Не по годам взрослое интервью защитника «Спартака».

– Вот скажите, в чем смысл ехать в Дубай в отпуск, если потом сюда возвращаться на сборы? Разведать обстановку?

– Все очень просто. У старшего брата дочке только два годика, и это был ее первый полет. Решили далеко в теплые страны не лететь, не рисковать, а Эмираты – ближайшее, что есть из «зимних» курортов, лететь всего 4,5 часа. Все остальное – девять и дольше.

– Без приключений?

– Да, отлично отдохнули, погода не подвела. Жил я не в самом Дубае, а в соседнем эмирате, в часе езды от города. Два раза выбирался в Дубай – на обзорную экскурсию и в парк развлечений. А остальные 10 дней сидели в гостинице. Так что, считайте, я толком в Дубае и не был. То же самое и сейчас – мы из гостиницы ни ногой, с двумя тренировками свободного времени здесь минимум.

– В свободное время – приставка?

– Нет, я приставку и книги брать не стал. Провожу время со своей девушкой: гуляем, отдыхаем. На эти сборы ничего не брал, а вот в Катар возьму и книги, и PlayStation.

– Кто сейчас в «Спартаке» лучший? Ломовицкий и Максименко даже у «фиферов» этой зимой выиграли.

– Год назад я был в полном порядке, один из лучших точно, но с игроками основного состава не играл. С Ломовицким мы рубились еще и в Академии, в «Спартаке-2». Но последний год времени на это нет: много тренировок, много выездов. В Москве куда-то поехал, с кем-то встретился, и вот уже день прошел. Так что теперь даже не знаю, в Катаре посмотрим.

– Это ваш второй сбор в Дубае со «Спартаком». Как лучше: когда тренировок меньше и они жестче, с тренажерным залом и штангами, или как сейчас – по два занятия в день, но только на поле?

– Только сезон покажет. Да, год назад тут было гораздо меньше тренировок, но они были другого характера – с нагрузкой в тренажерном зале и так далее. Сейчас совсем другая направленность, другая интенсивность и не было ни одного выходного. Конечно, это очень сложно, но мы для этого и ездили в отпуск, чтобы отдохнуть и набраться сил. Наше дело подстраиваться и выполнять то, что говорит тренер.

– У многих к концу сбора есть проблемы с мышцами, многим дают отдохнуть. Как у вас?

– Пока, слава богу, все нормально, серьезных травм нет. Есть ушибы, но они минимальные, все в рабочем режиме.

– Лично у вас впереди важный отрезок: весной в «Спартаке» есть только один правый защитник, и это вы. Получается, конкуренции за место в основе у вас нет.

– Мне кажется, особого смысла об этом задумываться нет. Просто готовлюсь к чемпионату вне зависимости – есть у меня конкурент или нет. Задача – пройти сборы без травм, чтобы все было хорошо. Функционально я должен быть намного сильнее, чем в том круге. Летом много пропустил из-за травмы, готовился на сборах всего полторы недели, и добирать пришлось через матчи на ходу. Сейчас форма должна быть лучше, готовлюсь.

– Понимаете, что, скорее всего, придется все время играть по 90 минут?

– Это вообще не проблема. Сколько нужно, столько и сыграю. Я и в дубле, и в «Спартаке-2», и в сборной играл без замен много игр подряд. Физически это тяжело, но я выдерживаю. Тем более сейчас график будет уже не такой интенсивный, как в первом круге – остались только Кубок России и чемпионат.

Играть без подключений в атаку было непросто

– Ещенко рассказывал, что в начале этого сезона крайним защитникам запрещали ходить вперед. Тяжело было с этим смириться?

– Да, я тогда только дебютировал, и моей задачей было играть только в обороне. В интернете тогда читал много «хорошего» о себе: мол, мало подключаюсь, не так активен впереди. Но у меня была такая задача! Есть главный тренер, он требует выполнять определенные действия, и я должен их выполнить. Не буду же импровизировать наперекор ему. Мне нужно было играть в обороне, не давать проходить через мой фланг.

– Непривычно так играть? В одном из интервью говорили, что в вашем понимании современный крайний защитник – человек, бегающий по всей бровке от начала до конца.

– Да, было непросто, я же до этого всю свою юношескую карьеру, начиная с академии, считался крайним атакующим защитником. Больше бегал в атаку, создавал моменты, забивал. А когда сказали играть только в обороне, было непривычно. Вроде и хочешь пойти вперед, но нельзя. Но на то мы и футболисты, чтобы выполнять задание главного тренера.

– Но теперь – все, весной будете чаще подключаться к атаке?

– Да. При Олеге Георгиевиче получил карт-бланш подключаться к атаке, это было видно по последним матчам перед перерывом. И в дальнейшем будет тоже, одна из задач – выход в атаку через фланги.

– Вчера перед тренировкой долго общались с Кононовым. О чем говорили?

– Я в интернете уже увидел обсуждение, меня отметили. Обсуждали обычные моменты, связанные с тактикой. Ничего интересного, все по делу. Тренер спрашивал мое мнение по определенным моментам.

– В конце первого дня в Дубае Кононов собирал в лобби молодых игроков. Тоже о тактике говорил?

– В целом объяснял, что от нас требуется. И на поле, и за его пределами, и вообще по жизни. Очень хороший диалог получился. Но это между нами останется, конечно.

Молодым сейчас проще адаптироваться в «Спартаке»

– Как Кононов мотивирует игроков?

– Разговором, как и все остальные. Самое важное: он дает понять, что верит в тебя как в игрока. После слов Олега Георгиевича легче принимать решения на поле: знаешь, что тренер в тебя верит, ты более раскрепощен. В этом плане молодым ребятам, которые сейчас на своем первом сборе с основной, значительно проще, чем было мне год назад.

– При Каррере?

– Да, Массимо же говорил по-английски и по-итальянски, и такой поддержки, как при Кононове, не было из-за языкового барьера. Сейчас тренер говорит по-русски, он постоянно подсказывает, и адаптироваться молодому намного легче. А еще сейчас молодежи много. Прошлой зимой на сборы приезжали только я, Игнатов и Бакаев, а сейчас человек 10. Когда столько молодежи, это добавляет уверенности всем нам.

– На молодого вы, если честно, не очень похожи. Сейчас сидим, и ощущение что вам уже лет 30, если судить по вашим ответам.

– Да, многие так говорят. Пришлось рано взрослеть, я же с 12 лет жил в академии один, из всех ситуаций приходилось выбираться самому. Я так и хочу, чтобы на мой возраст никто не обращал внимания. На поле количество лет не решает, спрос такой же, как и со всех. Немного даже расстраивает иной раз, когда говорят: «Ну, он молодой…». Даже игру еще не посмотрели, а уже вердикт есть.

– За те шесть матчей, что были перед паузой, Кононов хоть раз повышал голос?

– Когда мы плохо играли – да, были моменты, с «Рапидом» тем же. Но это же нормально.

– Установка Кононова сильно отличается от того, что было при Каррере?

– Она более спокойная, все по делу. Тренер вносит последние штрихи перед матчем, нам напоминают вещи, о которых говорили при подготовке. Да, установки у них сильно отличаются. У Массимо она была короткая, и более мотивационная, скажем так.

За этот год стал проще относиться к критике

– Чему вас научил кризис в первой части сезона?

– Время у «Спартака» было действительно веселое, всякое было. И вылет из Лиги чемпионов, и увольнение тренера. Кажется, я за прошедший год целую карьеру прожил за короткий промежуток времени. Знаете, я стал проще ко всему относиться. То, что про меня плохое пишут, говорят, теперь получается не обращать на это внимание. Пускай пишут, это их мнение, я не расстраиваюсь. Хорошего тоже много говорят, и я благодарен за это болельщикам.

– Раньше принимали критику близко к сердцу?

– Да, читал комментарии, расстраивался. Сейчас либо вообще не читаю, либо не воспринимаю серьезно. Пишут, что не нравится моя игра. Так и мне не нравится, это повод становиться лучше. По поводу Криштиану и Месси тоже много критики, то один их поступок обсуждают, то другой. Парни забивают по 700 голов за карьеру, а им все равно пишут, какие они плохие футболисты. Что уж тогда обо мне говорить, правильно? Пусть пишут, что хотят.

– Что самое обидное за это время услышали от болельщиков?

– Мне в Шотландии понравилось, когда с «Рейнджерс» играли. Там трибуны рядом, мне по-английски кричали много всего интересного. Но, честно говоря, я только рассмеялся в какой-то момент. Вообще мне даже легче на выезде играть: когда оскорбляют болельщики другой команды, заводит только больше.

Удаление с «Локо» глупое, но VAR премьер-лиге пока не нужен

– Матч с «Локомотивом», когда получили удаление, самый сложный для вас момент в концовке первой части сезона?

– Определенно. Физически было непросто – игры шли через два дня на третий. Плюс перелеты, плюс поле было тогда болотистое. Хорошо, что мы заработали пенальти, повели в счете, и спокойно довели дело до победы.

– Кононов рассказывал, что вы близко к сердцу восприняли ту красную карточку, когда судья увидел игру рукой.

– Я вообще не понял, что произошло. Падаю, мяч попадает в лицо. Оглядываюсь: смотрю, гола нет, мяч куда-то ушел, все отлично. Начал вставать, и тут судья показывает «точку». Не понял, думал, что-то пропустил, пока лежал. Тут он подбегает, показывает красную. Я в шоке, ничего не понимаю. Парни на меня показывают, говорят, на лице отпечаток от мяча. Но судья уже был нацелен на пенальти, и решение не мог поменять. Спорить было бессмысленно. Обидно, это же моя первая красная карточка в «Спартаке», и такая глупая.

– После этой истории стало понятно, что премьер-лиге нужен VAR.

– Не уверен. Ошибки судьи – это же часть футбола, даже такие как в моем случае. Даже на чемпионате мира, где был VAR, случались моменты, когда в одном и том же матче судья не посмотрел повтор, хотя там был пенальти, а в другом посмотрел, и отменил решение о «точке». Выходит, судья на поле все равно может ошибиться, решая, стоит смотреть повтор или нет. Так что либо надо совершенствовать систему, либо пока ее вообще не вводить и играть как раньше.

– А лимит на легионеров нужен премьер-лиге? Без него вы бы играли в «Спартаке» сейчас?

– Для меня, молодого парня из академии лимит – это хорошо. Да, конкуренция не такая, как могла бы быть без него, но в России правильно, что какой-то лимит есть. Скорее всего, без него я сейчас бы не играл в основном составе. Если кого-то отсутствие конкуренции расслабляет, то точно не меня. Вопрос, конечно, двоякий, хорошо, что решение тут не за нами, футболистами, а руководителями. Пускай они принимают решение, а мы будем играть.

Родителей в Москву не перевез, но это дело времени

– У вас за плечами целый год в основе. Пришло ощущение, что Рассказов – это основной игрок «Спартака», футболист уровня премьер-лиги.

– Да, ощущаю себя игроком основы. Поначалу было непривычно, когда играешь один, два, три матча. А когда у тебя 16 игр в основном составе, с Лигой чемпионов, с Лигой Европы, это чувство приходит. Чувствуешь и давление, которое на клуб идет, на игроков, и отношусь к этому спокойно. Никаких проблем с этим нет.

– Знаю ряд игроков, которые сильно изменились, когда получили свою первую sms с зарплатой в большом клубе. Помните этот момент? Что почувствовали?

– Во-первых, его еще не было. У меня же зарплата все еще не как у основного игрока, и я какие-то большие деньги получаю только за счет бонусов. Но деньги – это лишь деньги. Да, можно купить что-то подороже, квартиру, машину. Но у меня точно не будет проблем с этим.

– Вы все еще на базе живете?

– Нет, два месяца назад снял квартиру и переехал, слава Богу. Большое событие, на самом деле! Девять лет почти я жил то в Академии, то на базе. Считайте, начал взрослую жизнь.

– Я недавно ездил в интернат «Спартака» в академии, снаружи он больше бараки напоминает или переоборудованные гаражи. Как вы там жили пять лет?

– Замечательно. Внутри там замечательно, интернат может поспорить с любой гостиницей, зря вы так. Я вообще туда заехал, когда интернат только-только открыли в 2010 году. Пришел на просмотр в начале августа, а в сентябре уже туда заехал на постоянной основе. Отличный интернат, условия шикарные, все на очень высоком уровне.

– Но осенью его закрывали как раз из-за условий проживания.

– Очень удивился, непонятно, как такое могло произойти. У нас все было круто, подобных историй не возникало.

– Говорят, в «Спартаке» многие снимают квартиру в Мытищах, поближе к Тарасовке.

– Не знаю, лично я снял квартиру в Москве, в районе метро «Бабушкинская», оттуда тоже удобно ездить в Тарасовку на электричке.

– На электричке? Не на машине?

– Нет, у меня же прав нет, поэтому на общественном транспорте. Или Ломовицкий подвозит.

– И что, не узнают по дороге в Тарасовку?

– Я почти всегда в капюшоне, стиль такой. Да и без него, думаю, вряд ли бы многие узнавали.

– Читал, что вы хотели перевезти родителей из Ефремова в Москву, но не могли уговорить. Сдались?

– Нет, они переедут, это дело времени. Пока решения нет, но, думаю, проблем уже не будет.

Источник: Спорт-Экспресс