Все, чем занимается спартаковский менеджмент, предназначено для внутриспартаковского употребления.

Сейчас много говорят о том, как «Спартаку» улучшить работу с болельщиками. Я отвечу: с нынешней спортивной, управленческой и операционной составляющей — никак.

Сейчас, когда доступен для просмотра самый разный футбол, молодежь, как уже недавно писали, отходит от принципа support your local team, а то и вообще от принципа support any team. Многие болеют за отдельных игроков, а за команду — ну, так, за компанию, раз там играет любимый игрок. После чемпионата мира-2018, например, я видел немало появившихся персональных болельщиков Акинфеева и Дзюбы. Которые, понятное дело, пополнили лагерь болельщиков ЦСКА и «Зенита».

А вот что может «Спартак» сейчас предложить молодому (или просто раньше не интересовавшемуся футболом) болельщику, у которого в семье нет болельщиков «Спартака»?

А ничего.

Ярких личностей в команде нет. Были, конечно, Промес и Каррера, но они не то, чтобы очень подходят — для российского болельщика все-таки еще хоть в какой-то степени, но важно болеть за харизматичного соотечественника. (Таким мог бы, наверное, стать Глушаков, но… скажем мягко и корректно, не смог.)

Последние яркие результаты — последовательный вынос «Зенита», «Краснодара» и ЦСКА в конце 2017 года, и тот сильно подмочен 0:7 от «Ливерпуля». С тех пор и сборная сыграла, где ярче всего выступили вышеупомянутые Дзюба и Акинфеев (ну, не ценит средний болельщик защитников и опорников, чего уж тут поделать), и ЦСКА в группе дважды обыграл «Реал» (из группы, правда, не вышел вообще никуда, но кого ж это интересует).

Меметичные события после Глушакова с гитарой возле «Открытие арены» в основном связаны с какой-то дикой хренью (из последнего — «нам на сайт вставили»). Работа с социальными сетями и прочим цифровым контентом, как раз предназначенная для привлечения молодых болельщиков… ой, давайте не будем. Такое впечатление, что digital в «Спартаке» ведется только и исключительно для того, чтобы не дай Бог у команды случайно не появилось новых болельщиков.

Ну а как же, не знаю, яркая атакующая игра, которую нам периодически обещают? А вот это уже штука чисто для внутреннего пользования. Не то, что даже внутрироссийского — внутриспартаковского. Если молодой болельщик захочет увидеть яркую атакующую игру — он будет смотреть какой-нибудь «Ливерпуль» или «Барселону», а то и южноамериканские чемпионаты. Там тебе и комбинации, и град голов, и чего хочешь.

Собственно, все, чем занимается спартаковский менеджмент, полностью, как говорится, замкнуто на себя и предназначено для внутриспартаковского употребления. Главное, чтобы соответствовало ожиданиям «very important» части спартаковской аудитории, а от нищих горлопанов, которые изволят трофеев и побед требовать, можно и отмахнуться — от них и так клубу, в общем-то, только расходы и никаких доходов. Все равно они никуда не уйдут и будут горлопанить «Раз «Спартак», всю жизнь «Спартак», «Спартак» до самой смерти», правильно? Даже если уйдут с трибун — все равно же не переметнутся болеть за ненавистные ЦСКА, «Динамо» и так далее.

У «Спартака» сейчас, по сути, есть только два «вектора развития».

Первый, фантастический. Исправить все вышеперечисленные недостатки, без которой не привлечь молодую аудиторию: создать новых ярких российских звезд, стабильно показывать высокие результаты («Спартак наш, всегда мы с тобой, ты только борись за медали«), «шуметь» на международной арене… так, стоп, подождите, это же я бесковско-романцевский «Спартак» 80-х и 90-х описываю. Ну и плюс к этому — наладить работу с цифровым контентом, от социальных сетей до официального сайта.

Второй, реалистический. Смириться с тем, что «Спартак» и его болельщики — это практически полностью изолированная система российского футбола, что болельщики никуда по-настоящему не уйдут, чем их ни корми… и продолжить работать так же, как сейчас.

Make your choice.