Молодой форвард «Спартака», разорвавший оборону «Зенита», — о единственном диалоге с Каррерой, динамовском прошлом и журавле в руках.

Мы общались с Мелкадзе за сутки до «Зенита». Тогда Георгий ещё не знал, что станет одним из главных героев матча, забьёт гол и примет участие в нескольких других острых атаках. Но он уже был уверен в себе. И предчувствовал что-то хорошее.

— Я хочу, чтобы меня прорвало за «Спартак»! – воскликнул 21-летний форвард, когда я спросил его о личных целях на следующую часть сезона. — Нужно поскорее забить первый гол. Мне кажется, сейчас перехожу на новый уровень, препятствует именно психологический барьер. Не забивать такие моменты, как против «Ростова», — это именно психология, а не отсутствие мастерства. Так что отличусь в игре за «Спартак» — что в контрольной игре, что в официальной – и, думаю, дела пойдут!

После финального свистка Мелкадзе светился от счастья. Посмотрим, действительно ли теперь его прорвёт.

«Выбрал журавля в руках»

— Приглашение на сборы вместе с основной командой стало приятной неожиданностью? 
— После смены главного тренера моё положение в клубе изменилось. Само собой, не был уверен на 100 процентов, что меня возьмут, но был к этому внутренне готов. Чувствовал. 

— Откуда столь позитивные ожидания? 
— При Каррере и Рианчо я с основой не тренировался. Пришедший на смену Кононов посмотрел первый матч за «Спартак-2», после чего мне сказали: «Доигрываешь осеннюю часть сезона во второй команде и перебираешься в главную. 

— Как перевод наверх объявил Кононов? 
— Спросил: «Ты готов переходить в главный «Спартак»?» Я ответил: «Да!» Он: «Вот и проверим». 

— А что это был за матч? 
— С «Сибирью». Победили 3:0. Я забил один гол и отдал передачу. 

— Что сейчас говорит главный тренер? На какой позиции видит? 
— Сказал, что будет пробовать на разных. Чаще всего – в нападении, одним из пары форвардов, как я играл против «Ростова». Но ещё и на левом фланге. Или оттянутого нападающего. 

— Какая любимая позиция лично для вас? 
— Форвард в оттяжке. Хорошо получается ещё с детства там.

— У вас был очень небанальный дебют в премьер-лиге – впервые вышли в кошмарном дерби с ЦСКА при счёте 0:3. А матч закончился 0:4. Чем запомнился день? 
— Выходить надо было с горящим сердцем и холодной головой. А я вышел с горящим сердцем и горящей головой! В голове крутилось: «Вот! Случилось наконец-то!» Я ждал этот момент. Хотя, если честно, не так рано. Дебютировать за «Спартак» в 18 лет – это вообще класс. Мечта. 

— А счёт, при котором нужно было вступить в игру, и негодование трибун не пугали? 
— Для меня на тот момент это отошло на второй план. Сами понимаете: первый матч. Но футболку или мяч после той игры я на память не сохранил. Всё-таки 0:4… 

— При Якине вы провели две игры. При Аленичеве – ещё четыре. Но далее в двух сезонах подряд у вас «нолики» в графе игр. Почему не удалось закрепиться в основе? 
— Не знаю. Видимо, тренеры считали, что ещё не дорос. 

— А сами как думали? 
— Тогда мне казалось, что уже готов. Хотя спустя три года, после опыта в «Тосно» и «Спартаке-2», понимаю: теперь я намного сильнее. Тогда был ещё маленьким. 

— Бывает, что молодых берут на сборы, что называется, для количества. Как считаете: не ваш случай? 
— Кононов мне точно ничего такого не говорит. Наоборот, убеждает, что верит в меня, рассчитывает. 

— Предложения из других клубов поступали? 
— Как раз зимой пришло несколько. Из клубов премьер-лиги, нижней половины таблицы. Не захотел уезжать. Меня ведь к тому моменту уже первая команда «Спартака» позвала на сборы. 

— Выбрали журавля в небе вместо синички в руках? 
— Почему это? Я выбрал журавля в руках! Получил ещё один шанс – и захотел им воспользоваться.

«Тосно» побеждал по пенальти – а мне было жалко Дениса Глушакова»

— Что вам дал период в «Тосно»? 
— Опыт. Просто опыт. И Кубок России. 

— Считаете себя полноценным обладателем трофея? 
— Нет, не полноценным. Всё-таки в решающих матчах не играл, только в 1/16 финала. В самом финале не вышел из-за повреждения. Неделю до него ничего не делал, со спиной возникли проблемы. Тренировался тогда только один день с общей группой. Хотя так классно поработал на том занятии, что думал: выпустят в старте! Или хотя бы на замену. Но не выпустили… 

— А упомянутый опыт – какой он? Удачный? 
— Если брать в общем, то нет, конечно же. Выходил в основном на замену, результативными действиями не отмечался. Но любой опыт – это опыт, поэтому воспринимаю позитивно. 

— Многие ожидали, что вы сможете прогрессировать и начнёте стабильно играть, ведь приходили к любимому тренеру Владимиру Бесчастных, с которым работали ещё в академии «Спартака». Что помешало? 
— Не могу ответить. Наверное, плохо играл. 

— С ранним увольнением Бесчастных не связано? 
— Точно нет. Не всю же жизнь Владимир Евгеньевич будет со мной ходить! Дело во мне самом. 

— Чем крут Бесчастных? Его хвалят многие нападающие, которых он тренировал. 
— Надо работать с ним, чтобы это понять. Он даёт очень точные советы и рассказывает вещи, которые действительно происходят в футболе. 

— Для вас какой самый памятный? 
— Про игру головой. Объяснял, что по мячу надо бить, а не пытаться продлить его полёт. Мне очень помогает.

— Вы чувствовали изнутри, что «Тосно» стремительно разваливается из-за жутких проблем с финансами? 
— Первые полгода всё вообще было зашибись. Деньги платили. Опаздывали, конечно, но некритично. А вот зимой уже началось… Пошли проблемы, ребята между собой договаривались не выходить на товарищеские матчи на сборах. 

— Как реагировали? 
— Не бросишь же футбол из-за того, что тебе деньги не платят. Мы выходили на все тренировки, работали в полную силу. Лично меня это не демотивировало. Есть куда тратить, но не страдал. До сих пор должны, кстати. 

— Много? 
— Трёхмесячную зарплату и премиальные. Неплохо так. 

— Надежда получить теплится? 
— Куда там. Уже точно ничего не дадут. 

— Полуфинал Кубка России. «Спартак» — «Тосно». Серия пенальти. Где смотрели? 
— На центральной трибуне. Я играть, как вы помните, не мог по арендным условиям. Болел за хороший футбол (смеётся)! 

— Душа не разрывалась? 
— Если честно, обидно было. И за «Спартак», и – особенно – за Дениса Глушакова. Свалилось на него всё в один момент. Жалко очень стало.

«Веллитон – любимый форвард!»

— Видели мемы с Игуаином и вами? 
— Конечно. Это не только Джикия меня сравнивает с ним, но и многие другие. Думаю, и вправду немного похож. Забавно. Но сам значения не придаю всему этому.е

— Ваш любимый форвард? 
— Веллитон. Очень агрессивно играл. Мне всегда нравился его стиль. Мальчишкой подавал мячи в «Лужниках» — и восхищался. Веллитон летел на каждый мяч, рвал когти, стремился играть на опережение, выскакивал на ближнюю штангу, завершал. Я тоже так хотел. 

— При этом вы, кажется, форвард несколько иного плана. Больше любите таскать мяч. Даже забиваете шедевры после сольных проходов в стиле Марадоны. 
— Вы про гол «Торпедо» за «Спартак-2»? Это по телевизионной картинке кажется, что настолько круто. А на самом деле за меня больше всё партнеры сделали, которые забежали за спины, увели соперников, и те не вышли навстречу. Я просто ушёл вправо – и ударил. Это не моё мастерство, а работа всей команды.

— Сейчас у вас в конкурентах – Луис Адриано и Зе Луиш. Реально пробиться в состав при таких форвардах? 
— Конечно. Более чем. В футболе никто не застрахован от травм или дисквалификаций. А ты можешь выйти вместо партнёра в такой момент – и забить. Так и начнёшь пробиваться. 

— Если бы была возможность взять по одному качеству у Зе Луиша и Адриано, что бы выбрали? 
— Игру головой у Зе Луиша, завершение и реализацию – у Адриано. 

— Считаете, у бразильца она высокая? 
— Конечно! Он даже с 30 метров бьёт только щекой! И получается сильнее, чем у некоторых – с подъёма. Видно, что это потрясающий уровень. 

— По поводу Зе Луиша. Вы ведь тоже головой немало забивали. 
— Да. Но прыгать, как Зе, я пока не умею. 

— Над чем ещё нужно работать? 
— На данный момент – над реализацией. Однозначно. 

— Отзывы болельщиков читаете? 
— Нет. Не люблю это занятие. Даже если отлично сыграл, два забил и одну отдал, найдётся тот самый человек, который напишет плохо. Портится настроение.

«При Каррере передо мной был «кирпич»

— Почему молодёжная сборная России не пробилась на чемпионат Европы? Сербия сильнее? 
— Если пересматривать матчи, то увидите, что нет, не была она сильнее. Ни в первой игре, ни во второй. По составу мы, может, и уступаем. У них только один нападающий Йович 12 миллионов евро уже тогда стоил (сейчас – 40 по версии transfermarkt. – Прим. «Чемпионата»). Но давайте возьмем обе встречи. Там: они забивают один гол с углового, второй – со штрафного, третий – с контратаки, когда мы обрезались с собственного «корнера». В Нижнем: первый мяч – ошибся Ваня Обляков. И только второй их гол более-менее нормальную атаку напоминал. 

То есть пропускали не то чтобы на ровном месте, но в эпизодичных моментах. Обидно. Наверное, нам всё-таки не повезло. 

— Это единственная причина? 
— Ещё мне кажется, зря мы всегда гнали вперёд и пытались играть в атаку. Против Австрии при 2:2 можно было придержать счёт, который нас устраивал, как выяснилось. Попадали бы в стыки. Но продолжали гнать – и получили третий гол. Обидно. Очень сильная команда у нас была. Но ребят эта неудача не должна сломить. 

— Слышали жаркие споры, когда вместо Чалова на матч с Сербией выпустили вас? 
— Конечно. Невозможно было их не замечать. Относился вообще спокойно. Закрывал глаза. Состав – это выбор тренера. У нас с Федей отличные отношения! Прекрасно общаемся. Как нападающий с нападающим.

— Но кто из вас круче? 
— А вот это уже не мне судить (смеётся)! 

— Вы тренировались при Аленичеве, который тоже ассоциируется со спартаковским стилем. Есть что-то общее в тренировочных подходах? 
— Да. Все тренировки с мячом. Как у Аленичева, так и Кононова. Много квадратов, упражнений на держание мяча. Хотя Олег Георгиевич даже больше требует играть низом. Если с Аленичевым можно было отдать передачу верхом, то Кононов в некоторых упражнениях вообще это запрещает. 

— По уровню интенсивности занятия отличаются? 
— По-моему, у Кононова интенсивнее. 

— При Каррере видели шансы вернуться в главную команду? 
— Мне кажется, нет. «Кирпич». Въезд запрещён. Почему? Не знаю. Может, не нравился ему как игрок. 

— Хоть раз с ним общались? 
— Однажды. В чемпионском сезоне, в сентябре. Он оставил меня после теории. Я даже обалдел. Массимо мне сказал: «Ты должен усердно тренироваться, работать на максимуме, получишь шанс». Я завёлся, начал пахать. Три недели подряд после диалога был в тройке лучших в команде по показаниям датчиков! То есть по километражу, спринтам, рывкам и так далее. В игровом плане тоже чувствовал себя отлично. 

Но тот самый шанс всё равно не получил. И сбавил обороты, эмоционально перегорел. А сейчас вспоминаю и понимаю: самому себе навредил. На кого я обижаюсь? Если не выпускают, должен работать дальше. Если будет такая ситуация у знакомых или сына, обязательно расскажу про личный опыт, чтобы не повторяли ошибок. 

— А тогда чем всё закончилось? 
— Да ничем. Зимой я уже был в «Спартаке-2».

«Заболотный – это мини-Криштиану Роналду»

— В детстве вы перешли из «Динамо» в «Спартак» из-за разногласий с тренером. Из-за каких? 
— Это у него надо спрашивать. Я был маленьким, 11 лет. Он пришёл в команду, сразу же отобрал у меня капитанскую повязку и 10-й номер. Думал: «Что он хочет вообще?». Видимо, личная неприязнь. Потом с ним долго родители беседовали. И мы решили уйти. А знаете, что самое интересное? Из ребят 1997 года, с кем я играл в «Динамо», в итоге никто не заиграл. 

— Почему? 
— Не знаю. Но мне ребята ещё рассказывали, что когда я играл за «Динамо» против «Спартака», они всегда друг другу говорили: «Держите «десятку», остальные ничего не умеют. А в «Спартаке» мне, кстати, сразу дали десятый номер. 

— В «Тосно» вы играли в одной команде с Заболотным. Легенда? 
— Антон – большой профессионал! Приходит за час до каждой тренировки, разминается, работает индивидуально. Такой, мини-Криштиану Роналду. 

— Интересное сравнение. 
— Я как-то читал в книге Фердинанда, что тот однажды на сборах обыграл Криштиану Роналду в настольный теннис. Так Криштиану купил себе домой стол, две недели тренировался, приехал на базу – и бросил вызов Фердинанду. И обыграл его. Только тогда успокоился. Вот в этом весь Криштиану Роналду. 

Заболотный – такой же. Всегда готовится, следит за мышцами. Питается правильно, ходит в тренажёрку постоянно. Профессионал, говорю же. 

— Как-то раз, после матча за «Спартак-2» с «Тосно», вы назвали судей клоунами. Стали сдержаннее с тех пор? 
— Сдержаннее, может, и нет, но умнее – да. Когда тебя вызывают в КДК, нужно делать выводы.

— Что тогда с вами случилось? 
— Человек натурально рубит меня сзади. Я падаю, умираю от боли. А арбитр долго стоит и объясняет соперникам что-то. Доктора на бровке машут руками, но судья их не пускает. У меня потом голеностоп был размером с кувалду. И только через полторы минуты врачам разрешают помочь мне. Считаю, это была красная карточка. Игру ведь не продолжил. А арбитр ответил: «Не удалил его, потому что ты смог встать, тебя не унесли на носилках». Ага, смог. Наступил на ногу, почувствовал дикую боль и тут же заменился. 

— На заседание дисциплинарного комитета шли со страхом? 
— Нет, не боялся особо. Разве за «клоунов» меня могут дисквалифицировать?! Это же не оскорбление! А так, провокация. Перед моим делом рассматривали инцидент с Павлюченко, который накричал на судью в матче с «Зенитом». После него у членов КДК было плохое настроение. А мой подход оказался совершенно другим: я извинился и пообещал больше такие выражения не употреблять. Простили. 

— У вас грузинское происхождение. В Грузии бываете? 
— Да, конечно. У меня там множество родственников. Просто папа и мама больше 20 лет назад переехали в Москву. У них, как и у меня, российское гражданство. 

— Ваш бывший партнер по юношеской сборной Равиль Шейдаев взял азербайджанское гражданство. Не удивились его выбору? 
— Нет. У каждого своя жизнь. Я так точно не буду делать. Родился в Москве, вырос здесь, в футбол учился играть здесь. Чувствую себя русским грузином. И тем более глупо отказываться от российского гражданства с нашим лимитом.

Источник: Чемпионат