Фрагменты большого интервью «СЭ» с бывшим защитником «Спартака».

− После контрольного матча со «Спартаком» вы в Инстаграме выложили фотографию ноги с ссадинами и подписью «Товарищеский турнир, говорили они». Все так жестко?

− Понятно, что какой бы ни был товарищеский турнир, все соперники друг друга знают. Никто уступать не хочет. Игры транслируются, люди смотрят. А по поводу фотографии – это была ирония.

− Со стороны все казалось довольно серьезно. В стыки шли, щитки трещали.

− Повторюсь, никто уступать не хотел. Поэтому так и получилось.

− Несколько раз вы обыгрывали Айртона, разок между ногами прокинули. Кураж?

− Да нет. Так получилось по моменту. Задачи такой не ставил. Самое интересное, что перед матчем обсуждали и мне сказали, чтобы я между ног никого не «проверял». На своей половине поля. На 15-й секунде двоих подряд «проверил» на чужой – за это ругать никто не будет.

− Главное требование у Валерия Карпина? Что он хочет от вас?

− Выполнение игровой дисциплины. Это основное. Можно простить плохой пас, обработку, необыгрыш футболиста. Но не добежать туда, куда надо добежать, отвернуться от мяча – это плохо. Внимательность, концентрация и выполнение игровой дисциплины – вот азы, за игнор которых Валерий Георгиевич может напихать.

− На тренировках часто пихает?

− Бывает. Но чаще в зале для теорий. Надо выходить таким, чтобы на поле не повторять ошибок.

− Вам нравится футбол «Ростова»?

− Разные игры бывают, в каких-то не нравится, в каких-то – очень нравится. Мне нравится выигрывать.

− А красота?

− Красота это хорошо. Но когда ты едешь домой с нулем очков, играя при этом хорошо, осадочек все равно есть. Лучше ехать с осадочком «Что-то мы плохо играли сегодня», но с тремя очками. У меня такое ощущение было после Тулы в этом чемпионате, когда обыграли «Арсенал» со счетом 1:0. Ребята тогда еще с Кононовым были, пытались играть в футбол, который он хотел видеть. Но я 90 минут простоял как под мостом – мяч летал, сложная и ужасная игра была. И с нашей стороны, мне кажется, и с их. Но мы каким-то чудом взяли три очка и был осадок «Да, блин! То, как мы играли – не очень, но три очка – круто! Забыли». По мне, лучше так, чем «Как здорово играли, но очков нет».

− РПЛ называют автобус-лигой. Вам как игроку команды, которую тоже иногда называют «автобусом», не обидно?

− Нет. Сейчас футбол в принципе стал автобусным, потому что все научились обороняться. Научить защите намного легче, чем научить атаке. Не думаю, что в Испании любая команда, кроме «Реала», приезжая к «Барселоне», будет играть в открытый футбол. Хотя ла лига – это же тики-така! Но «Атлетико» Мадрид яркий пример, доказывающий обратное. Недавно смотрел на канале beIN интервью Моуринью. Он там сказал: «Вот вы говорите, что я ставлю автобус. А вы считаете, что Симеоне – хороший тренер?» Ему: «Конечно». Он: «А в какой футбол он играет? В очень открытый, в тики-таку? Автобус не ставит? Конечно, ставит. Но этот футбол приносит результат и он видит, что те футболисты, которые у него есть, могут приносить результат именно с этой системой». Зачем придумывать тики-таку, проигрывать? Смысл в этом какой?

− Восхищать, как восхищает «Барселона».

− Уже нет даже той «Барселоны», которая была 8-10 лет назад. Да, та «Барселона» и та сборная Испании с тики-такой влюбили в себя весь мир, но сейчас, мне кажется, этот тренд ушел, что доказывают и чемпионат мира, и чемпионат Европы. Испанцы, законодатели моды, вылетели два раза в 1/8 финала. Да, есть «Манчестер Сити» с Пепом. Но по мне, это исключение из правил, а не закономерность.

− Думаю, Олег Георгиевич Кононов не согласится с вами.

− Ну, мы посмотрим, как «Спартак» будет играть. В первых турах он сколько забил с игры, пропагандируя спартаковский футбол?

− Мало.

− Ни одного. Только со стандартов. Сейчас больше 50 процентов мячей забивается со стандартов. Поэтому посмотрим.

− И все-таки, если брать противостояние романтиков типа Пепа и прагматиков типа Моуринью, вы за кого?

− Конечно, за Пепа. Если брать глобально, я, конечно, за него. Та его «Барселона» с высоким прессингом и контролем мяча – это что-то. В то время я не пропускал ни одной игры. Пытаюсь найти фильм, все никак не найду, называется «Take the ball, pass the ball» – про «Барселону» того времени. На Amazon можно купить диск, а вот скачать не получается. Конечно, мне нравится короткий пас. Но ты должен понимать, в какой команде мграешь, с какими футболистами, какие у них сильные качества.

− Черчесов был тут на сборах. Не общались с ним? Все-таки, не чужой человек.

− Мне кажется, мы с ним лично не общались лет восемь. Я его издалека, конечно, вижу. Но лично даже не здоровались.

С кем живет Еременко

− Кто помогает Еременко влиться в коллектив?

− Все по чуть-чуть. Он парень коммуникабельный, знает пять или шесть языков. У него, мне кажется, с общением проблем нет. Он и со шведами нашими общается, и с исландцами, и с русскими, и с англоговорящими. По первой тренировке я уже понял, что это очень хорошее приобретение.

− Он в порядке?

− Да. И он нам очень сильно поможет. Я надеюсь и верю в это.

− Еременко прекрасно чувствует себя в футболе, о котором мы только что говорили. Сможет ли он перестроиться?

− Мне кажется, «Ростов» тоже перестраивается. Не совсем, конечно, но отходит от той команды, которая просто бьет вперед, а там, авось, что-то получится. Уже на сборах потихонечку пытаемся что-то делать. Опять же, у нас появился Рома, который может обработать, обыграть, отдать. Это тот футболист, за счет которого можно из обороны выйти и играть в чуть-чуть другой футбол. Думаю, это очень хорошее подспорье для нас в дальнейшем.

− Вы на сборах по одному живете?

− По двое.

− А с кем Рома?

− Один. Дальше с кем-то будет жить. У нас так – хочешь один, доплати и живи. Это часто в командах так.

− А у вас кто сосед?

− Сергей Песьяков, уже много лет. В «Анжи» для меня было удивительно – приехал, там по одному живут. А я в «Спартаке» 10 лет по двое жил.

Как изменился Карпин

− «Ростов» Карпина и «Спартак» Карпина – две совсем разные истории?

− Вообще! Даже не знаю, что общего можно найти. Сам Валерий Георгиевич другой. Он поменялся и как тренер, и как человек. Да и команды разные совсем. В «Спартаке» дикое давление каждую игру, здесь болельщики могут дать тебе право на ошибку. Опять же, футбол разный. Понятно, как все хотят, чтобы играл «Спартак» – тики-така, короткий пас, забегания, стеночки. Здесь уже тренер отталкивается от уровня футболистов. Есть материал, с которым можно работать. Опять же, возвращаясь к интервью Моуринью, он говорил, что можно плюнуть и сказать: «Я хочу стеночки-забегания», но если у тебя человек не может мяч принять, как ты с ним будешь в забегания играть, или в стеночки? Это я условно говорю. Карпин стал опытнее как тренер, поэтому отталкивается от того, что у него есть.

− Как он изменился с человеческой точки зрения?

− Мне кажется, он стал чуть-чуть сдержаннее. Когда назначили в «Спартак», он до этого никого не тренировал. Где-то был резок. Где-то что-то не получалось. Опять же, на своем фоне – он играл с очень классными футболистами – и свое представление о том, что может сделать человек с мячом, у него было. Когда, условно, человек не может обычный пас на 10 метров отдать, он мог пихнуть. Сейчас он спокойнее, сдержаннее, опытнее.

− Мне рассказывали историю, как Валерий Георгиевич пошел играть в настольный теннис с Песьяковым. До этого Карпин всех обыгрывал, и тут он нарвался на Песьякова с огромными руками. После поражения Карпин сказал: «Песьяков, лучше бы ты так на воротах стоял».

− (смеется) Да, за словом в карман Валерий Георгиевич не лезет и сейчас!

Есть моменты, где можно завестись, но в плане общей картинки он стал спокойнее.

− Как вам Карпин на телевидении?

− На телевидении – класс, супер, топ! Рейтинги поднялись. Тем более, он работал в Испании, для него это не в новинку. Но я всегда знал, что Карпин хочет тренировать, это был вопрос времени. Походив на телевидение, поработав там и показав некоторым людям, как можно видеть футбол, еще и этим он заработал себе плюсиков на будущее – в тренерское резюме.

− Кем еще можете представить Карпина?

− Не знаю. Надеюсь, он будет тренировать долго и успешно.

Отношения с болельщиками «Спартака»

− Вас продолжают ценить и уважать болельщики «Спартака». Для меня показательным моментом было то, что после матча на «Открытии» вы пошли к трибуне с фанатами красно-белых. Как поддерживаете связь?

− Исключительно ментально. Да, в Инстаграме мне пишут спартаковские болельщики. Но я особо никому не отвечаю, потому что мне кажется, это неправильно. Одному ответишь, другому – нет. И все.

А так, поддерживаю отношения с Сашей Хрычарой, болельщиком-инвалидом. Мы с ним связь поддерживаем периодически, он меня и попросил после игры подойти. Я ему: «Саш, ну как-то неудобно будет. Посмотрим». Он говорил: «Подойди, потому что там что-то приготовили». «Ростов» выиграл, хорошее настроение, и я подошел. Было очень приятно.

− Кому майку отдали?

− Ему.

− В тот день в Москве на игре был Джон Терри. Удивила эта история?

− Очень сильно удивила. Я до конца не верил, что это возможно. Двояко было – с одной стороны круто – такой человек у нас в чемпионате, легенда, а с другой – неизвестно, в какой он форме. Через месяц Терри закончил.

− Мне вспомнились ваши матчи против «Челси» в 2010-м. Терри уже тогда считался опытным.

− Да, он тогда считался одним из лучших защитников АПЛ. История была бы топовая с точки зрения маркетинга. Его майки бы разлетались как горячие пирожки.

− Австралийцы подсуетились и пригласили к себе Усэйна Болта. Вот это ещё круче было бы!

− (смеется) Сейчас то уже стадионы классные, а представляете, в условную Пермь бы его? Болт бы сразу закончил. Сказал бы: «Ну его! Пойду бегать». Но Пермь я назвал не потому, что город плохой. Просто это поле с крошкой…

Вообще чемпионат мира многое поменял. Сейчас приезжаешь в любой город, который принимал матчи ЧМ – классные стадионы, не сравнимые со старыми, дороги, инфраструктура. Все это поменялось. Опять же я видел, как менялся Ростов. Стадион, мне кажется, это самая большая достопримечательность города теперь. Слава богу, что турнир прошел и такое наследие осталось.

− А какой любимый стадион в России?

− Сейчас – «Ростов Арена». Реально

− Как удалось сохранить фантастические отношения с такими непростыми ребятами, как фанаты «Спартака»? Много бывших спартаковцев в чемпионате, но не каждого так встречают.

− Наверное, потому что воспитанник. Не знаю, сложно сказать. Я никогда ни с кем не ругался, не конфликтовал ни с болельщиками, ни с руководством, ни с кем. Делал свою работу. По возможности пытался делать ее хорошо. Когда-то получалось, когда-то нет. Но что есть, то есть.

− Тогда в репортаже Тимура Журавеля вы сказали, что это был особый матч и всегда будет таким. В Катаре тоже был особенный?

– Для себя думаешь, что, наверное, нет – товарищеская игра. Но для всех «Спартак» был и остается красной тряпкой. Поэтому даже в товарищеской игре каждый хочет показать себя с лучшей стороны. Конечно, это не игра чемпионата, но какая-то доля принципиальности есть. Совру, если скажу, что это не так.

ОПГ «Ромашка»

− Спартаковское прошлое не отпускает. А обиды?

− Обид не осталось. Не на кого уже обижаться. Этих людей уже нет. Тут претензии можно только к себе предъявлять. Может, где-то неправильно себя вел, где-то недорабатывал. Поэтому, что есть, то есть. На ошибках учатся. Прошлого не вернуть, пусть оно там и остаётся.

− Когда закончите карьеру, расскажете всю правду о своём уходе?

− Кто надо, те знают. Поэтому – какой смысл? Все равно у каждого своя правда.

− Читал на сайте спартаковских болельщиков Prosm.club статью, что вас «слили» ваши же товарищи по команде, те, кого называют ОПГ «Ромашка». Как все было?

− Статья есть, в ней все написано.

– Не поясните?

– …

− Хорошо, последний вопрос по этой теме: сейчас в «Спартаке» есть люди, которым вы не подадите руки?

− Да, есть.

У Гулиева есть все. Но надо играть спокойнее

− Какое напутствие дали Гулиеву?

− Пожелал ему вытеснить из состава Глушакова и Зобнина.

− Вот как?

− Думаю, ему по силам.

− Со стороны Гулиев кажется немного «всадником без головы», летит в подкаты, заводится.

− С одной стороны, минус. От огромного желания, он сам это в интервью говорил, иногда может позицию потерять или прыгнуть. Знаю это еще по «Спартаку-2». Когда меня туда спустили, точнее отправили, я с Гулей тренировался. У нас общий агент, и я уже тогда сказал, что парнишка мне нравится. А Гулиеву так и сказал: «Твоя главная проблема – эмоции. Тебе надо их сдерживать». Имея карточку, тем более как игрок центра поля, где постоянно есть борьба один в один, он может получить вторую. Говорил ему: «Гуля, ты должен играть спокойнее». В «Ростове», к его чести, он начал над этим работать. И с Валерием Георгиевичем было много разговоров. Но все равно, еще над этим работать.У него есть все – дриблинг, отбор, мобильность. Но контроль над своими эмоциями и сконцентрированность все 90 минут – вот главная задача. То, что он может играть в топ-клубе – 100 процентов. Просто так бы «Спартак» бы его не вернул.

− «Обмен» на Еременко у многих болельщиков оставляет вопросы – взяли перспективного, но отдали топ-мастера.

− Думаю, там дело не только в мастерстве. Поэтому я эту тему даже не буду трогать.

− Ваша мотивация на 2019 год?

− Хорошо закончить сезон-2018/19, Кубок у нас – еще незаконченная история, чемпионат – все в наших руках. Поэтому пока так. И главное, чтобы все было хорошо со здоровьем и с близкими. Но это не мотивация, а пожелание себе.

− Со стороны складывается впечатление, что переживаете вторую молодость. Как сами себя ощущаете?

− Супер! Все совпало сейчас – мне доверяют, со здоровьем все классно, команда классная, именно атмосфера внутри коллектива. Все супер. Это плодородная почва, поэтому отлично себя чувствую.