«Результат матча с Уралом отрицательный, очевидно, что мы не можем быть довольны таким счётом. Игра словно состояла из двух частей, в первом тайме мы дисциплинированно пытались разыгрывать атаки, потом немножко прижались к своим воротам, отдали инициативу сопернику.

Во втором тайме нам удалось сделать шаг вперёд, мы создавали моменты. Если не ошибаюсь, 14 раз пробили по воротам, из них 5 в створ. Хорошие, чёткие моменты. Но мы не забили. Однако каждый раз после дождя выходит солнце. И завтра тоже выйдет солнце. И мы продолжим работать»

«Почему «Спартак» проиграл? Потому что нам забили на один гол больше, чем мы. Такое случается. У нас 14 ударов по воротам, из них 6 в створ, а у «Урала» было 5 ударов. Мяч не шёл в ворота. Вы видели, сколько у нас было моментов, но футбол таков»

«Такое ощущение, что я в роли быка, который заколол тореадора, я выхожу и вижу, что 4 болельщика кричат на меня дурным голосом. Я что, этого заслужил? Может быть, и заслужил, я не знаю… Но это полное неуважение к моему профессионализму, манере работы и моей расположенностью ко всем. Я вам скажу: работать тренером «Спартака», это лотерея. А приехать сюда и работать, не будучи профессиональным футболистом – лотерея вдвойне».

«Команда поехала в Австрию, имея конфликт, и в Австрии этот конфликт был погашен. Мы собирались, говорили друг с другом как мужики. И все остались довольны, счастливы. Мы говорили, что нам надо быть семьей, нам надо быть «Спартаком». Все эти разговоры мы проводили в Австрии. Но за спиной, за ширмой, этот душок остался. И потом это на нас отразилось. И вот это потом все полыхнуло. Это – чистая правда, что произошло с этой командой. Была одна тяжелая проблема, и мы пытались ее решить. Собирались все заинтересованные стороны, но проблема не была решена. Все это отразилось на команде по ходу сезона.

Что касается капитана. У вас одна информация, у меня другая. У нас были выборы капитана команды. И у этого конфликтного футболиста было 17 голосов. Поэтому давайте подумаем над этим. Давайте не будем искать виноватых. Почему к этому возвращаться? Кто виноват, кто кому рога наставил. Есть проблема, мы пытались ее решить, но она не решилась, потому что внутри остался вот этот конфликт. Не нужно футболиста или тренера винить в этом.

От этой проблемы страдала вся команда. Потому что информация, выходившая во вне, не была абсолютной правдой. Потому что правды нет ни у одной из стороны. В проблеме виноваты оба. И посреди этой ситуации – «Спартак» с 96-летней истории. Вот такая реальность. 30 мая у меня заканчивается контракт. Может, я поеду домой уже на следующей неделе. Если я не уеду завтра, я уеду 30 мая. Я ни в коем случае не держусь за это кресло, как и в других клубах. Но не пытайтесь все на меня повесить. Поддержите команду! Дайте поиграть! В этом месяце мы играем три турнира. В эти моменту нужно быть вместе с командой». 

«Перед тем как прийти в «Спартак», я первым делом провёл анализ последних восьми матчей команды. Мы изучали ошибки, которые были совершены при Массимо. Проблема команды была в том, что она разваливалась. Пятеро атаковали, пятеро оборонялись. И так весь сезон. Нам нужно было прежде всего решить вопрос целостности, сделать так, чтобы команда не разваливалась. В этом сезоне мы долгое время были на втором месте по количеству подходов к штрафной по информации InStat. Мы были командой, которая больше всего прессинговала на финальной трети поля. Мы забивали много голов со стандартов. Не забивали с игры, потому что не хватало последнего паса, но мы доходили до штрафной. Команда старалась, играла более-менее организованно. В этой ситуации команда должна опираться на порядок.

Необходимо терпение. Я согласен, нам тяжеловато сейчас атаковать флангами. Один из вариантов сейчас у нас — поддержка инсайда на фланге. Не знаю, сколько раз мы сегодня подали в штрафную с фланга, статистика будет только завтра на руках, нам не хватало последней передачи, но команда доходила до штрафной в рамках игрового порядка»

Когда начался этот сезон, мы долго шли на втором месте среди всех по подходам к штрафной площади соперника. Мы были командой, которая больше всех прессинговала вверху, мы забили семь голов со стандартов. Мы доходили до штрафной, но не забивали с игры. Команда старалась и играла более или менее организованно. Мы должны опираться на порядок, нужно терпение, нам сейчас тяжело. Одним из вариантов решения задачи является открыванием инсайда на фланг. Это не решает все проблемы, но работает. Нам не хватило последней передачи в игре с «Уралом».

Если сейчас спросите о моем настроении, я отвечу, что я грустный. И не только из-за результата, я грустный, так как болельщики не оказывают поддержку игрокам. Игроки чувствуют это, это видно в раздевалке. Когда футболисты разминаются и видят фанатов, которые их не поддерживают, они расстраиваются. Хотел бы сказать болельщикам, что проигрывает не только «Спартак», но и они. На это мне смотреть больше всего больно. Мне кричали оскорбления из-за скамейки, но я тут нахожусь только потому, что они меня попросили. Я буду помогать игрокам до смерти, пока я тут я отдам за них жизнь.

Иногда я показываю игрокам свой характер. В субботу была открытая тренировка и все могли видеть, как я гнал игроков вперед, как подбадривал их. Я сторонник той идеи — «как ты тренируешься, так ты играешь». Можно это принимать или нет, но тем не менее я всегда стараюсь требовать с футболистов по-максимуму»

«Есть один вопрос, о котором вы меня никогда не спрашивали. Мы все замены делаем всего до 70-й минуты. Эти две замены всегда улучшают игру и дают импульс. Всегда, во всех матчах. Это означает, что футболисты, выходящие на замену, также на сто процентов заряженные. И после произошедшего развода единственное, что я могу, — сделать всё, чтобы футболисты выходили максимально заряженными. Требовать от них именно это. Также я хочу, чтобы болельщики были положительно заряженными. Но иногда у меня складывается ощущение, что есть внешняя злая сила, которая заставляет футболистов нервничать на поле и чувствовать себя некомфортно.

Вы знаете хорошо этих футболистов. Я тоже знаю. Это неплохие футболисты. Но сейчас на них оказывается огромное давление. Работать в такой обстановке тяжело. Представьте, если вы работаете в такой атмосфере. Как бы себя чувствовали? Поэтому у нас сейчас есть два варианта. Или чтобы вернулся Массимо Каррера и снова всех игнорировать. Или — как я уже сказал — ждать, когда выйдет солнце, которое всегда выходит.

Поэтому, господа, давайте строить. Зачем мы продолжаем разрушать? Зачем мы хотим уничтожить футболистов? Зачем хотим уничтожить этот клуб с 96-летней историей? У «Спартака» как была история до Карреры, так будет и после него. Люди уходят. Почему этого не понимают болельщики?! История не заканчивается с уходом людей.

У нас есть 18-летний полузащитник Игнатов. Он замечательный! Вы считаете, что это нормально, когда вместо того, чтобы помогать ему расти, мы бросаем его в эту топку? Максименко — 20, Рассказову — тоже. Это нормально, что мы подвергаем их такому давлению из-за случившегося развода? Почему такое давление?»

«Я должен усиливать центр поля. Вместо двух опорников у меня три. Согласен, что нам не хватает игроков на фланге. Промес был очень важным игроком. Но у нас также нет футболистов в центре, таких как Иньеста, Хави, которые могут забежать за спину. Поэтому предпочитаю делать ставку на порядок и тактическую дисциплину и расти за счёт этого. Хотел бы также напомнить вам, что мы сейчас не можем полноценно тренироваться, поскольку у нас несколько матчей в неделю. Только восстанавливаемся и играем. И строим игровой порядок. Команда должна играть организованно и компактно в центре поля. Считаю, что три футболиста в центре лучше, чем два. Не я это изобрёл. «Ювентус» с такими игроками, как Роналду, тоже играет с тремя игроками в центре поля. Все крупнейшие команды, все без исключения, в чемпионате Франции, Германии, Англии, все, кто хочет расти и работать с мячом, все играют с тремя футболистами в центре поля.

«Вы считаете, что я ошибся, не поставив Ерёменко в стартовый состав? А я считаю, что вы ошибаетесь. Потому что Ерёменко два года не играл в футбол. И до этого он сыграл недавно в семи матчах, и я просто не могу сразу отдать Романа на растерзание львам и взвалить на него всю ответственность. Ерёменко будет постепенно заходить в игру, наращивать ритм. Поэтому в стартовом составе сегодня вышли Зобнин и Игнатов на позиции инсайдов»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Melnik