«Спартак» должен, не отказываясь от традиций, двигаться в ногу со временем — и в смысле тактики, и в смысле ожиданий.

В последние недели, для «Спартака» прошедшие под статусом «в активном поиске», одним из аргументов в пользу назначения Олега Кононова являлся тот факт, что российский специалист будет ставить зрелищную игру и чуть ли не тот самый «спартаковский футбол», который, вроде бы, стал мемом еще лет восемь назад и остался мечтой ностальгирующих по девяностым фанов. И в этом у нового наставника есть преимущество перед ранее покинувшими свой пост Карпиным и Аленичевым, чья цель была похожей – Кононов уже делал это в Краснодаре, и даже вполне успешно, и с игроками уровня «Спартака» и доверием со стороны руководства может добиться большего, чем финал Кубка и бронза РПЛ. Безусловно, может. Но именно сейчас, когда клуб вступает в новую фазу развития, я считаю нужным выразить свое мнение по важной части жизни «Спартака» в последние пару десятилетий:

Спартаковский футбол как постоянный идеал игры команды должен умереть.

(Дисклеймер: даже в своей небольшой контрибуции к тексту о том, почему Кононов не должен быть тренером клуба, я признал, что его кандидатура в принципе весьма неплоха. Этот текст написан безотносительно персоналии Олега Георгиевича и той тактики, которую он исповедует\будет исповедовать. Я желаюему удачи и успехов во главе команды.) 

(Дисклеймер 2: под термином «Спартаковский футбол подразумевается атакующая манера игры, приблизительно сходная с манерой игры 90-х-начала двухтысячных годов. Речи о конкретной модели не идет.)

Чемпионство-2017 для меня стало первым осознанным как болельщика «Спартака». До того было по меньшей мере 8 лет боления за клуб, до того – безразиличие к футболу вообще, а еще раньше – боление за клуб АПЛ и легкая антипатия к ЦСКА, за который болела часть моей семьи. По меркам «Спартака» я, конечно, неофит, но в свою защиту могу сказать следующее: на первые несколько лет моего боления выпал период бытия даже не непобеждающим топом, а околотоп-клубом и несколько серьезных позоров, так что закалка, наверное, неплохая. И тем не менее, доминацию и футбол 90-х я вживую не застал и отношусь к ним как к историческому периоду, а не лично прожитым воспоминаниям. Да, это круто, что у клуба, с которым я себя идентифицирую, было такое время. Но жизнь – штука короткая и историю надо делать здесь и сейчас. А до прошлого года в моей истории «Спартака» побед не было от слова «вообще».

Зато был идеал. Стеночки, забегания, кружева, Титов, Тихонов, 6 побед в группе ЛЧ… все это идеализировалось и противопоставлялось малоубедительному зрелищу, которое мы смотрели каждые выходные. И на контрасте с последним в идеал было очень легко поверить. И я верил. Очень надеялся на Карпина, как на человека, который много лет этим жил. На Эмери, который выглядел как идеальный среди варягов специалист по атакующему футболу. И все вроде бы соответствовало заявлениям – и игроки атакующие, и ценности заявлены, и победы временами одерживались серьезные. Одного не было. Результата на дистанции. В итоге довольно быстро начала появляться крамольная для некоторых мысль – чтобы получать результат, можно не играть красиво, но надо тупо побеждать. (Что в некотором смысле и показал чемпионский сезон.)

Смена идеала меняет мировоззрение. Окончательно оно поменялось к лету 2015-ого, примерно к концу сезона и назначению нового тренера. Уже понимая, что в клубе результат – лишь одно из требований, я вполне точно угадал, кто же будет выбран между Бердыевым, Ганчаренко и Аленичевым, и вполне точно спрогнозировал, что последний провалится в первом сезоне. Дальше клуб стал уже интереснее, потому что с точки зрения трофеев как цели приглашение Карреры выглядело вполне адекватно – человек с опытом и победами приезжает помогать. Но Аленичев проиграл АЕКу, и здесь уже мне придется себя совсем уж похвалить – в Массимо я поверил с самого начала. То есть с момента назначения его исполняющим обязанности. У меня даже и пруфы есть – вот, к примеру, скрин моей переписки с другом во время матча с «Крыльями»:

Массимо оправдал веру. Да, с кучей везения, да, без конкретной внятной игры, но цели добился именно он. В отличие от людей с ценностями, со спартаковским футболом, с духом, в конце концов. Кстати, хотите за дух поговорить? Тогда у вас минута, чтобы убедительно объяснить мне, чем же именно любая из легендарных команд в истории духовитее «Спартака» 2016\2017 – мотивированнее, голоднее до побед, доигрывающая каждую секунду, вот это вот все. Вперед.

Вы, возможно, думаете, что победа тогда для меня затмила вообще все и сейчас я начну отмазывать Массимо? Хренушки. Он совершил довольно много ошибок с тех пор; и как раз с точки зрения конечного результата в этом сезоне он вполне заслужил увольнение. Впрочем, градус претенциозности я тоже не снижу. Только сегодня и только здесь я попробую на пальцах объяснить, в чем же успех любой команды-победителя, не вникая в сложные вычисления и разборы вообще.

Во-первых, достаточный уровень игроков и тренера, тут все понятно. Следующие два немного сложнее. Во-вторых, мотивация на дистанции. Что такое ее отстутствие, показывает любая провинциальная команда в конце сезона, если играет не со «Спартаком». Но в принципе, тоже очевидно. Этот пункт может заменяться т.н. «психологией победителей». И в-третьих, подходящая тактика. Под словом «подходящая» я имею в виду любую модель, позволяющую побеждать на дистанции конкретного чемпионата или кубка. Или даже ее отсутствие — как выяснилось, если строить план на игру от соперника в каждом матче, можно выходить в 1\4 ЧМ.

К примеру, у Карреры, начиная со прошлого сезона, было первое и третье, но не всегда второе. А «психология победителей» так и не появилась. С продажей Промеса, как выяснилось, поблекло и первое. А тактические ошибки случались у него и в лучшие времена. Но не в этом дело. Простая истина в том, что сам по себе атакующий футбол не приносит побед. Зденек Земанв своей карьере не выигрывал ничего выше Серии Б, а ведь ресурс для более серьезных побед был у него да хотя бы в «Роме». Играть надо просто эффективно, в соответствии с тактическими возможностями и уровнем игроков в команде. Да, здорово, если твоя команда играет в атакующий футбол. Очень круто, если она играет в атакующий футбол и побеждает. Но гораздо хуже, если атакующий футбол приносит больше разочарований. Именно это и привело к смене моих требований к команде. Я видел это и у многих других болельщиков – запрос на продолжение традиций и красивую игру, который был виден, когда я заинтересовался «Спартаком», к тренерству Аленичева сменился уже на «да плевать кто, лишь бы побеждать». С тех пор аппетит до трофеев был немного удовлетворен, и вслед за примитивными требованиями побед появилась потребность еще и в качестве игры. Все по пирамиде Маслоу. Но мало кто задумывается – а может ли нынешний состав регулярно и по игре выигрывать, играя в атакующий футбол? Я вот убежден, что даже у супертопового тренера, который привнесет первую и третью составляющие успеха, будут большие проблемы со второй.

Вообще, за последние годы у меня сформировалсь очень четкое ощущение, что требовать играть в спартаковский футбол в 2018 году – значит продолжать пробивать головой дыру в стене, в которую до тебя долбились годами и пробили разве что пару трещин, надеясь, что ну вот сейчас-то стена развалится, потому что дед в свое время разбивал только так. Он и разбивал, спору нет. Только и дед был не то, что нынешнее племя, и в чулане лежит молоток, но нет-с. Традиции-с.

«Поборники спартаковских традиций». Картина маслом. Автор неизвестен. 2018

Одной из главных вещей, которые я понял, изучая политологию в университете, было то, что политика, как и множество других вещей, могут оцениваться только в общем, более широком контексте. Футбол отчасти тоже. Девяностые и несколько других этапов были прекрасными временами для «Спартака». Это был клуб-гегемон, единственный в истории страны. Конечно, все мы хотим заново пережить все это. Но при этом смотрим на клуб совершенно обособленно и игнорируем контекст – ситуацию в стране, уровень соперников, различные ресурсы (да даже техническое оснащение всегда играет роль!). Так и тактика – то, что она работала тогда, не означает, что она будет приносить победы сейчас. Поэтому я предлагаю оставить словосочетание, уже много раз употребленное в этом тексте, в прошлом.

Давайте жить сегодняшним днем.