Ветеран “Спартака”, заслуженный тренер России в интервью Sportbox.ru поделился мнением о последних событиях в стане красно-белых.

Определять состав — не дело болельщика

— В любой команде во главе угла должна стоять дисциплина и порядок, которые бьют класс, — говорит Ярцев, который в составе «Спартака» стал чемпионом СССР, а позже привел красно-белых к победе в чемпионате России как тренер. — Но когда тренеры и руководство допускают раздрай в коллективе, ничего хорошего из этого не выходит. В «Спартаке» не было дисциплины, поэтому и произошло, то, о чем сейчас все говорят.

И тут я бы хотел сказать вот о чем. Конфликты, сложные ситуации бывают в любой команде. Но раньше внутренняя жизнь футбольного клуба была окутана тайной — в этом было даже что-то мистическое. Ничто не могло выйти за пределы базы. А сейчас стоит в Тарасовке обсудить какой-то момент, как об этом уже знают все. Думаете, в ЦСКА все гладко? Конечно, нет. Есть свои занозы. Но Гинер умеет вылечить раковую опухоль в зародыше. От этого коллектив становится крепче и сплоченнее. Когда же информация выстреливает каждый день, начинается: одни против, другие за, народ накаляет обстановку, болельщики выплескивают эмоции, которые только вредят команде… Кстати, о фанатах тоже не могу молчать. Болельщик имеет право свистеть, болеть, кричать, высказывать свое мнение, но не определять состав и нужность того или иного футболиста в команде. Это дело тренера.

— Может быть, это новое поколение болельщиков такое?

— Но тогда мне бы хотелось вспомнить 1977 год, когда спартаковское движение окончательно сформировалось как сила. Тогда «Спартак» играл в первой лиге, но по количеству зрителей опережал все клубы «вышки»! Поддерживать победителя легко. Но важна поддержка в трудную минуту. Сейчас «Спартаку» тяжело, поэтому не время искать правых и виноватых. Лидерам фан-движений нужно встретиться в спокойной обстановке с руководством, тренером, капитаном, обсудить будущее клуба. Выяснить отношения с глазу на глаз, но без оскорблений. Когда же болельщики идут против любимого клуба, это не добавляет ни сил, ни эмоций.

Возможно, в том числе и поэтому «Спартаку» сейчас не хватает спокойствия на поле. «Спартак» не может терпеть. Многие со словом «терпеть» ассоциирую такие слова, как бегать, прыгать, упираться. В моем понимании терпеть — значит во чтобы то ни стало не отходить от намеченного тактического плана. Как можно два раза не выиграть, имея преимущество по ходу встречи? Это значит, в команде полный бедлам! На одной программе я задал вопрос болельщику, который выбежал на поле в матче против «Рапида»: чем он помог команде? Он так и не смог ответить.

— У вас есть понимание, кто виноват?

— Мне кажется, это промашка не только тренера, но и руководства. Люди должны чувствовать, чем живет коллектив. Недовольство шло от российских игроков, которых представлял Глушаков. Надо было прочувствовать эту ситуацию, собрать футболистов и поговорить начистоту. Нужно всегда опережать события, прогнозировать ситуацию. Как это делают в ЦСКА Гинер и Бабаев.

История с Глушаковым слишком раздута

— При вас в «Спартаке» случалось что-то похожее?

— Иногда возникали мысли, что кто-то может быть мной недоволен. Но недоверие гасил в зародыше. Были и прямые разногласия с игроками, которые не столько выступали против меня, сколько высказывали недовольство партнерами, тренировочным процессом. Но как сказал Халк, гнилые яблоки надо выбрасывать, тогда остальная корзина будет здорова. Надо быть честным с игроками, смотреть на их работу на тренировках и после этого делать выводы. Если коллектив видит, что тренер не играет в подковерные игры, а все делает по справедливости, никто ему слова не скажет.

— Глушаков — то самое «гнилое яблоко»?

— Судя по тому, как развиваются события, — нет. Вспомните, как команда заступилась за Дениса, когда на него полез болельщик. Его поддерживают, ему доверяют капитанскую повязку. С этим надо считаться. Что касается конфликта с Каррерой, то он, на мой взгляд, слишком раздут. Досконально о нем знают 3-4 человека. Остальные могут лишь догадываться о том, что произошло. У тренера такая работа. Любой шаг — навстречу увольнению. Я не знаю случаев, когда крайним оказывался футболист. Да, Каррера стал чемпионом и любимцем публики, но если ты не набираешь очков, не поддерживаешь в коллективе нормальный микроклимат, то о старых заслугах никто не вспомнит.

Массимо занервничал, стал принимать эмоциональные, спонтанные решения. Например, вводить молодежь, которая в большинстве своем не проходила с командой сборов, полноценно не участвовала в теоретических занятиях. Никто не спорит: молодых надо привлекать. Но делать это не спонтанно, а готовя ребят к серьезной проверке. Кидать молодых в озеро — а там выплывут, не выплывут — неправильно. Хорошо, что многие парни показали себя с хорошей стороны, но это скорее вопреки, а не благодаря. Тренеру нужно было успокоиться, проанализировать, что не так. Может быть, поговорить с игроками, спросить, как они видят ситуацию. Я в действиях Карреры попыток по-футбольному выйти из пике не заметил.

— То есть вы поддерживаете Глушакова?

— Нет. Еще раз повторю, не могу судить, не зная всех подводных камней. Говорить голословно не хочу. Наверное, Глушаков представлял не только свои интересы. Но он не прав в том, что сразу пошел к президенту клуба, минуя тренера и генерального директора. Если он хотел решить футбольный вопрос, то надо было сначала поговорить с Каррерой. Если проблема касалась быта, жизни команды, надо было идти к Сергею Родионову. Думаю, если бы он так поступил, вопрос мог бы решиться по-другому.

Не повторять ошибок Карреры

— Что делать Кононову?

— Не повторять ошибок Карреры. Сейчас у Олега Георгиевича есть время спокойно проанализировать ситуацию. Понять, чего стоит каждый футболист, каждый работник клуба, обсудить с руководством все позиции. И сделать правильные выводы. Мне Олег Георгиевич симпатичен, он производит впечатление человека рассудительного, спокойного. Понятно, что внутри у него все кипит, но виду он не показывает. Сейчас команду «колбасит». Если он поймет, почему, если определит основной состав, то все будет хорошо. Верю в него и в то, что «Спартак» исправит положение и вернет любовь болельщиков. Похоже, на данный момент коллектив Кононова принял. Это уже неплохо.

— Материал, с которым Кононову выпало работать, достоен «Спартака»?

— В целом да. Но в вопросах трансферной политики не во всем могу согласиться с руководством красно-белых. Например, как можно отпустить такого игрока, как Промес, и не купить никого взамен! Это просчет. Ханни — пока не уровень Куинси. И меня зацепила фраза Карреры, который как-то сказал, что некоторые купленные при нем игроки ему не нужны. Не знаю, так ли это было, но если так, то вообще не понимаю, как такое возможно! Повторюсь, Кононову надо учесть недочеты, допущенные предыдущим тренерским штабом, спокойно все проанализировать и наладить дисциплину. Он в непростой ситуации, поэтому могу пожелать ему только удачи.

— В руководстве «Спартака» произошли изменения, но вопрос разделения полномочий все равно не решен. В «Спартак» сватают и вас. Пойдете?

— Для этого нужно решение Леонида Федуна. Кстати, не понимаю, за что его критикуют. Человек исполнил мечту всех болельщиков «Спартака» — построил стадион, восстановил академию, обеспечил стабильное финансирование клуба.

Возвращаясь к вашему вопросу: я — за единоначалие. У меня был когда-то с Федуном разговор на этот счет — перед назначением Дмитрия Аленичева. Я был за Дмитрия Анатольевича, хотя большинство лоббировало Бердыева. Сказал тогда, что в клубе должен быть человек, который бы имел все оперативные полномочия и всегда был с командой. Но если говорить о работе генерального директора, то обязанности на этой должности я понимаю. Хотелось бы понять права. Если ты безмолвно соглашаешься со всем, что говорит президент, то ты ноль. Если же есть возможность конструктивного разговора и права отстоять свою точку зрения, — это другое дело. Вспоминаю, как решал все вопросы с Олегом Романцевым, когда он был президентом, а я тренером. Для меня он — лучший президент, потому что любой вопрос мы могли решить за время, которое уходит на одну сигарету. Если проблема была очень сложной, на нее уходило две сигареты.

Но все мои рассуждения — лирика. Да, слухи о возможном предложении до меня тоже доходили, но они так и остались слухами. Разговора с Федуном не было. Но я болельщик «Спартака» и всегда им останусь. Если позовут в любимый клуб, в любом случае рассмотрю предложение, каким бы оно ни было и когда бы ни поступило. Мне это было бы интересно. В Тамбове мы с коллегами проделали огромную работу, и она приносит результат: команда сейчас возглавляет турнирную таблицу ФНЛ. Не думаю, что в «Тамбове» работать сложнее, чем в «Спартаке». 

Источник: