У «Спартака» уже который год две заветных мечты, два незакрытых гештальта — «новый Видич» и «новый Алекс» (хотя болельщики постарше, наверное, сказали бы «новый Титов», а еще старше — «новый Гаврилов»). Сколько было попыток их найти и все бестолку — либо те, кого брали оказывались «не то», либо те, кто был бы «то самое», безнадежно ускользали из спартаковских селекционных сетей.

С «новыми Алексами» у «Спартака» получалось совсем кисло. В последние лет 5 в этой должности трудились в основном три игрока: Хурадо, Жано и Попов. И все они, обладая рядом несомненных достоинств, были, при этом, явным «не тем». Каждому из них не хватало стабильности, сиречь молвить, класса — случались гениальные матчи, но они терялись в череде невзрачных, а порой и провальных.

Глядя на это тренеры мудрили над схемами, которые позволяли как-то прожить в отсутствие диспетчера, но при этом, «Спартак», конечно, сильно терял спартаковость, поскольку как только возникала необходимость играть «позиционку» (а в чемпионате России, в последние годы все больше напоминающем стоянку автобусов, такая необходимость возникает постоянно), так сразу и наступал ступор — мяч мы держать умеем, завершающий удар наносить претендентов хоть отбавляй, а вот того, кто их выведет пасом на удобную позицию — нет. Поэтому то, что раньше, при Романцеве, было стихией и фишечкой, при Карпине и последователях превратилось в мытарства.

Летом 2017 вроде бы блеснул луч надежды — «Спартак» начал настойчиво ухаживать за Луаном — патентованным диспетчером-креативщиком, который в родной Бразилии котировался, пожалуй, повыше, чем когда-то Алекс. Однако Луан заупрямился, сделка не состоялась и гештальт остался незакрытым.

И вот новый заход — Софьян Ханни, капитан «Андерлехта», игрок сборной Алжира.

Надо сказать, что этой зимой, в качестве новобранцев в спартаковскую группу атаки в прессе упоминались разные фамилии — Льяич, Таарабт, Маркович… однако все это футболисты принципиально другого плана — чистые вингеры, дриблеры, бегунки, но не плеймейкеры ни в одном глазу.

Ханни же, даже если на какой-нибудь схеме вы увидите его на месте крайнего нападающего и даже если он ситуативно чаще оказывается на одном из флангов, это все равно человек, который ведет игру в атаке, рулит ею, а не долбит дятлом свою родную бровку.

Ханни это Луан для бедных. Конечно, алжирец, на пару лет старше и на десяток миллионов дешевле бразильца.

За Ханни не стоят в очередях гранды, как за тем же Тилемансом, которого мы безуспешно пытались умыкнуть у того же «Андерлехта» прошлой зимой. Однако ему тоже есть чем похвастаться.

Во-первых, он забивной. Он забивал, и много, везде, где играл: начинал в «Кайсериспоре» — стал лучшим бомбардиром, продолжил в «Мехелене» — стал лучшим бомбардиром, и, наконец, в «Андерлехте» в прошлом сезоне он тоже наколотил 15 мячей.

При этом Ханни, повторяю, не чистый форвард и даже не вингер. Одно из его лучших качеств — умение быть в нужное время в нужном месте, а второе — у него поставленный удар. Сочетание того и другого позволяет много забивать. Но не это наиболее ценно для «Спартака». Важнее то, что это тот человек, который умеет завязывать позиционную игру, играет очень широко по всему фронту атаки, может атаковать и из глубины, и, при необходимости, поставить вишенку на торте комбинационной атаки.

Мне представляется, что как «креативщик» Ханни порядочно сильнее Попова. Он лучше держит мяч, он настроен как на короткие взаимодействия в одно касание непосредственно перед и в штрафной, так и на пас из глубины в развитие быстрой атаки. Может быть он не будет выдавать шедевры индивидуального мастерства, которые порой удавались болгарину, но зато будет умнее выбирать позицию, чище пасовать и надежнее завершать.

Надо понимать, что как и большинство игроков подобного плана, Ханни не очень любит отрабатывать при потере мяча. Он активно участвует в прессинге, однако, если соперник все-так находит возможность завязать атаку, он не побежит назад и не будет вгрызаться в отбор. Вместе с тем, не справедливо было бы назвать его плюшевым. При скромной антропометрии он все-таки достаточно уверенно чувствует себя в единоборствах и не падает ниц при малейшем дуновении соперника.

В этом смысле «Луан для бедных» гораздо более приспособлен для российского и вообще европейского футбола, чем Луан оригинальный, который, кажется, создан для чистого творчества и считает недостойным своего таланта все и любые виды черновых футбольных работ.

Отмечу, что при оценке игры Ханни я исхожу, в основном, из просмотренных матчей группового этапа Лиги Чемпионов, где в соперниках у «Андерлехта» были «Бавария» и ПСЖ, так что вряд ли приходится делать скидку на недостаточный уровень сопротивления, мешающий адекватно оценить класс игрока.

В общем и целом, если говорить о соответствии его профессионального инструментария тем задачам, которые, скорее всего, перед ним поставят, то выбор кандидата, в данном случае, кажется вполне логичным.

Однако все что было сказано выше — это, что называется, «на бумаге». А в реальности, конечно, всегда существуют «овраги» психологического и мотивационного свойства.

Я в связи с новостями о Ханни попытался вспомнить, как играли в чемпионате России игроки из северной Африки (или вообще арабского происхождения) и на память мне пришли лишь трое — Буссуфа, Карсела-Гонсалес и вратарь Баги.

У всех вышеназванных товарищей опыт игры в России, в сущности, оказался неудачным (или, как минимум, не сообразным ожиданиям). Причем Буссуфа это вообще, пожалуй, ближайший типажный аналог Ханни.

Я далек от мысли, что Россия каким-то образом дискомфортна именно для арабов и берберов, но определенные сложности (чисто бытовые), особенно после городов типа Брюсселя, где кажется, людей, чей родной язык арабский, уже едва ли не больше, чем фламандцев с валлонами вместе взятых, конечно они здесь испытывать могут. Ну и опять-таки, у нас в коллективе есть бразильская диаспора, есть балканская, а арабо- и франкофонов нет ни одного.

Еще один существенный фактор это мотивация. Вполне логично предположить, что человек, который раскрывшись сравнительно поздно, в 25-26 лет, переезжает в чемпионат не из топ-4 (притом из Западной Европы в Россию) на долгосрочный контракт, рассматривает это в первую очередь, как возможность обеспечить себе безбедную послефутбольную жизнь, а уж потом (и сильно потом), как некий профессиональный и спортивный вызов, возможность роста и т.п.

Это безусловно надо иметь в виду, как фактор риска.

Впрочем, аналогичные опасения, высказываемые в прошлом году в отношении Луиса Адриано, к счастью не оправдались. Будем надеяться, что и Софьян у нас повторит историю миланского бразильца, а не того же Карселы-Гонсалеса.

Ну и, наконец, стоит упомянуть о факторе экономическом. Покупая игрока 27 лет за 8-10 млн, надо понимать, что возможности впоследствии продать его с прибылью или даже с минимальным убытком крайне ограничены. Скорее всего, следующим этапом после российского клуба может стать какая-нибудь «Аль-Джазира» или что-то типа «Мехелена». Хотя, разумеется, нас, как болельщиков, возможность получения помимо игровых еще и финансовых выгод от трансфера должна заботить гораздо меньше, чем клубное руководство.

В любом случае, остается надеяться на лучшее, пожелать новичку удачи и сказать от всего сердца: bienvenue, Sofiane!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи maksspartak