Предыстория одного дебюта

 

Жили-были однажды на белом свете Мальчик и Девочка. И однажды так случилось, что они полюбили друг друга…

Да, завязка банальная, а история длинная, но что делать, потерпите!

В общем, да. Точнее будет сказать так: Мальчик совершенно точно любил Девочку. Что касается Девочки, то тут доподлинно сказать трудно, чужая душа – потемки, а уж женская – в особенности. Но не суть.

Время, конечно, они для этого выбрали самое неподходящее. С одной стороны, была, безусловно, Весна, пусть еще и ранняя. Но с другой – это все-таки была весна их Выпускного класса. Со многими вытекающими из этого последствиями.

Например, родители Мальчика практически ежедневно, а то и дважды, утром и вечером, ездили ему по ушам следующим образом: «Головой своей подумай, экзамены на носу, в институт потом поступать… А ты вниз катишься с Этой своей, уже и учителя обращали внимание, и репетиторша жаловалась, что сидишь последнее время, всё думаешь о чем-то, только не том, о чем надо, а мы ей деньги, между прочим, совсем немаленькие платим… Вот не поступишь в институт, в армию пойдешь, думаешь, Эта твоя ждать тебя будет? Да хвостом махнет через неделю, короче, «таких Кать у тебя будет миллион», мы тебе все сказали, пока не поздно…»

Что говорили родители Девочки… точнее, ее мама и бабушка… в общем, тоже доподлинно неизвестно. Но, скорее всего, примерно следующее: «Головой своей подумай, экзамены на носу, в университет потом поступать… А ты вниз катишься с Этим своим, уже и учителя обращали внимание, и репетиторша жаловалась, что сидишь последнее время, всё думаешь о чем-то, только не том, о чем надо, а мы ей деньги, между прочим, совсем немаленькие платим… Вот не поступишь в университет, а еще хуже – залетишь, думаешь, Этот твой женится на тебе? Да бросит тут же, вон, видно же по глазам, что такой же подлец, и как отец твой, и дедушка туда же… короче, у тебя таких еще будет миллион, мы тебе все сказали, пока не поздно…»

В общем, обстановка вокруг складывалась непростая. Но, как пелось в одной из любимых песен Мальчика – «Любовь, Ванюха, не переводят единым духом…» Как-то надо было жить и любить друг друга.

И вот в один прекрасный, хотя и все еще холодный мартовский денек, выпала им несказанная удача. И «училка заболела» как раз на последний урок, и бабушка отправилась по своим пенсионным делам в собес, а собес – это такое место, откуда быстро никто тогда не возвращался.

В общем, такой момент упускать было нельзя. И Мальчик с Девочкой скоренько поехали к ней домой, там быстро позанимались… уроками позанимались, а не тем, чем вы все сразу подумали:  алгеброй там, физикой, геометрией всякой. Они вообще были на самом деле очень приличные молодые люди, а не как некоторые злопыхающие окружающие пытались их из зависти выставить. А потом Девочка сказала Мальчику:

— Слушай… А ты не посмотришь нам замок в двери? А то совсем закрываться перестал, боимся, что однажды или домой не попадем, или из дому не выйдем. И тогда я тебя больше никогда не увижу…

В принципе, Девочка поступила правильно. Раз завелся мужик в доме – то пока он не исчез по примеру папы и дедушки, надо пользоваться моментом по полной!

Собственно, и Мальчик был не против. Тем более, он еще и раньше, когда они уроками вместе занимались, обращал потом внимание на нестабильную работу запирающего устройства, но как-то стеснялся первым завести об этом разговор. А работы слесарной он никогда не боялся, у него и отец рукастый был, да и даром что ли в его прежней школе трудовик Александр Васильевич был не только запойный, но и методист по всему району, и даже на уровне Москвы котировался очень высоко. Ну, это в России так издавна принято: разные умения и таланты часто рука об руку шагают. Лучше уж, как говорится, «пей, да дело разумей!», нежели не уметь ни того ни другого!

— Давай посмотрю, конечно! Инструмент есть какой?

По счастью, от подлецов папы и дедушки кое-что все-таки осталось: крестовая отвертка, молоток, несколько разнокалиберных саморезов и гвоздей – но, в общем, жить было можно.

Внимательный, вдумчивый осмотр показал, что жить замку и в самом деле оставалось считанное число оборотов ключа.

— Слушай. Его менять надо, тут уже ничего не сделаешь. Этот, как сказал бы мой старший товарищ Петров, уже можно «только помянуть»…

— Сходишь со мной в хозяйственный?

— Ну конечно!

И они пошли. Совсем как взрослые, в магазин, можно сказать – «по делам»…

Удача уже во второй раз за текущий день улыбнулась им.

То нам раньше говорили, что все в Советском Союзе было плохо. Теперь говорят – что все на самом деле было хорошо, только никто этого счастья не понимал. Короче, точка зрения достаточно динамично меняется. Но про одно наследие режима развитого социализма можно точно утверждать, что в чем-то это было сделано как надо. Это – плановая экономика.

Потому что на полке скобяной лавки сиротливо лежал ровно один вариант дверного замка. И это был ровно ТОТ ЖЕ САМЫЙ замок, который стоял в Девочкиной двери. Хотя врезан он был в нее, скорее всего, когда и Девочки-то на белом свете еще не было. Это ли не прекрасно?!

Прекрасно и удивительно… Мальчик тут недавно проезжал Девочкин район, от него усилиями и бывшего мэра Лужкова, и нынешнего мэра Собянина не осталось почти ничего… и только несуразное кирпичное здание с предприятием торговли на цокольном этаже каким-то чудом уцелело под напором «точечной застройки» и «реновации»! Мальчику даже подумалось, что и замок там до сих пор лежит, и тетка-продавщица в аляпистом фартуке так и дремлет за прилавком, вслед за чем на сердце нахлынуло что-то вроде… но впрочем, это уже действительно: лирика и еще немного личного.

Девочка вытащила кошелек, расплатилась, и они получили в свое владение звонко пахнущую машинным маслом коробочку. Можно сказать – первое «совместно нажитое имущество». И, волнуясь, понесли его обратно.

С демонтажом и установкой больших проблем не возникло. Мальчик засучил рукава и, ловко орудуя отверткой, установил новый замок на его место службы. Ну, маленько пришлось, конечно, подточить кухонным ножом кое-где по причине отсутствия стамески, и даже полного непонимания, что это за «девайс» такой, но не суть.

Первичное ходовое испытание прошло отлично. Ключ весело щелкал и крутился, щеколда живо ездила туда-сюда. Величественным жестом отложив благодарственный Девочкин поцелуй до окончания полной госприемки, Мальчик перешел к тестированию в реальном времени и пространстве. Он вышел из квартиры, захлопнул дверь и…

И, ясное дело, замок заклинило. То есть, сначала Мальчик не осознал всю глубину ситуации. Он еще попытался повертеть ключом, потом позвонил в дверь, чтоб Девочка подошла с кухни и открыла изнутри, но…

Тщетно.

— Ты рычажок этот вниз опусти! (громко, с эхом на весь подъезд)

— Он и так внизу вроде!

— Тогда вверх!

— Не поднимается…

— Блять!

— А, поднялся!

— А покрути теперь!

— Да я кручу…

А все равно не открывается… Старая, обитая дерматином дверь разлучила любящие сердца навсегда. Ну или во всяком случае  — надолго…

«Тыры-пыры, ё-моё» — как пелось еще в одной хорошей песне.

Постепенно до Мальчика стала доходить вся непростота сложившейся ситуации. Причем возможное явление бабушки из собеса рисовалось еще не самым худшим развитием событий.

Вот он стоит на лестничной клетке, в одних носках и рубашке. Вещи все за дверью. А на улице – конечно, весна, но далеко не май месяц еще…

Да еще и брюки школьные, короткие уже до неприличия, ясное дело, кто же будет покупать в условиях плановой экономики новые портки, если в них только до лета ходить, потому что в институт уже можно в своем, а в армии – казенные выдадут, цвета хаки…

Тут, конечно, внимательный, вдумчивый читатель воскликнет: «Он что, совсем себя не уважал, в выпускном классе в школьных штанах ходил?! Джинсов не было?!»

Уважал, и джинсы были, конечно. Но вот какая сайд-стори.

Отец Мальчика брал его с собой играть в футбол, там, у них, на Водном стадионе. И однажды один из участников тамошнего любительского спортивного сообщества, назовем его условно Владимир, а прозвище у него условно было «Спортторг» — пригласил их поиграть в футбольчик уже с его компанией. Причем ни много ни мало  — не на улице, а в манеже стадиона «Динамо», на самом настоящем искусственном покрытии!

О! Их сколько тогда было, этих искусственных покрытий! Раз-два и обчелся. Мальчик его вообще только по телевизору видел, когда Спартак в «Олимпийском» играл!

Конечно, покрытие было не как сейчас, хер знает какого уже поколения, даже с семенами искусственной травы. А поколения первого, попросту «ковер», но все равно: на ковре зимой поиграть! А не на снегу! Разумеется, приглашение было с благодарностью принято.

Первое поколение… очень многое тогда было «первое». Например, как раз случился «Первый президент СССР». И в одиннадцатый класс они тоже пошли первыми, до того, как это стало мейнстримом, из девятого сразу «прыгнули», первая любовь опять же… Прекрасное время…

В назначенный час Мальчик с отцом прибыли на «Динамо», переоделись, познакомились с мужиками, поделились и приступили к игре. Мальчик сразу показал себя во всей красе. Ловко принял длинный пас, набрал скорость, приблизился к штрафной, ловкими финтами разбросал двух защитников и, как шар в лузу, хлестко уложил мяч точно в нижний угол! И, млея от радости, поспешил к отцу, принимать поздравления…

Как бы не так. Папенька его радости совсем не разделил. Даже более того, высказался весьма строго:

— Тебя зачем сюда привели? У тебя с Этой твоей – и правда, что ль, мозги отказывают? Финтить у себя на Водном будешь, а тут – вон, бери пример с окружающих: играй четко на Владимира Петровича!

К счастью, мозги у Мальчика с Этой его отсохли не полностью, и он мигом сообразил, что к чему. И что Володя – это он на Водном, а тут – Владимир Петрович. Не зря же его второе имя «Спортторг»!

Мальчик мигом оттянулся на позицию «под нападающими» и на ней тоже не сплоховал. «Вот Вам, Владимир Петрович, пасик на гол!» А вот – голевое пробегание. А вот – точно в голову кросс и навес, даже прыгать не надо, от нее само в «девятку» прямо отскочит!

Что ж: Владимир Петрович оказался человеком дела и в футболе разбирающимся. Поэтому сразу после окончания игры Мальчик поехал с ним к нему в его «Спортторг» (не зря же погоняло!), в какой-то закрытый для широкой публики магазин, с какого-то черного хода!

«Вареные» джинсы тогда были в большой моде, и особенно – «фабричные», то есть, не самодельно сваренные в тазу со стиральным порошком, и конечно – импортные. Именно их и продали Мальчику, причем практически по госцене. И что немаловажно – вынеся несколько размеров и моделей, на выбор! То есть, не надо было ни ушивать, ни подпарывать, ни укорачивать и прочее – а нашлись именно те, что сели на спортивную фигуру Мальчика как влитые! И смотрелись они на нем – ну если говорить начистоту, ахуенно смотрелись!

Именно в них он и ходил в школу. И смотрелось все это настолько ахуенно вызывающе, что Мальчику сначала на классном уровне, а затем и практически на уровне директора школы было велено модные портки снять и впредь ходить так, как и положено советскому школьнику.

Вот такая сайд-стори.

Короче, стоит Мальчик в носочках, школьных брючках и рубашке на придверном резиновом коврике. А тут – сверху шаги…

Ну, то есть, Девочка говорила – «Ну у нас там не было ничего, целовались год назад, когда с собаками вместе гуляли, он потом в технаре, когда заканчивал, какую-то бабу себе нашел, еще старше его…»

Ну вы поняли, да, кто спускался. Причем «собакой» оказался здоровенный такой волкодавище. Мальчик весь сжался, готовый принять неравный бой, ясное дело, в одних носках против выпускника технаря да еще со зверской псиной без намордника и бабой старше себя – много не навоюешь… Но тут удача улыбнулась в третий раз, и отвергнутый любовник, смерив Мальчика презрительным взглядом, гордо прошел мимо…

Бежать вокруг дома в одних носках? Чтоб с балкона хоть кроссовки с курткой скинула? А может, по простыне какой внутрь забраться на второй этаж? А куда звонить? В пожарную? Ведь МЧС и министра Шойгу изобретут еще через несколько лет только… Или самому изнутри вышибить?..

Но тут…

Удача по-прежнему была с ними. Потому что с какой-то пятидесятой попытки ключ в замке… вдруг повернулся, как ни в чем не бывало! Как и не было ничего. Повернулся и все. И даже, забегая вперед, впредь поворачивался без особых хлопот…

На бегу получив заслуженный поцелуй и собрав в охапку нехитрые свои пожитки, Мальчик стремглав понесся домой. Про то, чтоб поехать смотреть футбол в «Олимпийский», как сперва собирался, он уж и не думал. Да и хватит уже приключений для одного дня, к телевизору бы успеть! А то еще и смотреть не дадут, скажут – «Опять за свое… давай-ка за уроки, а про футбол – и думать забудь, пока в институт не поступишь!!!»

Но обошлось, и Мальчик плюхнулся к голубому экрану, кое-как отдышавшись.

Приключения, однако, продолжались. Любимый Клуб быстро пропустил первым, однако затем взял себя в руки и живо отгрузил принципиальному сопернику «трешку сраную». Казалось бы…

Но Великий клуб не был бы таковым, если бы просто спокойно довел дело до победного конца. Поэтому он для разнообразия эту же «трешку» и пропустил. При счете 3:4 запахло жареным. И тут на замену вышел какой-то непонятный «ноунейм», как сказали бы сейчас, и непросто «ноунейм», а еще и в каких-то совершенно нелепых голубых подштанниках.

«Тяжело тебе, парень, наверное, в таком-то виде перед тридцатью тысячами взыскательной публики…» — вздохнул Мальчик, и его недавний экспириенс так и всплыл в сознании: пустая лестничная клетка, холодный резиновый коврик, хер знает, откровенно говоря, что делать, да еще и принципиальный соперник с волкодавом, так и жаждущим твоей крови…

Но Удача вновь…

В общем, парень в голубых кальсонах проявил себя с наилучшей стороны.

Поэтому – конец истории. Давайте просто еще раз посмотрим тот Великий матч

И – спасибо за внимание

😉

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev