– Наше знакомство с Романом Михайловичем произошло на сборе «Спартака» в Абу-Даби в середине чемпионского сезона. Я тогда работал с командой и постоянно общался со всеми игроками и тренерами, знакомился с новыми людьми. Знаете, это было такое спонтанное общение, продолжающееся каждый день. Я постоянно брал интервью у кого-то из игроков «красно-белых». И в этих беседах выяснялось, что роль Пилипчука в успехе «Спартака», а команда к тому моменту шла на первом месте и о ней говорили как о главном претенденте на «золото», очень велика.

Например, тренер не только досконально разбирал соперников, но и мог в перерывах вносить коррективы в игру. Помню, Квинси Промес рассказывал интересный эпизод. В перерыве одного из матчей Пилипчук отметил, что у соперника медлительный правый защитник и предложил перебросить туда Промеса. Если Квинси будет активничать, то можно разорвать соперника.

Тактика – один из главных козырей Пилипчука. Его, собственно, в «Спартак» и приглашали для этого. Произошло все с подачи генерального директора Академии тренерского мастерства РФС Андрея Лексакова. Этот специалист разбирается в футболе и его, что называется, на мякине не проведешь. Когда «Спартаку» требовался человек для тактической и аналитической работы, директор клуба Сергей Родионов решил посоветоваться с Лексаковым. И тот порекомендовал Пилипчука.

У Романа Михайловича сложились очень хорошие отношения с командой. Он был популярен в раздевалке. Знаю, что к нему уважительно и тепло относились все футболисты. Бывают такие вторые тренеры, которые бегают и собирают информацию для главного о том, кто с кем пил, кто о чем говорил и так далее. Здесь же была совершенно иная история. Второй тренер мало того, что играл большую роль в формировании тактического рисунка «Спартака», так он еще вызывал большие симпатии в коллективе.

И, как ни парадоксально, это сыграло с Пилипчуком роковую роль. В какой-то момент Массимо Каррера, что называется, приревновал его к команде. Насколько я могу судить, приближенные к итальянцу люди, проводя постоянную работу, внушили, ввинтили ему в мозг идею, что в «Спартаке» появился параллельный центр влияния. И он для него, для Карреры, представляет опасность.

Поэтому со второго сезона и произошло охлаждение отношений Карреры и Пилипчука. Итальянец пригласил в прекрасно работавший штаб новых тренеров, после чего пошли определенные раздоры, а функции тренеров дублировались. Пилипчука фактически лишили работы. Все, чем он занимался ранее, было передоверено другим.

Говорить, что чемпионство «Спартака» стало возможным исключительно благодаря Каррере, могут говорить только отъявленные фанаты клуба. На самом деле это заслуга всего тренерского штаба в целом за счет грамотного распределения функций. Во времена наилучшего взаимодействия Карреры и Пилипчука команда меняла тактическую схему каждый матч. Это был трансформер, в котором невозможно было предположить следующие изменения. «Спартак» тогда четко работал по сопернику. И роль Пилипчука в этом была огромна. И это было одной из главных причин, почему все сложилось так здорово и клуб стал чемпионом.

А что такое Каррера без Пилипчука, мы увидели в прошлом сезоне, когда с командой работали другие специалисты. Испанец Рауль Рианчо очень интересно рассказывал о тактике. Особенно когда исполнял обязанности главного тренера. Слушать его на пресс-конференциях было одно удовольствие. Он говорил здорово, объяснял, мотивировал. Но проблема в том, что Рианчо внушил Каррере, что «Спартак» должен играть только по схеме 4-3-3. И абсолютно все матчи команда играла так. Это привело к тому, что до отставки Карреры команда не забила ни одного мяча с игры – только после стандартов.

– Читал, что игроки удивлялись тому, что Каррера, бывало, не мог толком дать установку.

– Вполне допускаю, что такое могло быть. Карреру можно назвать ярким мотиватором, человеком с харизмой. И в чемпионском сезоне он смог найти правильный подход к игрокам, говорил правильные слова. Но все, кто работал в «Спартаке» и кто играл, особо не скрывали, что с тактической точки зрения…

В общем, в прошлом сезоне Каррера все-таки периодически прибегал к услугам Пилипчука, но ненадолго. Охлаждение наступало быстро. Романа Михайловича это измучило. В итоге за три тура до конца чемпионата он через меня и «Спорт-Экспресс» сделал заявление, в котором сказал, что уходит из «Спартака». Сделано было все в интеллигентной форме. Пилипчук поблагодарил всех, кого только возможно, кроме одного человека – Массимо Карреры.

– Пилипчука обвиняли чуть ли не в заговоре против итальянца и в том, что он поддерживал Глушакова.

– Это полный бред. Фанатам, которые обожествили Карреру, свойственно придумывать теории заговоров. На самом деле Пилипчук просто не захотел врать. Отношения между ними не складывались на протяжении целого сезона. Была еще темная история с премиальными для тренерского штаба, которые вручили Каррере и которые он достаточно долго передавал остальным. И потом, через несколько месяцев, принес какую-то часть. Она тоже повлияла на отношение тренеров к Массимо.

Так вот, Пилипчук просто не захотел врать. Он чувствовал себя уязвленным, потому что справедливо считал, что провел успешный сезон. И когда решил сделать заявление, не имел возможности и желания все рассказать, но и не захотел фальшиво благодарить Карреру за то, за что не был ему благодарен.

– После этого Василий Уткин назвал Пилипчука предателем. Вы знаете, как тренер на это отреагировал?

– Я знаю только одно: все заявления, которые последние 10 лет делает Василий Уткин, имеют одну цель – эпатаж и привлечение к себе внимания с помощью хамства. В прошлом году Уткин с особой жесткостью, а где-то даже оскорбительно, высказался о трех людях. И это, кстати, хорошая примета.

Сперва Уткин прошелся по Юрию Семину, и тот в мае выиграл чемпионат России. Потом обругал Дзюбу, который вскоре вернулся из тульского «Арсенала» в сборную и выдал сумасшедший чемпионат мира. Доставалось и Станиславу Черчесову, после чего он блестяще сработал на мировом первенстве. Кроме того можно вспомнить высказывание Уткина про картофельную душонку в адрес Виктора Гончаренко. И мы видим, что у Виктора Михалыча все в карьере складывается замечательно. Поэтому подобные «напутствия» можно расценивать вполне позитивно. Если Уткин хамит, значит, у человека все будет в порядке.

– Каким вам тогда, при знакомстве, показался Пилипчук? Насколько открыто он шел на контакт?

– Надо понимать, что интервью Пилипчук не давал – запретил Каррера. Это довольно типичная для итальянцев ситуация. Так же себя вел Фабио Капелло в бытность тренером сборной России. А потом мы услышали из уст его помощника Кристиана Пануччи, который в свое время еще и поиграл под началом Капелло, что такого тренера и человека он больше не знает. Это гораздо хуже, чем отсутствие благодарности Каррере в словах Пилипчука.

Между нами сложились уважительные отношения. Иногда я мог к нему обратиться по поводу некоторых тактических моментов. Мне хотелось сверить свои впечатления с его впечатлениями. Мне это было важно. Считаю, журналисты всегда должны максимально общаться с теми людьми, о которых они пишут. Потому что мы иногда надумываем себе мысли и идеи, которые не имеют ничего общего с реальностью.

– Как считаете, Пилипчук готов к работе главным тренером?

– Когда он уходил из «Спартака», то говорил, что хочет поработать самостоятельно, что хочет сделать шаг вперед. Я думаю, что готов. Ему хватает и тактических знаний, и умения найти общий взгляд с футболистами. Это ему очень сильно поможет, но только практика покажет, как все пойдет на самом деле.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Tribuna.com