчас так не могу сказать ни по одному футболисту. Чтобы быть твердым игроком «Спартака-2», нужно показывать и твердый уровень.

— Надо понимать, что от молодых легионеров клуб не намерен отказываться и на будущее, беря их на разные позиции?

— Это называется селекция. А она идет во многих регионах. Почему отказываться от игрока, если нашли его не в каком-то российском регионе, а в Африке? И почему его не развивать? В первом «Спартаке» выступают взрослые легионеры, а у нас – молодые.

— Прогресс у легионеров есть?

— Сакала, на мой взгляд, прогрессирует. Он, возможно, не наделен какими-то техническими навыками, которые привычно видеть в спартаковской игре. Зато у него есть свои качества, которые позволяют ему сейчас быть стартовым игроком сборной Замбии. Он вызывается туда на квалификационные матчи чемпионата мира. У нас Сакала лучший бомбардир команды, хотя провел не все матчи.

— Дмитрий Иванович, легионеры-легионерами, но в то же время вы приглашаете или возвращаете уже такого достаточно опытного футболиста, как Тюнин. Этакий вариант Кудряшова у тренера Евгения Бушманова. Это тот же «дядька» на поле или вы видите его роль в чем-то ином?

— Команда омолодилась и ей не хватает опыта на поле. Зато молодости и горячности – достаточно. Мы с лавки порой не можем докричаться до ребят, чтобы донести какие-то вещи. Тюнину 30 лет. Он опытный и к тому же еще играющий футболист. В поединке с «Чертаново» он дебютировал за нашу команду, забил гол. Поэтому мы его рассматриваем как футболиста, цементирующего коллектив. Почему нет?

— Вернемся на год назад, — пишет один из читателей. Почему не получилось заиграть даже в дубле у Маликова? Ведь в Академии он очень много забивал.

— Действительно Дима много забивал. Мы немало времени уделяли индивидуальной работе с ним, но, к сожалению, у него нивелировалось такое качество, как скорость. В Академии она ему помогала, он ей пользовался, потому и забивал за счет индивидуальных действий. А когда с возрастом это качество нивелировалось, ему стало сложно. Игровые решения Маликова порой оставляли желать лучшего. Сейчас он находится в аренде в Орехово-Зуево. Так что я ему желаю удачи.

— Почему же частенько не получается сохранять в игроке какие-то ценные качества, доводить его до первой команды? Почему идут потери?

— Если вы имеете ввиду пример с Маликовым, то это очень часто встречающаяся история. Переход от Академии в молодежный состав… Скажем, какие-то игроки могут выделяться в Академии своими физическими данными, имея преимущество над сверстниками. Затем все остальные растут, развиваются, а тому, кто выделялся физическими данными, ему не нужно было задействовать свое игровое мышление. А маленькие футболисты, щупленькие должны искать свои варианты – думать на поле, чтобы принимать верные решения на поле, чтобы противодействовать большим футболистам. Повторюсь, они в таких случаях задействовали свое игровое мышление. Потом этот парнишка окреп физически, догнал этого большого, а игровое мышление на два порядка у него уже выше. Вот и все. Он пошел дальше. «Малыши» в большинстве своем потом и раскрываются…

— Еще один вопрос болельщика, который идет как бы в раскрытие очень интересной проблемы, поднятой вами: как вы думаете, стоит ли футболистов, выделяющихся игрой в своей возрастной категории, переводить в команду на год старше? Особенно это касается крупных игроков, использующих в основном физическую силу? Ведь перейдя туда, они начнут соперничать примерно с равными себе в физическом плане, что заставит соперников развиваться в других направлениях (в технике, в тактике, в игровом мышлении)…

— Такие примеры есть. И, когда подобные решения принимаются, они, на мой взгляд, совершенно правильные. Но это точечный процесс, а не массовый. Ну, вот давайте вспомним футбол 70-х или 80-х. Все выходили во двор и играли. Там не было ограничений по возрасту. Маленькие игроки всегда вставали перед выбором: выходить ему на площадку завтра, чтобы соперничать с большим на равных или оставаться дома? Но он любит футбол и потому выходит на площадку. И старается играть похитрее. В этом дворе мальчишка как игрок и развивался. Именно оттуда выходили самые талантливые футболисты.

— Команды Академии, пишет вам один из болельщиков, в основном используют в центре нападения крупных игроков: Макеев, Рубцов, Беляков, Костюков, Прошляков, Судариков, Голятов, Обрывков, Жихарев… Это случайно получается или это целенаправленная политика?

— Я знаю всех этих ребят. Наверное, это тенденция современного футбола. В первой команде «Спартака» Зе Луиш тоже немаленький игрок, который выигрывает все верховые единоборства. Снимает все угловые, которые направлены в нашу штрафную и так далее. Но всех этих футболистов я бы не мешал в одну кучу.

— Такой вопрос: не работает ли Аттила Мальфатти из тренерского штаба первого «Спартака» целенаправленно по привлечению молодых игроков в команду Массимо Карреры? Есть ли у вас с ним взаимодействие?

— Мальфатти, насколько я видел, уделяет время индивидуальным занятиям с молодыми ребятами. Конечно, мы общаемся, обсуждаем качество футболистов и их возможное привлечение к тренировочной работе…

— Заметили вы или нет у кого-то из игроков «Спартака-2» за время работы в первой части сезона, прогресс в игре?

— Конечно, заметил. Фамилий называть не буду. Почему? Потому что это порой идет против них.

— Есть ли скауты и селекционеры, непосредственно работающие для «Спартака-2»? Можете ли вы попросить кого-то из скаутов посмотреть вам игроков на интересующие вас позиции?

— У нас есть селекционный отдел, который работает на все команды в структуре клуба. Понятно, что мы знаем о своих больных местах, проблемных позициях. Но я уже упоминал о том, что именно сейчас произошел большой отток игроков, поэтому очень сложно наполнять команду массово и качественно. Что молодежную команду из Академии, что «Спартак-2». Никаких конкретных задач селекционному отделу мы не ставим. Если я не ошибаюсь, то за все время мы не совершили каких-то многочисленных трансферов. Были, пожалуй, отдельные случаи попадания к нам подобным образом. По-моему, это Егор Рудковский, сейчас Тюнин, был Кудряшов. Причем двое последних – это спартаковцы, прежде находившиеся в структуре клуба.

— А африканцы?

— Это новая для нас группа, но заданий найти именно таких ребят мы не давали. Это попытка развить легионеров. Если не ошибаюсь, был такой опыт, когда молодежный состав попытался подготовить для первой команды хорватского легионера Озобича. Это был 2010-2011 год. Озобичу было где-то 19. Что-то не получилось, ушел в аренду, вернулся и по истечению контракта покинул «Спартак».

— Вы как-то упомянули про то, что у команды есть проблемы с игрой в обороне. Эти же сложности испытывает и первая команда. Может быть, существует некая общая тенденция?

— Нет. Это та фаза игры, над которой мы в своей команде будем работать и работаем. Есть групповые взаимодействия, командные, индивидуальные. Ищем верные сочетания футболистов. Три мяча, пропущенные в матче с «Чертаново», это то самый фактор, говорящий о том, что вопросы есть.

— Невозможно всех футболистов, выходящих из недр «Спартака-2», доводить до первой команды. Кого-то можно продать, кого-то отпустить в аренду. Причем, как вы сказали однажды: спартаковских футболистов хотят все, причем бесплатно.

— Все дело в покупательской способности на российском рынке. Молодые и перспективные спартаковские футболисты – хорошо подготовлены. Их можно приобрести и потом уже использовать как неплохой капитал. У нас же сейчас нет смысла отдавать спартаковского футболиста из ФНЛ, где он играет, в ту же ФНЛ. Просьбы из Премьер-лиги – это другой вариант.

— Нынешнее место команды, думаю, никак вас не устраивает?

— Конечно. Мы реально подходим к этим вещам. Ребята понимают, что надо проявлять максимум того, что они могут и двигаться по таблице вверх, развивая свои качества.

— Нет ли ощущения, что в первый «Спартак» приходится попадать все труднее? Конкуренция за место обостряется. Не возникает ли мысль у игроков «Спартака-2», что возможность попадания в команду Массимо Карреры заметно уменьшается?

— Только сильный характером, волевой и работоспособный игрок может сделать это. Все правильно. Только эти качества могут вынести его туда – в первую команду. Можно быть талантливым, но бесхарактерным и тогда все плохо: тренеры меня там не видят, я никому там не нужен. Но есть примеры Тимофеева, Кутепова, которые закрепились в первой команде. Просто надо ставить максимальные задачи, проходить через все сложности, развиваться.

— Когда вы говорите про максимальные задачи, про сложности, которые нужно пройти… Наверное, все это касается и Дениса Давыдова. Он был в «Спартаке», уходил в аренду, был за границей, возвращался. Сейчас он опять у вас. В контрольном матче с «Чертаново» забил гол…. А вы видите его игроком первого «Спартака»?

— Он должен себя сам увидеть в первой команде. И для этого работать, работать и еще раз работать… Я очень хорошо знаю его сильные качества, как и недостатки. Так что только его реальная, внутренняя самооценка может помочь. Оценить себя, какой он в данный момент. Не когда-то давно, года два назад, скажем, а именно сейчас. Я считаю, что наша задача вывести этого игрока на качественный уровень, на тот, на котором он когда-то был. И идти дальше, дальше, дальше…

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Бобсоккер

Записи maksspartak