Когда-то давно, страшно даже сказать – еще в прошлом веке, я трудился на низовой должности в одной весьма и весьма могущественной Организации. Несмотря на все ее величие и близость скорее к Небесам, нежели к земле нашей грешной – и заботам о нуждах и чаяниях простых сотрудников уделялось определенное внимание. В силу этого  Организация содержала собственную футбольную секцию, предоставляя ее пайщикам возможность не только регулярно погонять мячик в тепличных условиях, но и даже поплескаться в бассейне спорткомплекса «Олимпийский», а иногда – и попариться в сауне (сразу скажу: без шлюх и блэкджека, а токмо ради восстановительных функций и мероприятий). Собственно, пара историй в рубрике уже звучала, тут http://prosm.club/2017/08/05/nastrojj/  и тут http://prosm.club/2018/03/19/pocelujj-v-diafragmu-ili-sluchajj-pered-derbi-dvukh-stolic/, а сегодня – еще несколько лирических кинозарисовок о достойных людях, входивших в основной состав.

«Вратарь»

В воротах у нас играл – назовем его условно Володя. Или просто – Вова, как его на самом деле и звали. И играл, прямо скажем, отлично. При этом отличительной особенностью Вовы было то, что он носил очки.

Вообще говоря, ногами в мяч могут играть все, в том числе – и слабовидящие люди, ведь главное в футболе, как известно – это голова и умение ее думать, а мяч все равно летит быстрее. Так что – обычно прикрепляют очки к этой самой голове аптекарской резинкой, и вперед, в гущу событий. Но, как правило – это все-таки в поле происходит.

Но вот Вова стоял в воротах. Хотя тоже, естественно, крепко-накрепко приматывал очки, прям в три слоя резинкой башку оборачивал. Более того. Очки эти были на какое-то немыслимое количество диоптрий. Когда КВН еще был телевизором, а не передачей, и смотреть на его маленький экран впрямую было невозможно – к телевизорам этим полагались огромные увеличительные линзы, больше смахивавшие на иллюминатор небольшой подводной лодки, может, кто-то из юных читателей видел на картинках. Вот, и у Володи были как раз такие. Иной раз даже казалось, что они голову перевешивают. Но ничего, играл. И, повторюсь, делал это прекрасно.

Я как-то потихоньку спросил у одного из более опытных товарищей:

— Как он вообще ловит всё, он же по идее не видит нихера? Ему если через эти его окуляры в глаза заглянуть – каждый зрачок с хорошее блюдце, аж страшно!

— А вот так, — был ответ, — Он же звукорежиссер. Или звукооператор у себя там в студии, но один хрен, в общем. Главное, что очень хороший…

— И чего?

— А вот того: он по звуку ориентируется!

— Как??!

— Вот так! Ты же физик у нас несостоявшийся, должен соображать хоть маленько: ты по мячу бьешь, звук раздается, и мяч тоже летит не совсем же бесшумно. Вот он эти вводные данные своим чутким ухом улавливает и по ним как-то в мозгу траекторию экстраполирует. Понимаешь слово «экстраполировать»?

— Слово-то понимаю…

— Вот, вот по звуку он и ориентируется, и куда надо кидается. А мяч он и не видит, небось! Ты обращал внимание, что ему с близкого расстояния забить вообще нереально?

— Есть такой момент.

— А издалека наоборот, иной раз запустит такой, что только диву даешься…

Черт, а и действительно – наблюдалось такое! В упор бьют – тащит почти все, но вот дальний удар – и в самом деле: стоит как… тут уместно, конечно, употребить такое сравнение: стоит как поздний Саша Филимонов, только гузку отклячив и внимательно наблюдая за полетом мяча, будто одним лишь взглядом и усилием воли пытаясь отвести угрозу от ворот, но тщетно… разве что Саша Филимонов делал тогда лишь первые неуверенные шаги к тому, чтоб стать основным голкипером Спартака… Но смысл тот же: удар – мяч летит – Вова стоит, куда-то смотрит вдаль – мяч летит – Вова стоит – мяч плавно залетает в сетку…

— Вот! Когда дальний удар – он не слышит. И не видит ничего. Конечно, и залетит, если точно…

— Нихера себе!

— Ну а ты думал! Он очень, очень хороший звукорежиссер, поверь.

В общем, если и легенда – то довольно красивая!

 

«Замминистра»

Да, как опять уже подчеркивалось – кого попало в замминистры у нас не назначат. Так что здесь – никаких «Володек» с «Вовчиками», а только уважительно, в полный рост: Владимир Викторович!

В жизни отечественного топ-менеджмента был такой непростой период, когда мобильные телефоны, конечно, еще не были доступны рядовым гражданам. Но уже перестали быть атрибутами одних только полубогов и героев первого круга власти. Соответственно, перед этими самыми полубогами и героями встал вопрос, как им выделиться из серой массы, как показать ей всё свое могущество и величие. Ведь инкрустированные драгоценными каменьями золотые «мобилы» делать еще не научились, а до изобретения айфона оставался и вовсе добрый десяток лет…

Решение было найдено: наиболее продвинутые и уважаемые абоненты сотовой связи стали носить при себе ДВА аппарата. Причем пацанский этикет требовал, чтобы оба они были зажаты в руках одновременно. Месседж был понятен: во-первых, я достаточно состоятельный крот, чтобы иметь сразу два прибора. А в-главных, это означало, что обе руки заняты, и значит, ничего более эти руками я делать не могу… а могу – только РУКОВОДИТЬ. Я – большой РУКОВОДИТЕЛЬ, понимаете?

Все всё понимали. В древние времена в Китае девочкам из богатых семей специально бинтовали ноги, чтоб их изуродовать. Логика жестокая, но по-восточному тонкая: девочка не может ходить, значит, она не может работать и при этом может себе это позволить, стало быть, это и в самом деле девочка из богатой семьи… так и здесь: руки заняты у человека – следовательно, и сам этот человек занят большим и очень важным делом.

И одним из первых ввел эту моду в оборот, еще до того, как говорится, как это стало мэйнстримом – как раз Он!

Второй изюминкой будущего замминистра была совершенно дивная избирательность его памяти, которая работала только в определенных пространственно-временных условиях. Выглядело это практически по Довлатову, но что поделать, если так оно и было, и не только до обеда!

Приходишь вечером на тренировку

Будущий замминистра: Мишаня, блять, ты где был в прошлый раз, почему пропустил? Из-за тебя просрали, забивать некому, я еще место для тебя специально держал…

Мишаня (смущенно): Владимир Викторович, ну у нас там проект, надо было как-то доделать…

Будущий замминистра: Ты же у Гришки работаешь?

Мишаня (деликатно): Да, у них самых, у Григория свет Васильевича

Будущий замминистра (решительно): Шли его нахуй смело с его «проектами»!! Ща позвоню этому мудаку, все скажу, что про него думаю… Короче, если что – ссылайся на меня, а только больше не пропускай и не опаздывай!

Через какое-то время бреду по недрам Организации, вдруг чу – сам Владимир Викторович навстречу, с двумя телефонами наперевес. Отлично, отлично, как раз с утра на планерке Григорий свет Васильевич бубнил что-то, что опять не успеваем, надо бы вечерком задержаться, потрудиться на благо, а ведь нынче – святой тренировочный день.

Мишаня: Владимир Викторович, здрасте! Там сегодня Григорий Васильевич…

Владимир Викторович – непонимающий взор на уровне «Ты кто, сынок??!» — охрана делает стойку – Владимир Викторович морщит лоб – оба телефона взмывают в воздух, потом опускаются – нет, ни хера не понимаю, кто таков, откуда взялся…

Тем же вечером, спустя двадцать минут после начала занятия, запыхавшийся Мишаня влетает в спортзал…

Будущий замминистра: Блять, Мишаня!!!  Где тебя черти носят?? Ведь место специально для тебя держим, давай, два мяча уже этим мудакам сливаем!

Ну и далее – несколько раз по кругу. И не только до обеда, но и вечером.

Замминистры – это не простые смертные, и устроен их организм тоже по-особенному. Поэтому на тренировку Владимир Викторович выходил, более похожий на Дарта Вейдера позднего периода, который, как известно, был лишь наполовину человек, а наполовину – уже и робот. Так и тут: по причине заботы о здоровье не было, кажется, такого вспомогательного аксессуара, который бы не был использован. Вот слушайте

В бутсы вставлялись какие-то модные супинаторы, для предотвращения плоскостопия и еще чего-то там. На голеностопные суставы надевались, не знаю как правильно назвать, но такие эластичные хреновины, которые сразу и на сустав, и на стопу, ну вы поняли. Потом, естественно, щитки под гетры, и бутсы индпошива.

Один коленный сустав был защищен простым наколенником, а другой – редчайшим тогда, тоже не знаю как правильно назвать, но на шарнирах и чуть ли не с радиоуправлением.

Про среднюю часть спортсмена ничего сказать не могу, но допускаю использование хоккейной «ракушки».

На спине ленты «тейпирования» от растяжений, на локтях налокотники, на запястьях напульсники, на голове – повязка, наверное, не только, чтоб не растрепать красиво седеющую шевелюру, но и чтоб голова не так болела от многочисленных государственных хлопот.

Все тело, естественно, перед тренировкой растиралось разогревающими кремами, мазями и эликсирами.

И, как венец творения – однажды явился с прищепкой в носу для усиленного дыхания. Прищепки эти широкие массы любителей футбола впервые увидели на Чемпионате Европы-96, а нам вот посчастливилось чуть раньше. После чего отличный звукорежиссер Вовчик долго рассматривал предмет  с помощью своих могучих окуляров, но, не придя к какому-то конкретному выводу, спросил напрямую:

— Володь, ты чего – синхронистку сегодня трахал? Откуда у тебя в носу прищепка эта торчит?

— Иди ты, Вова, нахуй! – дружелюбно откликнулся будущий государственный деятель, — Это специальный такой зажим, чтоб легкие лучше вентилировались! Не понимаешь, так и молчи.

— Я ведь просто спросил, — примирительно ответил отличный звукорежиссер, — Просто мне ничего больше в голову не пришло, откуда у тебя в носу такая херня могла взяться.

Характерно, что когда я поведал одному своему товарищу эту историю, хотя и без имен и отчеств, тот неожиданно воскликнул:

— Слушай, я понял, про кого ты! Играл я с ним как-то! Тоже еще подумал, что он на поле вышел, как елка новогодняя наряженный… И представь себе: вышел, разминался полчаса, все его одного ждали – а через пять минут чего-то вывернул себе и обратно в раздевалку ушел!

Что ж, только и остается вновь повторить: кого попало в замминистры у нас не назначат, нет.

 

«Маркетинг»

Наша Организация в первую очередь знаменита была своей креативной частью, кинорежиссером Юрием Грымовым в том числе. Но рекламные ролики снимал не только он, а и ряд других деятелей. Соответственно, и качество тоже случалось, прямо скажем, разное. Вот был такой случай.

Имелся в Организации один назовем его условно Продюсер. И спродюсировал он однажды следующее.

Творческим задание было показать неимоверную мощность неких пальчиковых батареек. Было найдено следующее уникальное решение.

В сауне на полках лежат эти самые батарейки, ну, увеличенного размера, с полено размером каждая. Какого черта они там делают – сразу было непонятно. Это становилось понятно по ходу сюжета.

Итак, дверь в сауну открывается, и, вся окутанная паром, входит юная длинноногая нимфа, в крайне узеньком бикини. Незамедлительно все батарейки поднимаются, как баллистическая ракета «Тополь-М» перед взлетом. Намек прозрачен и резюмируется бойким слоганом на уровне «Батарейки такие-то – встанет даже у мертвого!» Шедевр, бля, в этом нет никаких сомнений.

Поговаривали, что был снят и второй дубль, уже чисто для своих, где нимфа появлялась уже и вовсе без бикини – но тут почем купил, потом и продаю.

Исполнительница главной человеческой роли часто прогуливалась по коридорам Организации под ручку с Продюсером. Продюсер, ясное дело, был росточком невысок, нимфа же весьма напротив, вдобавок юбку она носила покроя «колокольчик». Вместе они живо напоминали бессмертное из общевойскового Устава ВС: «Деревянный грибок на посту дневального предназначен не для того, чтоб укрыться под ним в ненастную погоду. А чтобы повесить плащ-палатку в хорошую».

Потом нимфа куда-то исчезла, видать, так и не смогла справиться со своим вопиющим малороссийским выговором, а значит, и исполнить роль со словами  — а потом и сам Продюсер куда-то исчез, но не суть.

Короче. Однажды в наше подразделение прибыл Клиент, пожелавший сделать Дизайн. Пусть, говорит, и мне ролик снимут. Режиссер Ярослав Чеважевский, а лучше всего – сам маэстро Юрий Грымов (кстати, Чеважевский, на мой вкус, именно рекламу делал интереснее Грымова зачастую, но это к слову – прим.авт.)

Что характерно – Дизайн предлагалось сделать забесплатно. Дескать, если понравится – вы потом на размещении все отобьете…

В корне ошибочный маркетинговый подход, но Григорий свет Васильевич повелся, ради мифических будущих сверхприбылей.

Ролик, правда, не сняли, но печатный Дизайн, так и быть, сотворили ему. Большой человек творил, из самой Головной Организации.

Однако Клиенту Дизайн решительно не понравился. И образ, говорит, не яркий, и тема не раскрыта, и посыл не ясен, и вообще, говорит – бледно, невыразительно и смахивает на унылое говно…

Долго ли, коротко ли, то да сё, подключились серьезные пайщики процесса – как-то уломали Клиента заплатить бабло и сделать второй Дизайн.

Тут внезапно и образ стал выпуклым, и тема заиграла красками, и посыл зазвучал уверенно и выразительно, и так далее. Хотя, вот честное слово – что Дизайн №1, что Дизайн №2, оба были с художественной точки зрения абсолютно соразмерны.

Как-то после тренировки, в качестве очередной причины своего опоздания, я эту историю Владимиру Викторовичу поведал. На что он подумал и сказал:

— Ты мудак молодой, и это поправимо. А вот Гриша ваш – уже старый, и это не лечится. Ты пойми, когда человек бабло платит – у него вторая сигнальная система в голове включается: «Да, мне сделали говно. Но я – крутой, и я заплатил за это некислые бабки. Но не мог же я заплатить столько денег за говно! И, стало быть – это не говно, а это очень и очень круто!» Понял?

А потом – даже чуть привстал от мыслительного напряжения. И сформулировал, можно сказать, Главный принцип маркетинга, который я с того раза и сам всегда использую, и другим настоятельно советую:

«Забесплатно баба его ему пусть делает!!!»

Бессмертный тезис. Ну, кого попало в замминистры… ну вы помните.

 

«Золотые слова»

Руководил нашей маленькой, но сплоченной секцией человек в высшей степени благородный и достойный, назовем его условно Александр Валентинович. Еще тогда я понял, что отчество «Валентинович» — оно практически как знак качества.

Как-то раз так вышло, что он пропустил две тренировки подряд. При этом в Организации я его видел. И после обеда подсел в курилке, благо тот был не замминистра будущий, и узнавал в любых обстоятельствах.

— Александр Валентинович, что пропускаете, не хватает вас! Нет порядка! Заморочки какие по работе?

— Да, именно что. Понимаешь, там один крендель из отдела по строительству… короче, забухал тут, причем с деньгами казенными. И бухает так странно: утром домой заедет, помоется, переоденется, позвонит – и опять на дно! А деньги у него так приличные… вот пока пытаемся решить проблемку…

— А эти, из Организации… «эскадрон смерти» послать, не, не вариант? Я извиняюсь, конечно, что не в свои дела лезу!

— Да в том и дело! Сумма с одной стороны – не столь велика, чтоб эскадроны высылать. Но и не столь мала, чтоб плюнуть и забыть. Так что – пока в поисках компромисса и удобоваримого решения.

— Понятно…

— Но, главное, его когда только на работу взяли – я сразу почуял: что-то не так. Пошли мы тогда обедать, и предложил я ему выпить бутылочку винца на двоих, чисто за знакомство. И что – отказался! Я, конечно, докладывать не стал никуда, но про себя мысленно отметил. Думаю – или алкаш, или уже зашитый. Вот с чего бы нормальному человеку отказаться за обедом выпить бутылочку винца! Так и вышло, в итоге-то…

И вздохнул.

А ведь – золотые слова сказал! И в самом деле – с чего бы?

 

«Телеведущий»

Да, был у нас и такой. Настоящая звезда голубого экрана, мы все им гордились и гордимся до сих пор!

В свободное от футбола время вел одну известную разоблачительную передачу, где раскрывал различные тайны, срывал маски, выводил на чистую воду многочисленных проходимцев, преступивших закон, и так далее. И не просто вел, а сам и телепродюсировал. Может, помните еще, такой секрет Полишинеля, что игроки Сборной, вместо чтоб усердно тренироваться и повышать спортивное мастерство – курят кальян на базе, баб срамных туда водят… впрочем, оно и так понятно: как тренируются – так и играют

Хотя это так, семечки, побочный продукт. Были дела посерьезнее, и намного. Где хранится Янтарная комната, кто на самом деле убил Курта Кобейна, куда вывезли золото партии, каким образом один из тренеров Каспарова слил Карпову всю его дебютную библиотеку, и так далее – вот это был размах и масштаб!

Обо всех будущих темах мы узнавали заранее, на тренировках, когда Телеведущий начинал щедро делиться творческими планами. Выглядело это примерно так:

— Короче, прилетаем мы… ну, в областной центр. Ночью. На самый сходняк. А там – с одной стороны губер и его гвардия, с другой – ОМОН и СОБР, с третьей – Измайловские и Коптевские, с четвертой – чечены, ну и так далее. И, короче, всё вперемешку, пальба и взрывы, кишки и кровь, губера вяжут, чеченов мордой в снег, а мы всё это снимаем и разоблачаем, разоблачаем!

Его как-то раз  даже спросили в шутку… а может, и не в шутку:

— Слушай, а сколько у тебя в передаче стоит сюжет – ну, скажем, чтоб какого «губера» сняли? А чтоб не просто сняли, а и посадили потом? А с конфискацией?

А он подумал и ответил, тоже в шутку. А может, и нет:

«Слово – серебро. Молчание – золото»

Прекрасный «прайс-лист», так я скажу!

Единственным недостатком Телеведущего была его чрезмерная словоохотливость, выплескивавшаяся на площадке. Как встанет, как начнет делиться – никакого спасу нет. И, главное – в ущерб Игре.

Например, определят его в защиту, на фланг. Ну, займет свое место – а через три минуты уже ездит по ушам центрдефу:

— Ля-ля-ля-ля, а вот губер, а вот вице-премьер, а Курт Кобейн, а Махатма Ганди, ля-ля-ля…

Мимо проносятся нападающие соперника с мячом, рвутся к воротам, забивают голы – ноль эмоций:

— Ля-ля-ля, а вот старец Федор Кузьмич, а вот Коржаков с Барсуковым, а вот Билл Клинтон с Моникой Левински, ля-ля-ля…

Ему тактично намекнут, что Клинтон и Коржаков – конечно, дело важное, но после игры. А пока, будь любезен, исполняй возложенные обязанности стоппера.

«Да-да». Секунд тридцать поисполняет – и опять: ля-ля-ля, а вот Бурбулис, а вот тот хер, который Джона Кеннеди на самом деле застрелил, а судья прокурору и говорит… А мимо опять – нападающие проходят вольготно, как к теще на блины.

Тот день выдался для Телеведущего особенно удачным. В один присест он раскрыл и тайну коробки из-под ксерокса с пол-лимоном долларов, и где на самом деле живет адмирал Колчак, который до сих пор жив, и кто обрушил пирамиду ГКО, и зачем Володька сбрил усы, и еще чего-то до кучи, и всей этой информацией крайне утомил всех собравшихся.

Ладно, закончили двусторонку, идем в раздевалку. И тут Александр Валентинович вдруг и говорит человеческим голосом:

— Слышь, Телеведущий! Ну-ка стой! На месте — раз-два. В раздевалку не заходи!

Авторитет Александра Валентиновича был столь велик, что команды его выполнялись беспрекословно. Даже звездами голубого экрана. И она, звезда, тут же встала как вкопанная:

— Почему, Александр Валентинович? Почему мне нельзя войти? – изумленно осведомилась она.

— Да потому, блять! Ты сегодня столько всего дохуя наразоблачил и раскрыл, и вырвал тайн у Природы, что у тебя в шкафчике наверняка триста грамм пластита уж лежит. Сам посуди. А там ребята. Так что – пока стой здесь, не заходи. Жди, пока они вымоются, оденутся, пивка выпьют и разойдутся. А уж потом – заходи, лезь в свой шкафчик…

И что вы думаете? Так и стоял, ждал!

Все-таки Валентиныч наш – великий был человек.

 

«Юрка»

Но, естественно, тренировки тренировками, но равно как практика – единственный критерий истины, так и главный показатель уровня спортивного мастерства коллектива – это настоящая игра с серьезным соперником.

Долго ли, коротко ли – пришло долгожданное лето, а с ним – и очередное первенство Москвы по футболу для рекламных контор. Разумеется, и наш дружный коллектив был заявлен, так как одним из профилей могущественной Организации реклама как раз и являлась.

В который раз скажу – все-таки прекрасное было время! Честное. Если значится в афише – «Турнир среди рекламных агентств», то в составе команд и в самом деле – выходят мастера жанра. Всякие там дизайнеры, копирайтеры, режиссеры, маркетологи, и прочий специфический народ. Нет, понятно, что разбавленный охранниками, водителями и курьерами, но все-таки.

Это потом уже, в период упадка, выходишь на площадку – а супротив тебя такие «дизайнеры»… то есть, явно бабу голую он тебе за пять секунд не нарисует, зато уровень минимум второй лиги за плечами чувствуется. А то и повыше.

Ну и опять же. Вот вроде кажется – соцсети, мессенджеры, сплошное «общение». А в реальности люди контрагентов не видят годами, пятилетками, десятилетиями! Вообще ничего не знают друг о друге, кроме «ника».

А тогда как-то народ был поближе друг к другу. И если, скажем, заявлено, что играет условно студия «Пупкин и партнеры» — будьте любезны, чтоб гендиректор господин Пупкин сам с капитанской повязкой вывел на поле команду. А если вместо него все увидят неведомого Хуюпкина – это уже удар по репутации. Пацаны не поймут. Нет, «эскадроны смерти» не вышлют, конечно, но и руки не подадут потом, вполне вероятно. Хоть на три минуты, но выйди сам, покажись. По большому счету, ведь результат – не самое главное.

В общем, настал торжественный час, и мы прибыли на изумрудный искусственный газон Стадиона Юных Пионеров… сука, никогда Собянину не прощу, что СЮП снесли… Намоленное место, про него ведь еще Ильф с Петровым писали, а нынче там… но ладно.

Прибыли, покидали сумки на землю, сидим, переодеваемся, готовимся разминаться, еще раз обсуждаем порядок смены «четверок», кто где, и так далее, настраиваемся. Не первый раз, опыт уже есть, пора замахнуться и на нечто более серьезное, нежели просто «выйти из группы». И тут…

И тут будущий замминистра подводит к коллективу мужичка в очках и, как будто испытывая чувство неловкости, говорит: «Вот… это Юрка. С нами сыграет…»

(голосом Шарапова) И главное – форма! Вот что меня смутило…

Спортивная форма Организации с ее красивым фирменным логотипом на груди выдавалась нам только на соревнования. И это правильно. Так было и с формой сборной пионерского лагеря, и за ЖЭК когда играли, и за школу: тренироваться можешь в своем тряпье, а надел футболку Команды – будь любезен, покажи самое лучшее, и даже больше. Поэтому и надевают ее – только лучшие.

Для меня (это лирическое отступление) в свое время культурологическим шоком стало, когда я внезапно осознал, что футболисты «Спартака» тренируются в точно такой же форме, что и играют! Я (искренне пишу) был уверен, что они как и мы, занимаются одетые «по граждани», кто во что горазд, треники там, олимпийки,  труселя старые, майки фасона «Мечта молодого Джеймса Хетфилда», а футболки со святыми ромбом и полосой получают только перед матчем!

Короче, у прибывшего Юрки форма уже была. Хотя, по слухам, хранилась она чуть ли не в сейфе у Верховного Продюсера и Генерального Жреца Организации. То есть, надо понимать, что именно с подобного уровня нам этот самый Юрка и был ниспослан…

Всё бы ничего. Такие случаи и раньше наблюдались, но тогда люди вели себя правильно. Докладывали о себе капитану, то есть Александру Валентиновичу, что, как, какое амплуа, насколько готов физически, и ждали решения.

«Юрка» повел себя ровно наоборот и решительно вклинился в стартовый состав. Более того, тут же начал на всех орать. Вернее, для начала – на самого молодого, что уже выдавало в нем человека, лишенного моральных устоев и начального футбольного воспитания.

— Так, ты, молодой! Ну-ка нахуй иди из нападения!

Молодой со всем достоинством ответил так:

«Во-первых, сам нахуй иди, у нас на поле демократия. А в-главных, я не сам себя в атаку поставил, а именно что общим решением коллектива. И со вполне конкретной задачей: не стоять, как ты, жопу отклячив, в ожидании точной передачи – а на максимально возможной скорости прощупать соперника, кто у них и как себя чувствует, кто вчера сколько и чего выпил и так далее. И тогда тяжелая артиллерия, которая на бровке стоит и внимательно наблюдает – уже выйдет на площадку с пониманием того, как им самим действовать…»

Аргументы эти «Юркой» услышаны не были, и он с упоением и все так же не покидая «пятак» соперника, принялся вопить на остальных.

— Викторыч, примени авторитет, — обратился коллектив к будущему замминистру, — Выгони уже нахуй оттуда, стоит только, руками машет…

Но будущий госдеятель опять-таки только виновато развел руками. Дескать, это не просто, а дружок чей-то с такого «верха», что и помыслить страшно…

Опять-таки, все решаемо было бы, покажи новичок мастерства хоть на десятую долю от понтов… но нет. Раз засрал, два засрал, еще больше распалился… ну и так далее.

Наконец, к середине третьей игры группового турнира совместными усилиями основного состава Юрку удалось-таки вытолкать с поля взашей. Но, как говорится – поезд уже ушел, в параллельном матче соперники по группе технично расписали устраивающую обоих ничейку, и впервые за свою историю команда Организации сошла с дистанции уже на предварительном этапе…

— Блять, как завтра об этом Верховному Продюсеру доложить – даже и не знаю… – только и молвил печально будущий замминистра.

— Ты же, блять, у нас будущий член правительства, — ответили ему, — Вот и покумекай. Прояви государственный масштаб мысли. Раньше, блять, думать надо было…

В общем, плюнули, переоделись обратно и пошли пить пиво в сквер у метро «Динамо». Это спорт, а в нем всегда есть победители – и есть проигравшие. И вечных чемпионов не бывает.

Каково же было удивление, когда через пару дней, лениво наблюдая телепередачу «Футбольный клуб» с Василием Уткиным, я вдруг увидел давешнего «Юрку»! Причем на дорогом костюме в тонкую полоску с «искоркой» и с чрезвычайно важным видом рассуждающего о перспективах российского футбола! Бегущая строка внизу экрана любезно подсказала, что это, оказывается… в общем, один из деятелей, призванный этот самый футбол поднять на невиданную высоту.

«Видали, да, по телеку? Да аххуеть просто!» — таков был вердикт основного состава, вынесенный на следующей тренировке.

С того дня наша вера в светлое будущее российского филиала игры ногами в мяч окончательно сошла на нет.

Как однажды несколько противоречиво, но оттого и еще более мудро заметил Верховный Продюсер и Генеральный Жрец Организации, по другому, правда, поводу, но смысл тот же: «Глупо брать на работу профессионалов. Им приходится платить большие деньги, которых они никогда и нихуя не отрабатывают».

 

Но прекрасное было все-таки время! Невозбранно можно было пить пиво прямо в сквере у метро!

Вот такие были истории.

ЗЫ Основано на реальных событиях, все имена вымышленные, совпадения случайные, фотографии черно-белые, а я – самый крайний справа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev