Разбираемся со всеми тонкостями компенсаций в российском футболе

Выпуск Красавы, героем которого стал выпускник Академии «Спартака» Семен Замышляев, собрал 220 тысяч просмотров к вечеру 29 декабря. Мы не увидели никаких реакция на проблему от официальных лиц, да и не особо ждали, понимая, что футбольные люди ушли на каникулы. Я же, после долгой и бессмысленной дискуссии в Twitter, решил разобраться в этом вопросе изнутри.

Что такое компенсации?

Футбольные школы воспитывают детей и выпускают их в большой футбол в 17 лет. Кто-то из детей подписывает профессиональные контракты и раньше, но юридическое лицо, которое подписывает первый контракт с игроком, обязано выплатить сумму за обучение в той или иной школе, в которой футболист обучался с 10 до 17 лет.

Сумма подсчитывается таким образом, что рассчитывают затраты на воспитание игрока за период времени, а затем умножают на коэффициент. Коэффициент для клубов разного уровня разный. Есть три категории: первая, вторая и третья. Клубы первой категории (РПЛ) выплачивают сумму с 10 лет, умноженную на 3. Клубы второй категории (ФНЛ) умножают сумму на 2. Клубы третьей категории (ПФЛ) — умножают на один. Есть и клубы четвертой категории. Это любительские команды, а также клубы, например, дивизионов ниже второго в Португалии, вторая лига в Беларуси, Эстонии. Наверняка есть перечень стран по группам, но вы и так все поняли.

Я знаком с несколькими примерами выплаты компенсаций. Для клубов РПЛ эта сумма составляла под 1 000 000 рублей. Для клубов ПФЛ — порядка 300 тысяч рублей. Эту же сумму мы видели и у героя ролика Семена Замышляева (237 тысяч).

Кому платят деньги?

Деньги распределяются на два счета: счет юридического лица, где вырос игрок, а также процент в РФС. Клуб не может отказаться от компенсации. В таком случае вся сумма пойдет в РФС.

Публичных случаев выплаты компенсации до сегодняшнего момента не было. Ну, или я с ними не сталкивался. Поэтому понять, куда дальше идут деньги, я не могу.

Но я задался вопросом: а если «Спартак» подписывает воспитанники Академии «Спартака», платит ли он деньги Академии? Да, даже если Академия закреплена за клубом, но взрослая команда и академия — разные юридические лица, футбольный клуб должен выплатить компенсацию при подписании первого контракта.

И тут у меня возникает вопрос. Есть ли в данном случае выплата в РФС? То есть получается, что «Спартак» оплачивает как клуб Премьер-лиги за своих же воспитанников и, соответственно, выплачивает еще и процент в РФС? Если это действительно так, то в РФС сидят гении. Гении по зарабатыванию легких денег.

Еще один интересный момент. Есть школы, которые финансирует государство. Воспитание игроков оплачивается из гос казны, а вот выплаты за игроков при их дальнейшем трудоустройстве — идут на счет клуба. Опять же интересная ситуация, которую можно трактовать по-разному.

Можно ли не платить компенсацию? Что будет, если не заплатить?

Как я понимаю, тебя даже не могут заявить, если клуб за тебя не выплатил компенсацию. В таком случае еще интереснее, как Семен Замышляев оказался в смоленском «Днепре», нет ли здесь просто обмана футболиста со стороны руководства смоленского клуба?

В ролике Замышляев говорит, что знаком с воспитанником «Краснодара», который вовсе ушел без компенсации, а также с воспитанником «Чертаново», который ушел за 10 000 рублей. Такое действительно можно быть. Компенсация — глупая бюрократия. Как заявил директор Академии «Чертаново», можно прописать выплату компенсации в 2099 году. То есть при должной заинтересованности можно играть в футбол без компенсации. Но для этого нужна инициатива обеих сторон.

Глупости компенсации

Дальше речь пойдет о недоработке системы выплаты компенсации. Я не буду оценивать действия руководства «Спартака», они пытаются делать все по букве закона — это их право.

Во-первых, непонятно, почему сумму компенсации считают с 10 лет футболиста. В некоторых школах обучение начинается гораздо раньше, затраты на воспитание также никуда не пропадают.

Во-вторых, непонятно, почему компенсация сгорает в 23 года. Я напомню, что выпускаются из футбольных школ в 17 лет. Как за 6 лет, не подписав контракт, оставаться в том состоянии, чтобы быть кому-то нужным? Почему не сделать хотя бы 21 год — возраст, когда ты не можешь играть в молодежном первенстве. Это возраст самой старшей молодежной сборной, будет хоть какая-то логика.

В-третьих, непонятна система подсчета компенсации. Почему между клубами РПЛ и ФНЛ разница такая же, как между клубами ФНЛ и ПФЛ? У воспитанника топовой Академии в России вышла сумма 237 тысяч с 11 лет. То есть один год в Академии оценили в 39,5 тысяч рублей. Это примерно две пары профессиональных бутс.

В-четвертых, непонятно, почему сумма компенсации никак не коррелирует с зарплатой футболиста? Почему она никак не завязана на финансах, непосредственно связанных с футболистом. Гораздо разумнее было бы прописать процент от трансферной суммы. Закрепить какие-то суммы за количество матчей, сыгранных игроком в первом клубе, растягивать срок выплаты компенсации на весь период действия контракта.

Ведь очевидно, что два игрока, даже воспитанных в одних условиях, не имеют одинаковую стоимость как в денежном эквиваленте, так и в футбольном. Я не очень разбираюсь в бизнесе, но, мне кажется, было бы логичным платить не за наличие игрока у тебя в составе, а за его вклад в результаты. Ведь если игрок приходит, за него платят компенсацию, а он не приносит пользы, получается, Академия подготовила его плохо.

Компенсации — очень нужная вещь нашему футболу. Но они абсолютно нелогичны. Гораздо логичнее было бы привязать процент от всех трансферов игрока. Ведь если бы это были всего 5%, маленькие школы получали бы огромные деньги. С каждого миллиона евро — 50 000 евро шли бы в воспитавшую игрока школу. Это гораздо интереснее, чем 237 000 рублей.

Сейчас же дело доходит до абсурда. Очень часто компенсацию выплачивают родители, чтобы их любимый сын мог играть в футбол. Евгений Савин поднял важный вопрос. Получим ли мы на него ответ? Увидим уже в 2019 году.