Лирическая кинозарисовка, однако не без морали и выводов в конце, сиквел «Сюзанны» и не путать с Квинси Промесом, с сохранением которого в составе, пользуясь случаем, всех искренне поздравляю

Итак, завершились летние сборы, наступила осень, учебно-тренировочный процесс вернулся в привычные рамки, и настала пора показать, чему мы научились и насколько стали сильнее телом и духом. Начались Соревнования.

Тот старт был весьма ответственным и происходил на выезде. Память отчего-то настойчиво подсказывает, что дело было в спортивном комплексе Ветеринарной академии, что на юго-востоке Столицы, но, возможно, это не так. Важно лишь то, что на выезде, и что помещение было значительно по своим размерам, чуть ли не на шесть ковров, а не как в нашем родном полуподвале, всего-то два ковра «тык-впритык», и что даже имелся балкончик такой для зрителей и сочувствующих, что и сыграло свою в чем-то решающую роль.

Ранним зимним утром юные единоборцы прибыли на место и проследовали в указанную им раздевалку. Все было как обычно. Каждый, несомненно, испытывал понятное предстартовое волнение и каждый по-своему пытался унять дрожь в коленках. Кто-то сосредоточенно и неподвижно медитировал, размышляя о чем-то своем и глубоко личном, кто-то наоборот, отчаянно балагурил и шутил, кто-то обсуждал с товарищами новую пластинку популярного ВИА Kiss и его несомненное преимущество над «бабским» дуэтом «Modern talking», не говоря уж про «итальянцев»,  и так далее. В общем, всё шло своим чередом, все ждали появления наставника Дмитрия Владимировича и проведения им Установки и совершения таинства Настроя, как для всего коллектива в целом, так и для каждого участника в отдельности. И тут…

И тут вдруг словно ветер какой-то пронесся по длинному коридору. Даже не ветер, а как будто неясный шум, словно доносящий издали какие-то непонятные звуки, складывающиеся в слова, в реальность которых невозможно было поверить, настолько дико они звучали. Однако «ветер» становился все сильнее, и все настойчивее и различимее в воздухе разносилось:

— Хрящ провесил… Хрящ провесил!.. Хрящ провесил…

Да, поверить в истинность этого было никак невозможно, потому что… Ну, потому что, как говорится, этого не могло быть никогда…

 

Небольшой ликбез уровня «Матчасть». Борцы, как известно, состязаются по весовым категориям, для чего за час до соревнований проводится процедура взвешивания, «провесить» — значит, в изначально заявленную цифру не попасть. Большинство, естественно, вес «гоняет», дабы уместиться в более «легкие» показатели. Узнать «сгонщика» проще простого: едва сойдя с весов и облегченно выдохнув (вернее, как раз вздохнув, ибо взвешивается он без лишнего воздуха в легких), он начинает совершенно люто жрать, что вполне естественно, ибо он, скорее всего, не делал этого последние пару дней. Опытный мастер уже за несколько часов способен наесть обратно пару-тройку кило и даже пропустить за этим увлекательным занятием вызов на ковер! Обратная ситуация – «недовесок». Его тоже легко узнать по грустным глазам, потому что в «нижнюю» категорию он не попадает уже никак, а в «своей» его неминуемо ждет встреча с обожравшимся «сгонщиком», итого разница может достигать четверти пуда, потому что «недовесок», естественно, таким же хорошим аппетитом похвастаться не может!

 

Среди самых бывалых и матерых «сгонщиков» спортсмен Хрящ по праву считался лучшим. Свои условные 60 он держал как по струнке, копейка в копейку. На тренировки он всегда приходил первым, а уходил последним. Он один мог напялить на себя три шерстяных костюма сразу. Он один имел даже не знаешь, как назвать правильно… ну что-то типа гидрокостюма, скроенного из полиэтилена, точно по своей фигуре. В такой полностью воздухонепроницаемой оболочке лишний вес в прямом смысле слова стекал на пол, распространяя вокруг, конечно, не самый чарующий аромат, но, как известно, цель оправдывает средства. И цель – достигалась всегда.

Нет, в последние несколько недель как будто что-то изменилось… Так, конечно, никто не обратил внимания, да и кому какое дело, что Хрящ начал являться на занятия вместе со всеми. Но ведь не опаздывал же! Ну и после тренировки – пару раз не отправился привычно к турнику и канатам за дополнительной нагрузкой, а скоренько переоделся, побросал вещи в сумку и стремительно исчез… да мало ли какие дела у человека!

…А все громче и громче, и сомнений уже нет:
«Хрящ провесил! Хрящ провесил!!!»

Безусловно, ситуации на соревнованиях бывают всякие, и забавные в том числе. Вот поедем, к примеру, мы, самбисты, на соревнования по дзюдо. Изредка, но такое случалось. Свои кимоно, конечно, мало кто в ту далекую пору имел, оно денег стоило, а жили, как говорится, бедно, но чистенько, и отдельных «красных» и «синих» курток никто не требовал, только пояс брался нужного цвета. Просто переодевались по очереди, ну и у местных «родных» дзюдоистов брали, само собой, а мы им выдавали свое, когда они к нам по линии самбо приезжали. И, естественно, всякий раз перед выездом Дмитрий Владимирович акцентировал внимание, что «самбо – это трусы и борцовки, а дзюдо – в штанах и босиком!»

Но, разумеется, состязания заканчивались, и общее построение начиналось привычным разбором полетов:

— Товарищи самбисты! Ведь специально же обращалось ваше драгоценное внимание на форму одежды. Но нет: опять Кошелев вышел в трусах и босиком, ты бы еще совсем голым, как в баню собрался… а Лукьянов – в штанах и борцовках. Лукьянов, что улыбаешься? Очень смешно: стоишь на татами, в борцовки обутый… так, да?

Да что дзюдо, тогда ведь еще никто не знал про «президентский вид спорта»! А вот сам автор, например, было дело. Тоже заболтался с кем-то из друзей-соперников, а потом, заслышав вдруг свою фамилию, вдруг как вылетел на ковер!

А вылетев – тут же взялся за дело. И взялся хорошо. Он своего соперника и так, и сяк, и «через бедро с захватом», и «спину с колен» ему, болезному, и вообще. Единственно, какой-то хлипкий показался соперник, хлипкий и легкий. Но это автор тут же списал на счет своих окрепших за 42 дня летних сборов мышц. Да и размышлять особо было некогда, еще раз через бедро – и вот, пожалуйста, самый сладостный миг, когда рука твоя взмывает вверх:

— Чистую победу по разнице баллов одержал Иванов!

— Товарищ судья, это… я же победил! А я не Иванов…

Это бывает, это нормально. Всех не упомнишь, главное, что победитель известен, а фамилии путают иногда, сейчас будет внесена поправка:

— Извини, борец. Победил Сидоров!

— И не Сидоров я…

«ТЫ КТО, СЫНОК?!!!»

Бегом к судейскому столу, а там в протоколе и в самом деле значится: Иванов – Сидоров. И что самое любопытное – вес 35 килограммов, да. Против авторских 41, которые, оказывается, на соседнем ковре боролись, и куда, в общем, автора и звали, и где ему как раз уже записывали «баранку» за неявку на схватку. Тоже очень смешно было. Всем, даже Дмитрию Владимировичу. Только мне не смешно. Но – возвращаемся под гостеприимные своды спорткомплекса Ветеринарной академии.

 

«Хрящ провесил!..»

Бросаем все свои дела, бежим на подмогу, хотя помочь в такой ситуации практически нечем.

Это у нас, у малышни, все просто, не попал в 41 – будешь бороться в 44, только и всего. А у «старшаков» — уже по-взрослому, «сетка» заранее составлена, то есть «провес» =  «давай, досвидания», со всеми репутационными потерями и издержками. И Хрящ стоит такой печальный перед Дмитрий свет Владимировичем, и, судя по всему, оба о чем-то напряженно размышляют:

— Может, еще десяток кружков пробежишь?

Но куда бежать, Хрящ и так в своем «гидрокостюме» иссохший стоит, как бедуин после месячного ралли по пустыне, только пешком, без верблюда.

— Ну я не знаю… иди еще писай-какай…

Однако выпученные глаза Хряща показали, что и этот ресурс был вычерпан в прямом смысле слов до дна, прям до слез. И на эту деталь опытный наставник обратил внимание:

— А, ну я не знаю еще… Поплачешь, может?

(тихо напевая голосом В.Шахрина) Поплачь о нем, пока он живой, люби его таким, какой он есть…

Шутка. Сколько там наплачешь, даже если разрыдаешься от бесконечной жалости к себе?

Отягчающим обстоятельством является еще и то, что весы не как сейчас электронные, с точностью до грамма показывающие, а такие, медицински кондовые, с гирьками, которые по шкале двигать надо, ну вы поняли. Их просто ставят на вес, и всё, больше или меньше, звякнула стрелка вверх – значит, «провес», а сколько именно еще выжимать из себя – непонятно. Может, десять граммов, а может, и все полкило.

— В носу поковыряйся еще, ага. Только об себя не вытирай, а то лишний вес так на себе и оставишь. И на ковер не стряхивай, в гостях все-таки!

А время уходит, секунды тают, на взвешивание – час.

Ну, намотал еще кругов, еще поднатужился, очередной подход к снаряду, и опять… «больше»… но так, чисто по ощущениям – вот совсем немного остается, один решительный удар…

— Ну что, Хрящиков. Снимай плавки, что, в них грамм триста будет. Давай, давай, не смотри на меня так, все свои…

Но нет, не на Дмитрия Владимировича смотрел печально Хрящ в этот кульминационный момент, а куда-то вверх и вдаль, и мы тоже посмотрели, и Дмитрий Владимирович тоже поглядел, а там…

А там, в самом дальнем конце этого балкончика… так не разглядеть, ясно только, что в очках, и хотя стрижка короткая, почти «под мальчика», но сомнений нет, что, деликатно выражаясь,  в генетическом наборе таинственной незнакомки Y-хромосома отсутствует напрочь…

И вздохнул Наставник, и все стало на свои места, и сложился паззл Картины Мира, и лишние кило, и поздние приходы и поспешные бегства с тренировок на уровне определенных снижений требований к себе… но это Жизнь. Ясное дело, пригласил зрительницу полюбоваться на грядущий триумф, ну и вообще предстать во всей красе.

Но закончилось всё хорошо, как оно и должно быть. И победители, и призеры, и даже Kiss и Modern Talking с «итальянцами» в придачу. А это главное.

И только Дмитрий Владимирович, подводя Итоги, задумчиво молвил бессмертное, причем не в первый раз и, уж конечно, не в последний:

«Запомни, Хрящиков, да и вы все тоже… Бабы и спорт высоких достижений – практически несовместимы»

Примеры бесконечной правоты и мудрости его слов каждый без труда приведет сам.

Напоследок и в самом деле послушаем отличную песню Владимира Шахрина.

Ну а Kiss – уже в следующий раз

😉

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev