Разбор интервью Измайлова — ложь, лицемерие, некомпетентность, подставы. После 3 недель возмущений болельщики получили худшую пресс-конференцию в истории клуба

Разбор интервью Измайлова — ложь, лицемерие, некомпетентность, подставы. После 3 недель возмущений болельщики получили худшую пресс-конференцию в истории клуба.

 Измайлов: – До увольнения Карреры разговоры о новом тренере точно не велись. 

Рианчо на одной пресс-конференции заявил : «Когда я приходил в «Спартак», меня спросили, смогу ли я при каких-то условиях возглавить команду». Если это не разговоры о новом тренере, то что? 

Измайлов: – Мы вели переговоры с несколькими кандидатами, российскими и иностранными, когда они закончились, подписали Кононова. 

Сложно сказать правда это или нет, но лучше бы он соврал. Сказать «мы пробовали с другим и у нас ничего не получилось и потому Кононов» не лучшая идея, звучит как «он был последним в списке».

Измайлов: – Это коммерческая тайна – наши расходы и доходы. Их роли в селекции? Ну вам же это известнее. 

У  Измайлова была отличная возможность закрыть тему, но он этого не стал делать, а предпочёл провокацию в виде последней фразы. Речь идёт о комиссионных, которые получили агенты приближённые к Каррере, но при этом, ещё в момент публикации данной информации, многие засомневались в её правдивости, а некоторые стали строить теории по которым вброс организовал сам Наиль Измайлов в попытке очернить Карреру, чтобы сгладить негатив вокруг своих решений.

Самую большую ложь, наверно, надо оставить на конец, но я напишу сейчас.

Журналист: Как решить ситуацию с отношением болельщиков к Глушакову? 

Измайлов: Реакция трибун основана на недостоверной информации, которой много в последнее время. Будем работать над этим. 

Конкретно по этой фразе вопросов нет, но вот дальше…

Журналист: Подробности конфликта Глушакова и Карреры? 

Измайлов: Я не могу об этом говорить, так как не знаю деталей. Если один не хочет говорить и второй не хочет, я тут не компетентен.

«Реакция трибун основана на недостоверной информации, но сам я достоверной информацией не владею.» Это ли не ложь?! При этом и.о. тренера Спартака Рауль Рианчо на одной пресс-конференции заявил «Команда поехала в Австрию, имея внутри конфликт. Вы, наверное, этого не знаете», «Были выборы капитана команды. У этого конфликтного футболиста было 18 голосов.» Официальный сотрудник клуба заявил, что был конфликт и в нём был замешан Глушаков, заявил об этом на всю страну, но вице-президент об этом по прежнему не вкурсе. Такое разве возможно? 

Измайлов: Слишком много факторов, которые оказывают влияние, не думаю, что нужно все перечислять. В чем моя ошибка? Их много – знаю их и исправляю. 

У кого ошибок больше? У Карреры или Измайлова? Почему Каррера уволен, а Наиль по-прежнему работает?

Журналист: Кто первым произнес фамилию Кононов? 

Измайлов: – Решение коллегиальное. Чем я рискую? Мы с Родионовым рискуем тем же, что и тренер – должностями. 

Я представляю картину как Леонид Федун, Измайлов, Родионов и другие члены совета директоров сидят по кругу, гробовая тишина, головы склонены и тут их лица озаряет мысль и они одновременно выкрикивают имя тренера «Олег Кононов». Чушь. Единственное, чего хотел этим добиться Измайлов — это размыть ответственность за свои решения. Измайлов в принципе попытался абстрагироваться от негатива — там он ничего не знал, здесь решение коллегиальное, переговоры он не вёл.

Измайлов: – Небольшой экскурс в историю: решение об уходе Карреры было принято рано утром 22 октября, затем мне нужно было приехать в Тарасовку, объявить все. Массимо попрощался с командой, это вышло очень тепло, я пригласил его на один из домашних матчей, чтобы попрощаться с болельщиками. А фото… Видимо, просто возникли технические проблемы – не нашли удачный снимок. 

Не нашли удачный снимок тренера. Наиль за 3 недели не смог найти отмазку лучше?! Если да, то это прямая оценка его умственных способностей.

И напоследок клоунада устроенная менеджментом «Спартака» достойная передач «Кривое зеркало» или «Аншлаг». 

Журналист: Как, по-вашему, должна проходить трансферная кампания? 

Кононов: Пока не буду говорить на эту тему. Главное, делать свое дело. А после сезона с позволения руководства поговорим.

Журналист: Тогда такой же вопрос господину Измайлову?

Измайлов: Переадресую Сергею Юрьевичу – он расскажет о внутриклубных регламентах. 

Родионов: – У Олега Георгиевича есть этот регламент, там все прописано и все понятно. 

Знакомьтесь, это называется спартаковская карусель..

Кононов посчитал нетактичным комментировать токсичную тему, дабы не подставить себя и клуб. Измайлов не захотел связываться с негативом и метнул стрелки на Родионова. А Родионов просто плюнул нам в лицо, вернув вопрос на Кононова, человека который не провёл и дня в клубе.

Я вообще на месте Олега Георгиевича задумался, тот ли он клуб выбрал, уж поддержки от руководства он точно не дождётся — ещё до того как приступить к работе, его подставили два раза — с трансферами и, заявив, что Кононов это последний вариант, когда с другими не получилось.

Кононов всего день в клубе, а его уже успели сделать частью спартаковского цирка.