Планировалось, что уникальную систему подсчета действий игроков создадут ученые из ракетной области – они даже приезжали в Тарасовку на базу «Спартака».

История одной фотографии.

На самом деле продвинутая статистика появилась в Советском Союзе еще в конце 1970-х. Планировалось, что уникальную систему подсчета действий игроков создадут ученые из ракетной области – они даже приезжали в Тарасовку на базу «Спартака». Там работал Константин Бесков, который мечтал о механизме, который бы уже после первого тайма показывал ценную статистику. Энтузиазма у программистов было много, но подходящие алгоритмы так и не зародились, а механизм подсчета технико-тактических действий (оценка каждого игрового действия игрока во время матча) придумали бывшие футболисты.

В штабе Бескова ТТД считали вторые тренеры. Один по ходу матча надиктовывал все действия игроков «Спартака», другой следил за противником. В январе журналист Артем Локалов выложил в твиттере фотографию со скамейки: тренер сидит с диктофоном и что-то говорит. Журналист поинтересовался, кто это такой, и ему оперативно ответил пресс-атташе «Спартака» Леонид Трахтенберг – оказалось, это Сергей Рожков, который помогал Бескову в 1984-м. Мы с ним связались, чтобы узнать о подсчете ТТД больше.

Посмотреть изображение в Твиттере

***

– С чего начался подсчет ТТД в «Спартаке»?

– Слышал, что Бесков пользовался разработками института физической культуры и спорта. Эту систему разработали ученые вместе с футбольными тренерами и позже преподавали на тренерских курсах.

– Как проходил анализ игры?

– Я садился на трибуну или скамейку и оттуда наблюдал за игрой, чтобы потом понимать, в каких зонах «Спартак» сыграл плохо. Отмечали каждое действие: удачное – плюс, неудачное – минус. После игры все обрабатывалось, записывалось в специальные таблицы, и наутро я шел к Бескову, который все это анализировал.

– А на что записывали?

– У меня был магнитофон «Электроника» и микрофон. В него я все и надиктовывал. Кстати, с собой всегда была запасная пленка – на всякий случай.

 Как звучала запись?

– Бубнов – длинная, минус. Поздняков – отбор, плюс. Шавло – потеря, минус. И так далее.

– Как оценивались результаты игры? 

– Ориентиром для нас были зарубежные команды. Например, «Андерлехт». Конкретно: Шифо, Веркаутерен и Ларссен – люди играли на 16-18 процентах брака. То есть вообще не теряли мяч и пасовали постоянно вперед. Я анализировал их игру, когда «Спартак» готовился к матчам 1/4 финала Кубка УЕФА, и понимал, что эти парни создадут нам проблемы. Мы им в итоге проиграли по сумме двух встреч (3:4), а Ларссен и Веркаутерен сделали результат. Хотя в ответном матче «Спартак» мог забить второй гол и вышел бы, но не хватало Черенкова. Он перед ответным матчем заболел.

– Что случилось?

– Все знают, какие были проблемы у Феди (психическое расстройство, связанное с манией преследования – Sports.ru). Я всю ночь перед игрой сидел с ним. Говорили о футболе, но в основном о жизни. Так и просидели, а утром Бесков не решился выпустить Черенкова на поле. Поэтому проиграли.

– А кто в «Спартаке» был лучшим по ТТД?

– Черенков, Гаврилов. Они легко влезали в 20 процентов брака и даже не проверяли свои показатели после игры.

– А остальные? 

– Я снимал дачу рядом с Тарасовкой. И каждое утро после игры обнаруживал толпу футболистов у своих дверей. Все интересовались своими оценками. Толпа не редела, даже если крупно выигрывали матч. Бесков мог устроить разнос любому даже после замечательного результата.

– Он основывался на ТТД?

– Да, он и вел статистику, чтобы можно было обосновать каждому его огрехи. А еще он таким образом подбирал новых футболистов.

– Кого взяли исходя из статистических показателей?

– Шавло, например (бывший генеральный директор «Спартака», чемпион СССР, бронзовый призер Олимпийских игр – Sports.ru). Кстати, забавная вышла история. Он внешне очень походил на Игоря Нетто, и все над ним поначалу смеялись. Но потом перестали, когда Сережа стал одним из лучших флангов страны. Бесков говорил: «Статистика – великая вещь».

То есть Шавло отслеживали по ТТД?

– Да. Он выдавал, по-моему, 22 процента брака, но виден был потенциал для роста. Кстати, по таким же принципам в «Спартак» чуть не приехали Заваров и Рац из Киева.

– А что помешало?

– Мы с ними обо всем договорились. Бескову они очень нравились, особенно Заваров. Он отдавал огромное количество обостряющих передач и почти не ошибался. Заваров с Рацем написали заявление на увольнение из общества «Динамо», но вмешался Лобановский. Он уговорил остаться, хотя люди из «Спартака» уже сидели у Заварова в квартире.

– Интересно.

– Да. Еще помню, как мы следили за хавбеком «Арарата» Гамлетом Мхитаряном. У него были потрясающие показатели, но из Армении он к нам не приехал, а позже классно играл во Франции. Кстати, в его сыне Генрихе видны сильные футбольные корни.

***

В «Спартаке» Бесков все время конфликтовал с Николаем Старостиным, но прекрасно общался с его братом Андреем. В 1987-м Андрей умер, а через год «Спартак» выдал трехматчевую безголевую серию, еле докатил до четвертого места и лишился главного тренера.

Старостин убрал Бескова, потому что перед отпуском тот оставил ему слишком амбициозный план реорганизации команды: состав требовалось обновить больше чем наполовину. Старостин решил, что проще убрать тренера, к тому же игроки, попавшие в список, написали открытое письмо (в том числе Шмаров, Бубнов и Пасулько).

Спустя год Валерий Шмаров положил гениальный штрафной в чемпионском матче против киевского «Динамо».

Через несколько лет Бесков участвовал в создании новой команды. Она называлась «Асмарал» и базировалась в Москве, а финансировал проект иракский бизнесмен Хусам Аль-Халиди. Название «Асмарал» было образовано из первых слогов имен детей Аль-Халиди: Асиль, Мариам и Алан.

В условиях меняющейся действительности «Асмарал» прорвался в высшую лигу и в сезоне-1992 стал седьмым, но авторитаризм Аль-Халиди бесил Бескова, который хотел работать так, как считал нужным. «Я в футболе 50 лет! Не нужно меня учить!» – постоянно повторял Бесков.

В 1992-м он расторг контракт с «Асмаралом» и через пару лет перешел в «Динамо», с которым даже выиграл Кубок России.

Почти все это время ему помогал Алексей Скородед. В 80-е он играл за тульский «Арсенал», а в начале 90-х заканчивал в составе «Асмарала» и считал ТТД по правую руку от Бескова.

***

– Как вы стали работать с Бесковым?

– Константин Иванович пригласил меня в «Асмарал» на должность помощника. Он сразу дал несколько заданий, я их быстро выполнил и подошел. Бесков мне доверял и ценил за инстинктивное чутье на хороших футболистов.

– А чем вы занимались в его штабе?

– Считал технико-тактические действия, анализировал соперников, смотрел потенциальных новичков и даже сначала работал с вратарями, хотя сам всю карьеру отыграл в поле. Короче, выполнял кучу разных обязанностей.

– Вы учились подсчету ТТД?

– Нет. Бесков просто объяснил на словах, что нужно делать, дал бланк для заполнения, и я начал работать.

– Волновались?

– Дико переживал сначала. Боялся ошибиться в подсчетах, ведь это влияло на итоговую оценку игры. В первый раз сидел ночью после матча пять часов, проверял каждый плюс и минус.

А обычно сколько хватало?

– Часа 2-3 на расшифровку было достаточно.

– Как Бесков использовал показатели? В чем основной смысл ТТД?

– Константин Иванович очень редко хвалил футболистов, такого практически не случалось. ТТД требовались в основном, если нужно было кого-то воткнуть, опираясь на цифры.

– А как он определял, кого воткнуть?

– К цифрам Константин Иванович подходил творчески. К примеру, в «Асмарале» доигрывал Юрий Гаврилов. У него был высокий процент брака, но при этом Гаврилов был лидером команды по острым передачам. Поэтому для нападающих, полузащитников и защитников были разные пределы показателей брака. Но важно, чтобы общая цифра за команду не превышала 20%. Кстати, я немного доработал таблицу оценки.

– Расскажите.

– К примеру, я начал считать пассивные отборы. Не всегда же игрок вступает непосредственно в отбор мяча, во многих моментах футболист может грамотно расположиться и, не касаясь мяча, заставить соперника ошибиться – или, наоборот, сделать все это неудачно и позволить себя обыграть. Вот это тоже стали оценивать.

– А как еще можно было использовать эту систему подсчета?

– Помню, в финале ЧМ-94 Бесков попросил посмотреть за Дунгой, и бразилец меня поразил. Он сделал что-то около 160 ТТД на 12% брака. И это в финале чемпионата мира! Это просто супер-пупер-топ.

– Какое количество действий за игру считается крутым?

– 100 – уже очень много, а то, что делал Дунга, – вообще космос. Бесков потом часто вспоминал его игру и ставил в пример. Вообще, можно много сказать об игре команды, просто взглянув на результаты подсчета технико-тактических действий.

– Что, например?

– Если общее количество действий большое – команда много атаковала. Разница показателей атакующей и обороняющейся команды может составлять 250-300 действий. Это прямо пропасть. А еще по проценту брака в передачах можно сказать о сыгранности. Бесков, к примеру, много внимания уделял именно общекомандным показателям. Чтобы вы понимали, Бесков не ставил ТТД во главу угла. Это было просто не нужно. Главным образом он опирался на свой опыт и футбольный интеллект, а подсчет действий помогал уточнить мелкие, но очень важные детали.

*** 

Так что на самом деле за всеми стеночками и забеганиями «Спартака» всегда скрывались плюсы и минусы, строгая статистика. Хотя кто-то говорил, что статистика – третья форма лжи.

Источник: Блог Línea de vida