История о том, насколько тонко болельщики Спартака чувствуют Прекрасное

 

Все, конечно, знают, что первым вокально-инструментальным ансамблем, выступившим на стадионе «Открытие», стал коллектив Muse (Великобритания). В принципе, оно и по праву: стадион Великого Клуба и открывать должна Великая группа. Тем более, у святой тинмутской троицы за плечами уже имелся аналогичный опыт: в 2007 году они первыми сыграли на реконструированном «Уэмбли» (на Уэмбли, Карл!). Однако гораздо менее известен тот факт, что выступление это могло и не состояться, если бы однажды…

Собственно, путь к волнительной встрече теплым июньским вечером 2015 года был тернист с обеих сторон. О собственном стадионе Спартака мечтали еще патриархи Клуба, и многие поколения болельщиков не теряли надежды, что вот однажды… даже не к ночи будь помянут А.В.Червиченко – и тот опрометчиво планировал под застройку участочек позади метро «Университет», да не по сеньке вышла шапка, и золотые гектары отошли законной супруге бывшего столичного мэра, а мы потом слушали песню про «Верим в Тушинский аэродром!», но вот однажды – все-таки сбылось!

Примерно же в годы правления Андрея Владимировича начинало свое восхождение к стадионной славе и трио из немыслимой английской дыры. В активе группы имелись уже две весьма качественных пластинки, однако статус ее по-прежнему можно было охарактеризовать как «молодыеблятьперспективные». Да мало ли их было таких, подававших надежды, да так и сгинувших в пучинах, что в музыке, что в футболе, истории схожие, «меня с паспортом везде возьмут…» и «группы гитаристов выходят из моды»! В силу этого коллектив гастролировал по свету, что называется «за миску супа», выступал где придется, стремясь набрать очки в глазах, ушах и сердцах слушателей. И однажды занесло его и в Москву, отыграть небольшой сет в рамках «сборной солянки» с неопределенными целями и задачами.

Вслед за чем по столице среди людей, маленько разбирающихся в Музыке, прошла такая информация, что появились очень интересные английские парни, не без способностей, но, как говорится, еще работать и работать.

Поэтому менее чем год спустя, в мае 2002 года в Лучшем городе Земли состоялся уже полноценный «сольник». Вернее, как сказать «сольник»… Группе выпала сомнительная удача закрывать какой-то херов фестиваль каких-то каскадеров на задворках ветшающего спорткомплекса «Крылатское», где по такому случаю была возведена импровизированная сцена. Но – и то хлеб. Шутка ли: на выходе из метро двое продвинутых волонтеров буквально насильно и по себестоимости вручали билеты случайным прохожим, агитируя потратить два часа времени и приобщиться к творчеству!

Именно во время условного «сольника» и случился эпизод, едва не поставивший жирный крест на нелегком пути к Славе…

Шоу молодой, талантливой группы постепенно набирало обороты, как вдруг прямо посреди вступительного «запила» к композиции «Plug in baby» произошло непредвиденное. Высокий, статный мужчина в самом расцвете лет и импозантной «шкиперской» бородке легко раздвинул двух немногочисленных секьюрити и поднялся на сцену. После чего изобразил знаменитое движение Глеба Жеглова – «Маэстро, вот эту вот всю музыку… понял? Вот так…»

Музыка стихла. Последняя нота «запила» безвольно повисла в воздухе, как мокрая тельняшка на клотике в полный штиль. Сомневаться в серьезности намерений мужчины не приходилось. Басист Крис, даром, что здоровый, как лось, спешно сделал вид, что у него не «строит» четвертая струна и исчез в подтрибунном. Самый задиристый в группе, барабанщик Доминик Ховард, бесстрашно быканул на незваного гос..(зачеркнуто) ссыкливо согнулся за бочкой, якобы завязать шнурки. Не сумел скрыться только лидер, солист и автор музыки и стихов коллектива, Мэттью Беллами, который очень некстати зацепился полой блестящего черного плаща за контрольный монитор и теперь в ужасе сидел, тщетно пытаясь спрятаться за микрофонной стойкой. К нему с прочувствованной речью и обратился мужчина…

Кто был этот таинственный незнакомец? Что ж: назовем его условно Владимир (но не тот, который владел южнокорейским языком, а другой). Но тоже – более чем известный и уважаемый в узких кругах человек. В миру – топ-менеджер, зампред, «предсовдир» и член многих попечительских и наблюдательных советов, а в другой своей, скрытой от глаз посторонних жизни — заслуженный хулиган, беспредельщик и околофутбольный «траблмейкер», по совместительству – один из основоположников жанра «Аналитика», а также обладатель еще целой россыпи достоинств и общечеловеческих качеств. Короче, тот самый случай, когда «кто в теме, тот в теме» и «кто понимает, тот понимает». Не суть. Владимир. По стечению обстоятельств, едва не ставшим роковым, проживавший как раз неподалеку, в родном с самого детства микрорайоне Крылатское.

«Хуль ты визжишь как укушенный за яйца енот? – сурово спросил Владимир со всей присущей его языку образностью у восходящей звезды инди-рока, — Истерия-хуейрия, я понимаю… но десятый час же на дворе давно! А мне вставать завтра в шесть, внезапная ночная тревога, и марш-бросок на пятьсот верст по бездорожью, на полной выкладке, боезапасе и со стрельбой… Ну в смысле, я хотел сказать – завтра Совет директоров спозаранку, потом совет попечительский, потом этот еще, как его… выход на рынок IPO и ценных бумаг, во!  А ты скачешь, как безрогий олень через свои клавиши – а на ходу вот так же в танковый люк запрыгнуть сможешь? А в закрытый? То-то же… пехота. Шлемофон бы тебе на патлы, да в прорыв. Короче, сворачивай. Спать пора, мешаете…»

Делать было нечего, разочарованные зрители потихоньку потянулись к выходу, и технический персонал уже покорно начал паковать аппаратуру. Дальнейшее развитие событий предсказать было нетрудно: домой, в родное английское захолустье, и игра за стакан самогона на свадьбах да похоронах, да светлые  воспоминания о том, что Счастье было так возможно…

Положение спас один юноша из зала. Он как раз третий месяц пребывал в состоянии гражданского развода и поэтому параллельно с прослушиванием музыки с особым вниманием высматривал, у кого из многочисленных окружающих дев внутренний мир побогаче и поглубже. Но, узнав Владимира, которому он на одной из выездных игр Спартака имел честь был представленным, юноша решительно взобрался на сцену и, ласково приобняв сурового визитера, начал что-то жарко нашептывать ему на ухо. До зрителей долетали лишь обрывки фраз:

«Володь, ну да… Ну типа, говорю же тебе – очень перспективные парни… да не Том Ёрк, хотя похоже… ну ты это, Вов… это ж практически – исторический момент… Дай хоть пару песенок еще сбацают!» и так далее.

— Володь, поверь: они так же если будут продолжать – станут такими же популярными, как…

— Как Битлз, что ли?

— Не, ну не как Битлз, таких уже не будет. Ну хотя бы как Oasis какой-нибудь…

— Оазис-хуязис, — тут же скаламбурил Владимир в своем неповторимом стиле. Но по всему было видно, что он несколько смягчился,  и необходимый перелом в создании произведен.

«Ладно, отставить сборы… играйте, — вынес он свой вердикт, — Только фитилек пусть прикрутит чутка. Визжит пусть потише, и колонки от моего окна в другую сторону пусть развернут, ведь орет так, что стены трясутся! Правда же завтра рано вставать!»

Инцидент был замят, и концерт продолжен!

Остальное, как говорится, вы сами видели и слышали.

                 

«Это Россия. А здесь люди секут что к чему. Поэтому они все безумно любят Пушкина. А Пушкин, между прочим, в твоем возрасте уже умер. Так что имей в виду»

(с) Крис Уолстенхолм (бас-гитара) – Мэтту Беллами в ВИП-буфете за пять минут до выхода на сцену стадиона «Открытие», 19 июня 2015 года.

 

«Милосердие – поповское слово» (с) Г.Е.Жеглов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev