У нас нет сборной России. И футбола тоже нет. Название есть, а футбола нет.

Вернее так. Сборная России у нас есть. А вот команды с этим именем у нас нет. И, по сути, не было. Единственный раз на крупном турнире — в Австрии и Швейцарии. Та самая, бронзовая, разбежавшаяся потом по всяким там англиям. И той хватило ровно на три игры. На два матча в группе и четвертьфинал. И все. Больше мы эту команду не видели, а окончательно похоронили ее в Словении.

По мировой классификации диванных воинов я — ватник. Прогосударственный, консервативный. Я из тех, кто верит в правдивость знаменитой фразы про сердце в молодости и мозги в зрелости. Сами нагуглите. Но когда речь касается российского спорта в целом и футбола в частности — жалею, что я военный переводчик, а не подрывник. Взорвать бы к херам весь этот дом футбола вместе с его документами (людей предварительно эвакуировать, до этого всех уволив и назначив дворниками) — и начать все с нуля. С чистого листа. Потому что национальный позор в России — не коррупция, не свалка в Волоколамске, не четвертый срок Путина. Меркель вон тоже на четвертый села — и ничего. Европейские ценности и демократия. Нет.

Национальный позор в России — это футбол. И люди, которые в нем сосредоточены. Все.

И не надо сейчас горделиво приподнимать бровь — уж я-то понимаю, о ком речь. Они-то там все п*дарасы, зато я, лично я — Д’Артаньян, коня мне и шляпу. Нет уж. Ты, вот ты, читающий это — ты во всем этом дерьме ровно так же, как «они». Как я. Как все мы.

Нас ежедневно, еженедельно, ежемесячно, год за годом угощают голубцами с говном. И мы жрем их, морщимся, причмокиваем и пишем в интернетике комментарии — фу, какая гадость. Какое чудовищное дерьмо. Какие негодяи. А можно добавки? И продолжаем жрать. Причмокивая.

И нам кладут добавку. Вот вам календарь, в котором ни хера не понятно. Вот вам система «осень-весна» в которой вы будете смотреть на 20 говномесов на поле, на котором стыдно даже срать сесть. Сидя на трибунах, заваленных снегом и залитых льдом, с отмороженными жопами. Вот вам лимит на легионеров, когда у какого-то 17-летнего губошлепа зарплата и уровень собственной важности — выше Эвереста, а мяч может принять по графику «раз через три». Он выходит на поле, а мы это жрем. Вот вам КДК, которое принимает решения в зависимости от того, с сильного ли похмела проснулся утром Григорьянц или все же не очень. Вот вам спортивный канал, который сам не может разобраться, зачем он существует и что он может или не может делать. Вот вам чемпионат мира, ради которого мы превратим собственный футбольный турнир в страшную, неорганизованную ху*ту — насрем побольше на своих болельщиков, чтобы побольше радовались чужие. Вот вам это все. Жрите.

И жрем. Чего удивляешься? Ты тоже жрешь. Вот прямо сейчас. Жрешь все эти переносы, когда команда объявляет, что не может играть на своем плохом поле — а на следующий день выкладывает в соцсестях фотографию абсолютно зеленого ровного домашнего газона. Жрешь комментарии человека, 15 лет назад побывавшего хозяином футбольного клуба — он теперь еб*нись эксперт по футболу. Странно, что не эксперт по здоровому спортивному питанию — судя по его щщам в этих вопросах он гораздо стабильнее, чем в футбольных. Жрешь все эти бл*дские заголовки, интервью с водителями, какие-то еб*нутые игры «побрей дудя, козленочком станешь», с радостью ведешься на кликбейт, пишешь свои комментарии — которые, поверь, на хер никому не нужны. Никому. Это просто твое мнение, а мнение — это как дырка в жопе. Есть у каждого, но это не повод изучать каждую жопу. Это ты думаешь, что ты кого-то потроллил, смешную шутку пошутил или еще там чего-то такое сделал. Них*я ты не сделал, о тебе забудут на следующий день, вместе с твоей шуткой и троллингом. Это все одна большая игра в лицемерие. И ты ее непосредственный, активный участник. Такой же, как и я.

На этом строится весь мир российского футбола. На том, что пьяный болельщик, проснувшись утром после отмечания победы или заливания поражения — ни хера не вспомнит. Не вспомнит, что накануне он, закоченевший, стоял на полупустых трибунах, смотрел на газон, который слово «зеленый» слышал только от агронома, проползавшего мимо за добавкой. Стоял и смотрел, как люди, получающие миллионы евро, даже не пытаются показать, что они получают их за ЧТО-ТО. Не вспомнит, что официальный твиттер сборной России назвал игрока собственной команды другим именем — чтобы вы знали, у нас теперь играет Александр Кутепов. Не вспомнит, что Станислав Черчесов является талантливым тренером исключительно в восприятии самого Станислава Черчесова. И продолжит жрать дальше те самые голубцы.

Какой финал Чемпионата Мира? Какая победа? Над кем? Как? Смотришь на состав сборной — там пять спартаковцев. И еще два бывших. Смотришь на состав бразильцев — там Фирмино и Коутинью. Еще недавно сделавшие из Спартака свиную отбивную. Смотришь и думаешь — ну и чо? 1:1? Или 0:7? Хорошо, что Игорь Акинфеев кому-то там поставил какую-то особую, очень большую свечку и до поры до времени все, что летело в створ — летело в него. А так — кто бы удивился, если бы было, например, 0:5? Подними мяч Паулиньо после прострела или попади Самедов не в голову Акинфееву, а на пару сантиметров левее? Вы вдумайтесь, бл*ть — чемпионат мира собирается выигрывать сборная, половину которой в одиночку, просто на ложных замахах, обыгрывает сначала Коутиньо, а потом Виллиан. Не какими-то сложными комбинациями, не какими-то там кружевами — на ЛОЖНЫХ, БЛ*ТЬ, ЗАМАХАХ. Чтобы было понятно — как детей. Что предъявила сборная в ответ? Два удара и три рикошета. Мы идем за золотом ЧМ. За полуфиналом минимум.

Нам опять, вместо сборной России по футболу, вместо команды, предъявляют набор людей из разных клубов в одной форме, которыми руководит человек с большими усами. И мы это уже видели. И человека с усами на тренерском мостике сборной и набор людей из разных клубов. Напомнить, чем тогда все кончилось?

Романцев перессорился со всеми на Евро-96 и проспал большую часть ЧМ-2002. Адвокаат думал, что сборная это Зенит, но вдруг оказалось, что нет. Капелло имел философию, но не сумел зажечь ей игроков. Слуцкий просто оказался не готов тренировать сборную. Не хватило квалификации.

В 2008-м Хиддинк сделал невозможное. Тренер, имевший свою футбольную философию, свое видение, собрал команду, которую сумел зажечь, которая ему поверила. Он заставил ее играть так, как он хотел. Он подобрал игроков тех, кто ему был нужен. И он вышел в полуфинал. Взял бронзу. Этого не мог сделать ни один тренер до и ни один после. В его команде играли футболисты, которые выросли и пробились без лимита на легионеров. Которые играли по системе «весна-осень». Которые мечтали уехать в Европу и играть там, а не получать здесь деньги по предъявлению российского паспорта.

Российский футбол уничтожен. Он мертв. Все эти стадионы в Саранске и Калининграде, все эти топовые соперники — это просто очередные голубцы. Никто не придет на стадион в Калининграде, потому что там нет команды Премьер-Лиги. Никто не придет на стадион в Саранске, потому что на хер никому не нужен новый стадион в Саранске, там старый-то не знают, как снести. Средняя посещаемость матчей ЧР — ниже всякой критики, за всю лигу отдуваются Спартак да Зенит. Никто не хочет платить деньги, чтобы на это смотреть. Никто не хочет платить деньги, чтобы смотреть это по телевизору — скоро на Матч-ТВ и это тоже «внезапно» поймут. Бразильцы, включившись в Лужниках всего на 16 минут матча, предельно четко показали, где наше место в футбольной иерархии.

В жопе. Во вторник — новая порция голубцов. Приятного аппетита.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Anytime_football

Записи Влад Буханцев