Месяц назад была опубликована автобиография главного тренера «Арсенала»Унаи Эмери «Маэстро» на английском языке. Одна из глав книги посвящена работе испанца в России в 2012 году и называется «Шпион, игравший за «Спартак». «СЭ» перевел ее.

Месяц назад была опубликована автобиография главного тренера «Арсенала»Унаи Эмери «Маэстро» на английском языке. Одна из глав книги посвящена работе испанца в России в 2012 году и называется «Шпион, игравший за «Спартак». «СЭ» перевел ее.

Автобиография вышла еще в начале 2017-го на французском языке, но лишь к ноябрю этого года она была переведена на английский и немного обновлена. В книге описываются детали игровой и тренерской карьер Эмери на 192 страницах, а семь из них посвящены полугоду в «Спартаке». У красно-белых особое место в автобиографии. Во вступлении написано: «Карьера Унаи – это стремительный рост с лишь одним провалом, несколькими месяцами в московском «Спартаке». Глава о красно-белых называется «Шпион, игравший за «Спартак» (отсылка к автобиографии англичанина Джеймса Риордана). Но о «Спартаке» говорится и в конце предыдущей:

– С первого же дня я понял, что Карпин не хотел меня видеть в «Спартаке», – говорит Эмери. – Он хотел быть тренером, поэтому повернулся ко мне спиной. Все просто.

Книга Унаи Эмери "Маэстро". Фото twitter.com/TimZhur

Книга Унаи Эмери «Маэстро». Фото twitter.com/TimZhur

Сезон даже не начался, но уже было понятно, что будет жарко – как на поле, так и за его пределами.

Глава 12. «Шпион, игравший за «Спартак»

«Спартак» за последнее десятилетие стал многонациональной командой, как и большинство клубов российской премьер-лиги. При Валерии Карпине в «Спартаке» уже играло три бразильца (Рафаэл Кариока, Ари, Веллитон), два аргентинца (Маркос Рохо и Николас Пареха), испанец (Родри), ирландец (Эйден Макгиди) и голландец (Деми де Зеув). Летом 2012 года команду покинули Рохо и Родри, а Эмери хотел приобрести несколько известных игроков.

5 августа 2012 года. Химки. "Динамо" - "Спартак" - 0:4. Унаи Эмери и Эйден Макгиди. Фото Татьяна Дорогутина.

5 августа 2012 года. Химки. «Динамо» — «Спартак» — 0:4. Унаи Эмери и Эйден Макгиди. Фото Татьяна Дорогутина.

– Мне пообещали по-настоящему талантливую команду. Вот почему я пришел сюда, – сказал он после назначения.

Была заинтересованность в Бруно Сориано, глубинном плеймейкере «Вильярреала».

– У нас было много встреч в офисе Карпина на тему потенциальных новичков, которые могли бы помочь нам в Лиге чемпионов, – говорит Микель Хауреги, помощник Эмери в «Спартаке».

За одной встречей следовала другая, но обещанные футболисты не приезжали. Исключение – Ромулу, восходящая звезда «Васку да Гамы», на которого потратили более 8 миллионов евро.

– Унаи мало что о нем знал, но Карпин был убежден в одаренности игрока, – рассказывает младший брат тренера Игор Эмери. – К сожалению, в сентябре Ромулу получил тяжелую травму колена (разрыв крестообразных связок – Прим. «СЭ»). Это не отразилось на его способностях — мой брат хотел купить его в «Севилью» годы спустя.

21 августа 2012 года. Москва. "Спартак" - "Фенербахче" - 2:1. Унаи Эмери и Ромуло. Фото Александр Федоров, "СЭ"

21 августа 2012 года. Москва. «Спартак» — «Фенербахче» — 2:1. Унаи Эмери и Ромуло. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Другие новички определенно были хорошими игроками, но не из тех, кто мог решить судьбу матча. Среди таких футболистов звезды чемпионата России того времени – Самуэль Это’О («Анжи») и Кейсуке Хонда (ЦСКА). В «Спартак» тогда пришли Ким Чельстрем из «Лиона», которого Унаи высоко ценил, Хосе Мануэль Хурадо из «Шальке» и Хуан Инсаурральде из «Бока Хуниорс»: последнего определенно выбрал Карпин, потому что Эмери пришлось смотреть видеозаписи с игрой аргентинца после того, как он пришел в клуб.

– У нас были ресурсы для того, чтобы соревноваться в непростом чемпионате, но вскоре я понял: здесь есть команды лучшенашей, – вздыхает Игор.

19 июля 2013 года. Химки. "Динамо" - "Анжи" - 2:1. Самуэль Это'o. Фото Александр Федоров, "СЭ"

19 июля 2013 года. Химки. «Динамо» — «Анжи» — 2:1. Самуэль Это’o. Фото Александр Федоров, «СЭ»

На момент старта сезона Эмери еще был уверен в себе и сразу же ввел в команду правила, действовавшие во время его работы в Испании. И это было сделано поспешно.

– Мы совершали ошибки, но кто их не совершал? – вопрошает другой ассистент Эмери Хуан Карлос Карседо. – Мы должны были привыкнуть к особенностям футбола в России, к методам здешней работы. Для этого нам было необходимо выучить русский язык. Мы пытались, но это было очень сложно.

Как ни странно, занятия по русскому языку были организованы тренерам не «Спартаком», а кем-то вне клуба – Евгенией Лариошкиной.

– Я не работала на «Спартак», – утверждает она. – Но полгода провела на малой родине Унаи в Гипускоа (Страна Басков. – Прим. «СЭ»). Я знала, что Унаи будет тренировать «Спартак» – команду, которую я поддерживаю, хотя, как журналист, должна быть объективна.Я ему написала, он ответил – вот так мы и началиработать вместе.

Несколько раз в неделю Эмери встречался с Евгенией и изучал язык с нуля.

– Даже если у вас несколько занятий в неделю, вам нужны месяцы, чтобы достичь достойного уровня, – продолжает Лариошкина. – Унаи усердно работал в то время, уделял столько часов тренировкам и подготовке к играм, что время для изучения языкабыло ограничено. Во время занятий я делала упор на футбольной лексике – обсуждала с ним тактику и объясняла ключевые слова, необходимые ему в работе. Я была так же увлечена футболом, как и он, поэтому мы могли часами говорить об игрокахи матчах.

5 августа 2012 года. Химки. "Динамо" - "Спартак" - 0:4. Унаи Эмери. Фото Александр Федоров, "СЭ"

5 августа 2012 года. Химки. «Динамо» — «Спартак» — 0:4. Унаи Эмери. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Несмотря на это, Унаи добился незначительного прогресса, и это раздражало некоторых людей в «Спартаке».

– Сначала ему было очень трудно, – уверена Евгения. – Унаи подвергался критике за многие вещи. Но он любит свою работу всем сердцем и погружается в нее с головой. Это было заметно и в том, что касалось изучения русского языка. Он стремился его выучить, хотя сталкивался со значительными трудностями. Эмери также настаивал на изучении английского языка, чтобы достичь большего взаимопонимания с игроками. Действительно, со временем мы стали больше учить английский, чем русский.

Лингвистические трудности выражались и в других препятствиях.

– Иногда переводчику клуба было трудно передать идеи и мысли Унаи, – соглашается Хауреги. – Многие испанские выражения не имеют смысла, если их буквально переводить на русский, и наоборот. Из-за этого возникала масса проблем. Три члена штаба анализировали видео. Мы нарезали записи с играми наших соперников на оборонительные, атакующие, тактические, а также монтировали отдельно каждого игрока противника. После окончания редактуры Унаи делал последние штрихи, а затем видео демонстрировалось команде. Перед каждой игрой он изучал по шесть-семь матчей ближайшего соперника. Мы концентрировали внимание наших левых атакующих игроков на действиях правого защитника оппонента, чтобы те были готовы, скажем, к смещениям соперника с фланга в центр.

Подобная тщательная подготовка не во всем подходила новой команде.

– У каждой страны свои особенности, своя методология – и это совсем не значит, что она где-то хуже, а где-то лучше, – продолжает Хауреги. – Мы сильно ошиблись в том, что не стали приспосабливаться к культурной разнице, к местному способу делать какие-то вещи. Мы привыкли, например, прибегать к помощи видео и работать в одно время суток, а у них не так. Мы должны были переходить к нашим способам работы мелкими шажками.

11 июня 2012 года. Тарасовка. Унаи Эмери и Дмитрий Попов. Фото Антон Сергиенко.

11 июня 2012 года. Тарасовка. Унаи Эмери и Дмитрий Попов. Фото Антон Сергиенко.

Эта самокритика может показаться немного жесткой, учитывая старт «Спартака» в том сезоне. Экс-спортивный директор клуба Дмитрий Попов вспоминает:

– Мы выиграли первые четыре матча, если я правильно помню (на самом деле их было три – Прим. автора книги). Затем был отборочный матч Лиги чемпионов с «Фенербахче», в котором нам нужна была победа.

«Спартак» выиграл в Москве со счетом 2:1, а в Стамбуле, хоть и без блеска, команда сыграла вничью 1:1 и вышла в групповой этап Лиги чемпионов – там москвичей ждали «Барселона», «Бенфика» и «Селтик».

Казалось, все шло по лучшему из возможных сценариев.

– Действительно, Унаи сперва ступил на верный путь, – признает Попов. – Но сомнения закрались после разгромного поражения от «Зенита» со счетом 0:5. Чемпионат России не так прост, как думают люди. С еврокубковыми матчами мы играли по два раза в неделю, но приемлемых результатов не было. Все нарастало друг на друга как снежный ком.

Эта метафора имеет смысл. С каждой неделей «Спартак» терял стабильность, а его проблемы увеличивались. Кирилл Комбаров, часто остававшийся в запасе, судя по всему, негативно влиял на своего брата Дмитрия. Несчастный левый защитник, постоянный игрок основы в клубе и национальной сборной, даже забил в свои ворота во втором туре группового этапа Лиги чемпионов с «Селтиком». Шотландцы победили 3:2 (в этом им помогло и удаление Инсаурральде) и остановили безвыигрышную серию из 19 подряд выездных матчей Лиги чемпионов.

3 ноября 2012 года. Самара. "Крылья Советов" - "Спартак" - 0:5. Дмитрий Комбаров и Унаи Эмери.

3 ноября 2012 года. Самара. «Крылья Советов» — «Спартак» — 0:5. Дмитрий Комбаров и Унаи Эмери.

– Тренер, игроки, президент, спортивный директор: все мы должны были сесть за стол переговоров и открыто поговорить друг с другом, – считает Попов. – У Унаи не получилось здесь потому, что мы этого не делали.

«Народная команда» шла пятой в чемпионате, но проиграла ключевые встречи: 1:2 «Локомотиву», 0:2 ЦСКА, 1:2 «Анжи» (включая автогол многострадального Инсаурральде в добавленное время) и унижение в матче с «Динамо» (1:5).

– Унаи не понимал русской психологии. Он привык к определенной линии поведения и определенному общению с игроками и СМИ, но здесь все по-другому, – продолжает бывший спортивный директор «Спартака». – Он был слишком мягок с игроками, слишком! Отсутствовала дисциплина, тренировки не воспринимались всерьез. Он позволял игрокам избегать штрафов, потому что иногда был сам виноват. Однажды мы летели на матч чемпионата, и выяснилось, что один из игроков забыл паспорт – а в России он нужен даже для внутренних рейсов. Так как мы – «Спартак», проблем не возникло. Но Унаи накричал на футболиста при всех: «Забыть паспорт – означает, что ты не думаешь о команде! Это неуважение к одноклубникам, бла-бла-бла!» Меньше чем через неделю мы собирались в Лиссабон на игру с «Бенфикой», то есть это уже был международный рейс. И снова один человек забыл паспорт. Это был… Унаи. Всей команде пришлось ждать три часа, пока Эмери заберет из дома паспорт. Так обнажилась разница между словами и поступками тренера, так что постепенно футболисты перестали его уважать.

7 октября 2012 года. Москва. "Спартак" - ЦСКА - 0:2. Артем Дзюба и Унаи Эмери. Фото Алексей Иванов

7 октября 2012 года. Москва. «Спартак» — ЦСКА — 0:2. Артем Дзюба и Унаи Эмери. Фото Алексей Иванов

Вскоре раздевалка превратилась в минное поле, особенно когда Эмери вывел Артема Дзюбу из основы.

– У меня были разногласия с ним, – вспоминает Унаи. – Он играл в сборной России и оказывал значительное влияние на журналистов, потому что они постоянно общались с Дзюбой. Как и некоторые другие спартаковцы. Я начал чувствовать себя отсеченным от коллектива. Полностью сам по себе. Карпин не помогал мне ни капли. Однажды он созвал совещание и принялся атаковать мой штаб. Я защищал моих помощникови спрашивал Карпина, зачем он это делает. С тех пор мы находились в ссоре.С одной стороны, я сам предоставил Карпину все, чтобы он сделал мою жизнь невыносимой. С другой стороны, Дзюба настраивал игроков и журналистов против меня. Он стал это делать сразу после того, как я урезал его игровое время. Я остался совсем один, без возможности что-либо сделать.

11 июня 2012 года. Тарасовка. Унаи Эмери и Валерий Карпин. Фото Антон Сергиенко.

11 июня 2012 года. Тарасовка. Унаи Эмери и Валерий Карпин. Фото Антон Сергиенко.

Итог: после избиения от»Динамо» 25 ноября Унаи уволили. Всего через шесть месяцев после назначения.

– Карпин объявил об этом журналистам, а те аплодировали ему! Это был сюр! Факт в том, что мне не следовало приезжать туда. Меня подкупил план, который мне предложил «Спартак», и я оказался в клубе, где мне никто не помогал. После ухода главной проблемой я назвал язык. Я сказал это, чтобы избежать неприятностей, потому что знаю: некоторые клубы опасны. Если кто-то не верит мне, просто спросите Дмитрия Попова и президента клуба, которые были единственными, кто действительно поддерживал меня.

Леонид Федун и Карпин говорить отказались, а Попов подтвердил большую часть сказанного Эмери:

Унаи Эмери. Фото Антон Сергиенко.

Унаи Эмери. Фото Антон Сергиенко.

– Прежде всего, Унаи – интеллигент. В «Спартаке» он работал неуклюже, но, уверен, Эмери научился на собственных ошибках. И я этому рад. Думаю, он один из лучших во всем, что касается тренировочного процесса, методики работы, тактических вещей. Я настаиваю, один из лучших, но он потерял контроль над раздевалкой, и я указывал ему на это несколько раз. Однажды два иностранных игрока были замечены рано утром у гостиницы в компании девушек. Все об этом знали. Унаи вызвал их к себе, но не наказал их, а простил. Если ты позволяешь игрокам подобное, они начинают вести себя иначе…

И это, и публикация фотографий Эмери в компании своей девушки через несколько часов после поражения от ЦСКА – серьезные проблемы.

– Он никогда не обращал внимания на статус футболиста, а лишь работал над личными качествами игроков по отдельности и командным выступлением, – говорит Хауреги. – Но как можно выстроить систему, когда в России действует лимит на легионеров?

– Честно говоря, у меня кандидатура Эмери уже давно стала вызывать много вопросов, – делился Дзюба мыслями с российскими СМИ. – У него, например, лучший игрок – это Деми де Зеув… Талантливые и сильные российские футболисты «Спартака» сидят на лавке и практически не выходят на поле. Зато играют иностранцы. А где, например, вся спартаковская молодежь? Эмери вообще всех молодых игроков убрал из команды. Мне это не совсем понятно.

«Спартак» закончил сезон на четвертом месте, а сменивший Эмери Карпин был уволен в следующем сезоне после вылета из Кубка России от «Тосно», команды третьей по силе лиги. Его преемники – Дмитрий Гунько, Мурат Якин и Дмитрий Аленичев оказались ненамного успешнее: финишировали дважды на шестом месте и однажды на пятом. Однако постепенно, благодаря растущему влиянию Попова и уходу Романа Асхабадзе, клуб обрел стабильность и прогнал кружащих над клубом стервятников.

Болельщиков «Спартака» обвиняют в склонности к преувеличениям и превращению истории в миф, как было с автобиографией английского игрока Джима Риордана «Шпион, который играл за «Спартак». В ней утверждается, что он играл за красно-белых, хотя его следа в клубных архивах вовсе нет… В этом проблема «Спартака». У каждого есть свое видение ситуации: Карпин, Попов, Эмери – кому верить? Никому из них и всем, ведь никто не умеет читать мысли.

По пути домой или в ресторанеУнаи часто оглядывался через плечо. Ончувствовал, будто кто-то шпионил за ним. Это паранойя или подтверждение того, что «некоторые клубы опасны»? Говорят, что официальная дата смерти Риордана – 10 февраля 2012 года, но кто знает? Шпион никогда не умирает. По крайней мере до тех пор, пока его секреты не раскрыты. Пока этого не случилось, как в каждой русской сказке, его тень будет преследовать вас: и в темных переулках, и, прежде всего, в вашей голове.

Перевел Гоша Чернов

Источник: Спорт-Экспресс