Двукратный обладатель Кубка Гагарина завершил свою долгую профессиональную карьеру и провёл свой первый сезон в качестве тренера московского «Спартака».

— Вы больше 20 лет играли в хоккей. Насколько тяжело вам далось решение о том, что надо заканчивать? 
— Хороший вопрос. И одновременно трудный. Наверное, когда ты приходишь в раздевалку и рядом с тобой сидят люди, которых ты на 20 лет старше, то невольно закрадывается мысль о том, что пора уступить дорогу другому поколению. Да, у меня было несколько предложений, возможно, ещё год я бы провёл на льду, но затем всё равно пришлось бы заканчивать. Лучше это сделать вовремя. 

— И всё-таки психологически это было трудное решение с вашей стороны? 
— Нет, никакой «ломки» у меня не было. Решил, что надо заканчивать, семья это решение поддержала. А чуть позже поступило предложение от Алексея Жамнова стать скаутом «Спартака». Просматривать и анализировать игру молодых хоккеистов. Я на самом деле мог закончить ещё на два года раньше, но в итоге доиграл до 39. Грех жаловаться: карьера получилась долгой, удалось Кубок дважды выиграть. Можно было бы еще «зацепить» один сезон, правда, пришлось бы уезжать из Москвы, а срываться далеко от дома совсем не хотелось. Я же почти всё время играл в Москве, только сезон провёл в начале двухтысячных в Новокузнецке и потом ещё полсезона в Беларуси. Так что решение закончить профессиональную карьеру после окончания прошлого сезона было единственно правильным. 

— В последние годы вы себя готовили к тому, что станете тренером?
— Такого, чтобы я вёл какие-то дневники и блокноты, записывая тренировки, не было. Но любой игрок задумывается над тем, чем ему предстоит заниматься после окончания карьеры. В минувшем сезоне я уже был, правда недолго, в молодёжной команде «Динамо». Понял, что мне есть чем поделиться с молодыми игроками. Опыт был интересный, мне понравилось, так что в октябре, когда Алексей Жамнов предложил войти в тренерский штаб «Спартака», я немедленно согласился. Хотя не скрою, что предложение было неожиданным. Работал в скаутской службе и не предполагал, что всего спустя две недели буду стоять на скамейке за спинами хоккеистов. 

— Говорят, что начинающему тренеру очень важно «убить в себе игрока». 
— Мне повезло: я оказался рядом с опытными людьми, которые мне сильно помогли на первых порах. Я учился и продолжаю учиться и у Алексея Жамнова, и у Игоря Уланова. Они не давили на меня авторитетом, мы вместе принимали важные решения и старались слушать друг друга. Думаю, любому молодому тренеру было бы очень комфортно работать в таких условиях. Интересная и одновременно сложная работа. Тренер, особенно главный тренер, должен уметь быстро принимать важные решения, должен уметь управлять большим коллективом и быть хорошим психологом. Буду учиться этому. 

_0018.jpg

— Нервная работа?
— Конечно. Многие хоккеисты после игры быстро забывают всё то, что было на льду. Матч закончился — надо идти дальше, готовиться к следующему. Это правильно. Тренер же не может так поступить: его задача — проанализировать игру, увидеть ошибки, понять, как их можно исправить. В этом плане хоккеисту проще, чем тренеру. Но загонять себя тренер тоже не должен — в неделю же бывает по 3-4 игры. «Съедать» себя изнутри нельзя. 

— Наверняка смотрели за игрой и ловили себя на мысли: я в этой ситуации сыграл бы по-другому. 
— Разумеется. Любую ситуацию оцениваешь по-своему. Мы старались все вместе сделать так, чтобы ребята придерживались игрового задания, чтобы в игре была система. Мы показали, что у нас есть характер, дали отличный бой СКА. Да, жаль, что «вылетело» сразу несколько лидеров — длинной скамейки нам в плей-офф не хватило.

— Вы отвечали за большинство? 
— Да. Что-то получалось, что-то — нет. Большинство такая штука — один человек получает травму и приходится вводить в спецбригаду нового игрока. И вновь искать «химию». В «регулярке» у нас на большинство выходили Кутейкин, Никонцев. Забивали красивые голы. Затем они получили травмы, поэтому новым хоккеистам на их месте пришлось непросто. Но все — молодцы, все старались играть не на свою статистику, а на команду. 

— Что случилось со «Спартаком» на финише регулярного чемпионата? 
— Да, серия получилась болезненной для всех нас. Когда-то у меня в «Динамо» была похожая серия — проиграли 11 матчей подряд. Неприятно. При этом все ребята старались, нельзя было сказать, что кто-то отбывал на льду номер. К счастью, потом в серии со СКА все увидели, в какой хоккей на самом деле умеет играть «Спартак». И ребята сами себе доказали, что можно на равных играть с любой командой. Так что сейчас я даже рад, что в первом раунде мы попали на Петербург. При этом в этой серии у нас выходило на лёд несколько хоккеистов, которые никогда толком и в КХЛ не играли. Но все отдавались полностью. Проявили характер. У нас некоторые нападающие играли почти по 30 минут. И никто не жаловался на усталость. 

— «Спартаку» никто не давал в этой серии ни малейшего шанса.
— Мы серьёзно готовились к каждой игре. Разбирали игру соперника. Главное, постарались убедить ребят в том, что против них выйдут играть обычные люди, без каких-то сверхспособностей. И еще мы заставили играть СКА в тот хоккей, в который им играть некомфортно. Да, многие мне, например, звонили, говорили, что нас «убили» судьи. Но это разговоры ни о чём — мы проиграли серию 2-4, какой смысл на кого-то что-то сваливать? Играть надо так, чтобы никакие судьи не могли повлиять на исход серии. В серии мог быть только один победитель. Нам немного не повезло, дальше пошёл СКА. 

— Кто из тех тренеров, с кем вы работали, оставил самый глубокий след в вашей душе? 
— Олег Знарок. На этот вопрос мне легко ответить. Исключительно честный человек по отношению к игрокам. Ты знаешь, что всегда защищён. Он умеет создать очень сильный коллектив единомышленников. Всегда говорит в глаза то, что считает нужным. И ребята на него не обижались. Он мог посадить человека в запас на несколько матчей, но затем этот игрок выходил и играл, например, весь плей-офф без замен. Потому что Валерич честно объяснял, почему он игрока посадил и почему затем опять выпустил на лёд. Его нельзя не ценить за такой подход. 

— Последний вопрос. Получили кайф от вашего первого сезона в качестве тренера?
— Конечно. Отличная команда и отличный тренерский штаб. Но я не люблю проигрывать. Так что у нас у всех впереди много работы.

Источник: ХК Спартак