Личная история становления одного красно-белого.

Не так давно, может быть, год тому назад, наша младшая дочь Полина спросила меня: «Папа, а почему именно «Спартак?» Я тогда, конечно, удивился немного. Но, решив, что вопрос задан просто из любопытства, а не с целью получить подробные рассуждения, ответил просто и незамысловато: «Потому что «Спартак» — народная команда!» Однако, если тогда этого оказалось достаточно, то через некоторое, весьма непродолжительное, время Полина изрекла фразу: «Так что? Просто потому, что ты — как все?», после которой мне и самому пришлось задуматься: «А действительно, как так получилось? Почему именно «Спартак»?

Впервые с футболом как зрелищем я столкнулся «по вине» своего деда. Дед — ветеран Великой Отечественной, родился и вырос под Киевом, только после Войны перебрался в столицу. Естественно, дед был болельщиком киевского «Динамо». А во время осенних каникул 1976 года — я тогда только-только пошёл в школу, и это были мои первые каникулы — мы с дедом поехали в Киев, к родне. Каникул не хватило, и обратно мы должны были выехать 13 ноября. И накануне дед мне предложил: «Пошли на футбол?» Мне, первоклашке, до того момента не то, чтобы на стадионе, а и по телевизору футбол был не интересен. Но дед сумел разжечь во мне интерес, и мы отправились на Киевский Центральный стадион. Кто с кем играет, я узнал уже на трибуне. А играли в тот холодный ноябрьский вечер киевские динамовцы со «Спартаком»!

Уже потом, много времени спустя, я узнал, что то поражение отправило народную команду в Первую лигу. А ничья — и, тем более, победа — гарантированно оставляли команду в Высшей. Но это было много позже, а тогда… тогда оказалось, что весь стадион — все пятьдесят тысяч зрителей — болел за своих любимцев, местных футболистов! И когда — очень быстро после начала матча! — киевляне забили гол, все вокруг вскочили, вверх летели чьи-то шапки, а по стадиону неслось: «Ди-на-мо-сДне-пра!» Мой дед, понятное дело, тоже радовался удачному для киевлян ходу матча. И когда я спросил его, почему ему не болеть за «Спартак» как за команду из города, где он живет, дед сказал фразу, которая запала мне в душу: «Команда — она одна. На всю жизнь!» Наверное, именно этот момент был переломным в моем сознании — пусть ещё не сформировавшемся тогда до конца. Я вдруг почувствовал, что испытываю чувство сострадания именно к вот этим мужчинам в красных футболках с белой полосой на груди. И когда Валерий Гладилин забил ответный гол, настал черёд радоваться уже мне. «Гооооол!» — закричал я, а со всех сторон на меня смотрели не понимающие ничего люди…

Тот матч завершился со счётом 3-1 в пользу киевлян, и народная команда отправилась «пылить» по просторам Первой всесоюзной лиги. Не стану говорить, что я пристально следил за футбольными баталиями «Спартака» того сезона, однако, когда летом наткнулся на афишу матча «Спартак» — «Динамо» Ленинград, буквально упросил деда купить билеты на футбол. Помню, дед сначала и слышать не хотел об этом, и главным его аргументом были слова: «Да что там смотреть? Там и болеть не за кого!», намекая на низкий статус соревнования и отсутствие «в списке» его любимцев! И тогда я впервые сказал: «Я болею за «Спартак»!»

С тех пор много воды утекло. Со временем я научился следить за ходом различных футбольных турниров, разбираться в тонкостях турнирных таблиц, радовался победам и огорчался поражениям. Вокруг меня вдруг появились мальчишки и девчонки, также неравнодушные к «народной команде». Мы толпой ходили болеть за «Спартак» на стадионы Москвы, а когда случались перерывы в матчах Высшей лиги, дружно посещали игры «Красной Пресни» — дочерней команды «Спартака», благо стадион их был всего в паре сотен метров от наших домов. В 12 лет я совершил свой первый «выезд» — и сразу достаточно дальний, в гости к минскому «Динамо»! Футбольная география тех лет складывалась так, что рядом не было ни одного более-менее сильного соперника, московские же гостевые матчи выездами не считались. Ну, а появления в «элите» Союзного футбола команд из Ярославля и Смоленска были редки.

Конечно, было много всякого. Были и разгромные поражения, были и феерические победы. Было и 20 октября 1982 года. Мы вшестером сидели почти выше всех на трибуне «С», и, в отличие от многих, не спешили покинуть стадион заранее. Впоследствии, отчасти «благодаря» лужниковской трагедии, у нас появились новые красно-белые друзья. И сегодня я могу с уверенностью говорить о том, что свой путь к познанию цветов своей души я прошёл; и был тот путь тернист и лишён окраски «глоров»…

ЗЫ: Говорят, что легендарное советское дерби «Динамо» Киев — «Спартак» Москва зародилось именно после того самого ноябрьского матча в столице Украины. И я горд, что именно этот матч стал самым первым в моей жизни.