Аттила Мальфатти пополнил тренерский штаб Массимо Карреры в «Спартаке» сразу после чемпионского сезона. До переезда в Россию Мальфатти 15 лет работал в системе «Ювентуса» и дошел от детских команд до основы. В России Аттила поселился в Тарасовке и сразу же начал изучать русский язык.

С первых же дней в «Спартаке» Мальфатти — как и еще одного приглашенного год назад Каррерой тренера, Джорджо Д’Урбано, — начали критиковать в медиа. В итоге по окончании сезона четыре тренера из штаба Карреры — Мальфатти, Д’Урбано, Хавьер Нойя Сальсес и Роман Пилипчук — покинули команду.

Сейчас Мальфатти работает в словацкой «Жилине», однако по-прежнему с теплотой вспоминает время, проведенное в «Спартаке».

«Зашел на сайт клуба и увидел новость, что больше в «Спартаке» не работаю»

— Вернемся в начало этого лета. Как вы узнали о том, что покидаете «Спартак»?
— Массимо позвонил мне и сказал, что продолжение моей карьеры в «Спартаке» невозможно, поскольку клуб недоволен нашей работой в сезоне — особенно последними результатами. Говорю о поражениях в полуфинале Кубка и последнем туре от «Динамо», которое лишило команду прямой путевки в групповой этап Лиги чемпионов. Массимо сказал, что пытался сохранить меня, но это оказалось невозможным: руководство клуба хотело поменять штаб.

— На тот момент уже было решено, что штаб пополнят Рауль Рианчо и Висенте Гомес?
— Каррера ничего не говорил о новых именах. Просто сказал, что руководство хочет изменений, поскольку расстроено — не только мной, а вообще работой тренерского штаба в сезоне. Поначалу Массимо сказал: «Аттила, постараюсь сделать все, чтобы ты остался в «Спартаке». Знаю, что ты проделал отличную работу — выполнил все, о чем я просил. Я доволен тобой, но клуб хочет изменений. Дай мне время, я хочу переубедить их».

Потом я зашел на сайт «Спартака», где увидел новость, что больше не работаю в клубе. Снова позвонил Массимо, который попросил: «Не беспокойся, клянусь тебе, я делаю все, что могу». В итоге 23 июня после возвращения в Москву Массимо вновь позвонил: «Аттила, мне очень жаль, но они хотят поменять весь штаб. До вчерашнего дня я пытался поговорить с президентом, но не смог повлиять на решение». Я поблагодарил его за возможность поработать в «Спартаке», которую он предоставил мне, и пожелал удачи во всем.

Я старался работать ежедневно, выкладываясь на сто процентов. Начал изучать русский язык. Даже когда в прошлом году, 25 ноября, умерла моя мама, я был на тренировке. Каждую секунду я отдавал всего себя «Спартаку», потому что этот клуб запал мне в сердце с первого дня. Вместе с командой я пережил много счастливых моментов. Мне понравились русские люди, особенно болельщики «Спартака». Люди на базе, члены команды — считаю, у нас была отличная семья.

У меня возникали проблемы: сначала умерла мама, потом отец стал себя чувствовать хуже, причем это продолжается до сих пор. Тогда я понял, что «Спартак» — часть моей семьи. Каждый день люди, окружавшие меня, оказывали поддержку. Это были счастливые дни, но руководство решило, что я недостаточно хорош для «Спартака». Я обязан уважать их решение и всегда буду благодарен руководству и мистеру Федуну за предоставленный шанс.

— Не удивились, что Массимо попросил подождать, но на сайте уже сообщили о вашем уходе?
— Да, это странно. Но после заседания совета директоров в медиа стали появляться разные новости. Одни писали, что в «Спартаке» остаются Риомми (тренер вратарей «Спартака» — Sport24) и Мальфатти, другие — что все уходят. В итоге получилось то, что получилось.

Думаю, дело было в том, что Массимо, как и говорил, общался с руководством и пытался оставить своих людей. Через два дня после матча с «Динамо» я вернулся в Италию в полной уверенности, что продолжу работу. Потом позвонил Массимо и сказал, что все не так. Я ждал новостей больше месяца. В общей сложности Каррера звонил раза три-четыре. Но в итоге Федун и руководство решили, что нужно уволить всех.

(РИА Новости)
РИА Новости

— А лично с вами никто из руководства не общался?
— Нет. Я всегда общался только с Массимо. Верю Каррере: знаю его много лет еще со времен «Ювентуса», и он всегда говорил мне только правду. Поэтому если бы Массимо не хотел видеть меня в штабе, то просто сказал бы об этом. Тут возникли обстоятельства, на которые он не смог повлиять.

«Главное, чтобы Глушаков решил семейные проблемы»

— Кто-то из футболистов связался с вами после того, как вы покинули «Спартак»?
— Да, я до сих пор на связи с некоторыми игроками, но мы не говорим о футболе. Узнаю, как у них дела, все ли в порядке, желаю удачи в игре. Ребята спрашивают, как у дела у меня, как семья, где я работаю. Когда было объявлено о моем уходе, некоторые написали слова сожаления, но это футбол: сегодня ты здесь, а завтра в другой точке мира. Парням всегда желаю побед. Пусть я сейчас не в «Спартаке», но эта команда навсегда в моем сердце. Всегда буду красно-белым болельщиком, потому что я провел в Москве потрясающий сезон, получил отличный опыт.

— С кем именно вы общались летом после ухода из «Спартака»?
— Мне писали Самедов, Джикия, Боккетти, Ребров, Луис Адриано, Зе Луиш, Педро Роша и Риомми. Я поменял телефон, когда уехал из России, так что у меня нет всех номеров. Но перед этим написал в общую группу в вотсаппе пожелания удачи всем ребятам и членам команды. Также написал Боккетти, чтобы он передал всем, что я очень скучаю по «Спартаку» и обязательно буду смотреть все игры команды как болельщик. Разумеется, попрощались и с Массимо.

— Капитану команды Денису Глушакову вы привозили подарок — свитер Джанлуиджи Буффона. Сейчас с ним на связи?
— Нет, потому что, как я уже сказал, сменил телефон, и номер Дениса потерялся. Слышал, что сейчас у него семейные проблемы. Очень надеюсь, что Глушаков сможет решить все сложности. И что все члены его семьи, особенно дети, будут счастливы. Это самое главное в жизни.

— О конфликте Глушакова и Карреры тоже слышали?
— Тут мне нечего сказать, ведь этот сезон «Спартак» начал уже без меня. Знаю, что Глушаков не играл в последних матчах, но я не общался ни с ним, ни с Массимо на эту тему. Повторюсь: главное, чтобы Денис сейчас решил свои личные проблемы. Личность футболиста всегда для меня важнее, чем его игра. Каждый из нас — прежде всего человек, а уже затем профессионал.

— Говорят, конфликт между Глушаковым и Каррерой начался еще прошлым летом, длился все это время и в итоге дошел до точки кипения в октябре.
— Когда прошлым летом мы с Джорджо [Д’Урбано] приступили к работе в «Спартаке», игроков, участвовавших в Кубке конфедераций, мы увидели только в конце предсезонной подготовки. На сборах в Австрии все было здорово, а вернувшись оттуда, мы выиграли Суперкубок. Первый в истории клуба, так что я, можно сказать, вписал свое имя в эту историю, ха-ха. Тогда я еще не знал русский язык, потому не мог ничего услышать. Но, по-моему, ситуация в команде была нормальной.

«Возможно, Пилипчук решил, что мы с Д’Урбано хотим занять его место»

— А слышали о том, как за пару недель до конца сезона Роман Пилипчук заявил об уходе из «Спартака»?
— Нет. Я конечно учил русский, но за год не овладел им настолько, чтобы читать тексты в медиа. Знаю только, что Пилипчук, обсуждал с Массимо эту тему. Мне же с ним было общаться непросто: Роман почти не говорил по-английски, я еще не понимал по-русски. Так что могу сказать только одно: Пилипчук два-три раза разговаривал с Массимо, после чего решил уйти.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Возможно, Роман решил, что я и Джорджо хотим занять его место. Но перед началом сезона на базе в Тарасовке Массимо объявил, что мы пришли помогать тому штабу, который выиграл чемпионат. Он сказал: «Благодарю тех, кто работал со мной в прошлом сезоне, потому что мы стали чемпионами. Но теперь у нас будет больше игр. У нас будут матчи Кубка России и Лиги чемпионов. И в штабе нужны еще два человека. Мы должны работать все вместе».

Наверное, поначалу не все понимали эту ситуацию. Возможно, даже руководство не понимало. Больше игр — больше ротации. Кто-то должен работать с травмированными, доводить до нужной формы тех, кто ее растерял, и так далее. Но нас с Джорджо воспринимали как угрозу, хотя мы приехали только для того, чтобы помогать «Спартаку». И этот месседж, видимо, дошел до руководства. Массимо же все четко объяснил на базе. Не знаю, говорил ли он об этом публично, но команде говорил точно. Как только я начал немного говорить по-русски, сразу наладил хорошие отношения практически со всеми русскоязычными членами команды и штаба.

У нас была 18-матчевая беспроигрышная серия в чемпионате. Полуфинал Кубка и третье место в чемпионате — неплохо. Конечно, было бы здорово выиграть Кубок и стать вторыми, напрямую попав в Лигу чемпионов. Только никто почему-то не вспоминает, что до самого конца «Спартак» боролся за победу во всех турнирах. Но победитель всегда может быть лишь один. «Зенит» с Манчини и множеством классных футболистов стал пятым. А «Спартак» до прихода Массимо 16 лет не выигрывал чемпионат. Это только цифры, но о них нельзя забывать. Победа может не достаться тебе, но очень важно быть конкурентоспособным. И мы были. А не ошибается лишь тот, кто не работает. Мы вместе с Джорджо и всеми без исключения членами тренерского штаба работали много и упорно.

— В конце сезона медиа публиковали инсайды о чрезмерных физических нагрузках, которые давал Д’Урбано перед началом неудачной серии — матчами с «Уралом», «Тосно» и «Ахматом».
— Я не считаю, что «Спартак» проигрывал из-за работы Джорджо. Поясню: если ты хочешь играть на топ-уровне, в матчах Лиги чемпионов, ты должен бежать. Если не бежишь — не побеждаешь. Если посмотрите на статистику, то увидите, что условный Лионель Месси в матче, где он забил три-четыре гола, находился с мячом не более 3,5 минут. Но мы говорим о Месси — лучшем футболисте мира. И он 92 минуты играет без мяча. А что делать без мяча? Двигаться! Так что если футболист не готов физически, он не может играть. Все лучшие игроки мира так же хороши в футбольных компонентах, как и в физических. А чтобы набрать физическую форму, нужны силовые тренировки.

Джорджо Д’Урбано лично для меня — гений. И это не только мое мнение. Просто почитайте о его карьере. Это один из лучших тренеров по физподготовке в мире. Он несколько десятилетий работает в футболе, работал с Альберто Томбой — лучшим горнолыжником в истории, — выиграл олимпийское серебро в Бразилии. Считаю, для любого клуба заполучить Джорджо — большая удача. Знаю, что поначалу адаптировать тело к нагрузкам сложно, но это не причина, по которой проигрываются матчи. Повторюсь: хочешь выигрывать — беги. Футбол сейчас очень быстрый, команды играют компактно, и нужна высокая скорость. И Джорджо, и Хави [Нойя Сальсес] работали много и, как мне кажется, в правильном направлении. Для каждого футболиста были разработаны индивидуальные системы тренировок. Поэтому не стоит обвинять Джорджо в поражениях «Спартака».

(spartak.com)
spartak.com

— В вину Д’Урбано ставили и многочисленные травмы игроков.
— Здесь я повторю цитату Массимо, который всегда говорил: «Если ты играешь в футбол, причем на самом высоком уровне, то риск получения травмы есть всегда». Таков этот вид спорта: высокие скорости, контактная борьба — все это ведет к повреждениям. Насколько я знаю, сейчас, когда Д’Урбано уже не работает, травм в «Спартаке» все так же хватает, верно? Принципы работы в прошлом сезоне оставались теми же, что и в чемпионский год, но матчей стало больше. Перед завоеванием титула «Спартак» играл по одному матчу в неделю, а в прошлом сезоне — по два-три. Чем чаще футболист играет, тем выше риск получить травму.

— Но «Спартак» и не мог привыкнуть к такому ритму: у команды не было трофеев с 2003-го, а чемпионства — с 2001 года. Это не «Ювентус».
— Верно. Насколько понимаю, большинство футболистов, ставших чемпионами в 2016 году, ничего не выигрывали без Массимо. Его задачей была работа не только над техникой и тактикой, но и над менталитетом. Нужно было дать футболистам — безусловно, классным — понять, что они могут стать чемпионами.

Давайте вспомним Лучано Спаллетти — фантастического специалиста, который за пять лет выиграл четыре трофея с таким классным клубом как «Зенит». Массимо выиграл два трофея за два года. Все познается в сравнении. Нельзя зацикливаться только на своем клубе. Массимо был уволен, когда «Спартак» отставал на одно очко от второго места, а какое отставание теперь? Я не говорю только о руководстве «Спартака», а о ситуации в целом. Нужно иметь терпение и уметь анализировать ситуацию.

— Да, но Леонид Федун часто принимал эмоциональные решения — 14 тренерских перестановок за 14 лет тому подтверждение.
— С одной стороны эмоциональность — это хорошо. Это значит, что президент любит свой клуб. Но с другой, нужно понимать: делая что-то на эмоциях, ты можешь совершить ошибку. Я сам эмоциональный человек, но всегда стараюсь обдумывать важные решения, которые мне нужно принять. Делиться эмоциями — здорово, но нужно быть сфокусированным на своей цели и хорошо представлять, чего именно ты хочешь в данный момент.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Возможно, одной из причин увольнения Карреры было отсутствие сложившегося штаба? Каждый из сезонов в «Спартаке» он работал с разными людьми.
— Хороший вопрос. Думаю, каждый тренер нуждается в своем штабе — людях, которые работают с ним и прежде всего для него. Людях, которым он полностью доверяет. Все лучшие тренеры мира — Конте, Аллегри, Гвардиола — работают со своими людьми. И Массимо я считаю одним из лучших тренеров в мире. Я всегда говорил ему: «Благодарю за возможность поработать вместе с тобой в «Спартаке». Постараюсь отплатить за доверие своей работой и самоотдачей». И когда главный тренер имеет в своем распоряжении людей, полностью его поддерживающих, он сам работает с большей страстью и уверенностью. Так и создается семья.

— Была ли она в тренерском штабе «Спартака» в прошлом сезоне?
— Думаю, поначалу нет, потому что мы с Джорджо не знали Романа и Хави. Прошло время, пока мы познакомились, поняли друг друга, как люди. Были некоторые проблемы со взаимопониманием. Все-таки мы из разных стран, с разным менталитетом. Но проблемы были не внутри штаба, а потому что разные люди, журналисты, распространяли слухи вокруг команды. Но мы продолжали работать, узнавать друг друга лучше, и, повторю, выдали 18-матчевую серию без поражений в чемпионате. Не буду нахваливать нас и говорить, что мы проделали отличную работу. Но мы двигались в верном направлении.

«Если Массимо позовет, снова буду помогать ему»

— Вы сказали, что члены штаба должны отдавать все свои силы на благо главного тренера. Так ли работал Рауль Рианчо?
— Не знаю. Не знаком с ним — Рианчо пришел тогда, когда меня уже не было в команде. И было бы неуважительно обсуждать его. С Массимо мы тоже не созванивались после 23 июня и не обсуждали его помощников. Так что по поводу испанских тренеров мне сказать нечего.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Сами вы после «Спартака» вернулись в «Ювентус», но довольно скоро перешли в «Жилину». Как это случилось?
— Я хочу поблагодарить «Юве». Для меня этот клуб — семья. Как только в «Ювентусе» узнали, что я больше не работаю в «Спартаке», то сразу позвонили и предложили работу. Разумеется, я не мог отказать клубу, вырастившему меня как тренера. Но через месяц после возвращения в Турин мне позвонили из «Жилины» и предложили поучаствовать в новом проекте. По регламенту в стартовом составе каждого клуба высшей лиги Словакии на поле должны быть минимум два игрока 2000-го года рождения и трое — 1999-го. Мне предложили работать над обороной всех команд системы «Жилины» от первой до U-16. Больше всего времени я провожу с дублем. Президент клуба Йозеф Антушек — отличный человек, который очень любит футбол.

Защитник «Интера» Милан Шкриньяр переехал в Италию именно из «Жилины». Как и форвард «Эмполи» Самуэль Мраз или защитник «Фиорентины» Давид Ганцко. Клуб хочет готовить молодых футболистов, доводить их до основы, а потом продавать в лучшие лиги Европы. Очень интересный проект. Я работаю вместе с тренерами всех возрастов, делюсь с ними опытом и узнаю что-то новое. Работы очень много. Но, конечно же, о «Спартаке» я не забываю.

— Как долго будете раздумывать, если Каррера пригласит вас помощником в следующий раз?
— Уверен, что Массимо не останется без работы надолго, и мы вскоре увидим его в в топ-клубе. Было бы здорово снова поработать с ним, но решение за Массимо. В «Жилине» мне очень нравится, но если Массимо пригласит, разумеется, с удовольствием вновь буду помогать ему. И, надеюсь, дольше, чем один сезон. Я доверяю ему, потому что несколько лет назад, когда мы познакомились в «Ювентусе», он сказал: «Мне нравится страсть, с которой ты работаешь. И когда у меня появится возможность пригласить тебя к себе в штаб, я сделаю это».

Есть разница между «говорить» и «делать». Массимо выполнил свое обещание. Поэтому я всегда на его стороне.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Спорт24

Записи Melnik