Недавно он обыграл «Арсенал». Но ведь взрослую карьеру начинал в «Спартаке»

— Я правильно понимаю: вы, бывший игрок «Спартака», который желает чемпионства ЦСКА?
— Стоп, я желаю чемпионства Виктору Михайловичу Гончаренко – главному тренеру в моей жизни. А «Спартак» есть «Спартак», великий клуб, где таких, как Филипенко, было много.

— Я недавно общался с Черчесовым, и он сказал, что у вас потенциал серьёзный был.
— Был – ключевое слово. Это шутки, конечно, но я не понимал, откуда «Спартак» взялся. Ну, какой-то парень из Беларуси только вылез из дубля, провёл первый сезон в основе, начал в сборную вызываться – и тут сразу такой интерес. Когда агент позвонил и сказал: «Тобой интересуется «Спартак» — я даже значения не придал. «Да там за миллионом таких наблюдают», — говорю. Он: «Нет, всё серьёзно, на игру хотят приехать». Причём это был чемпионский матч, и меня предупредили, чтобы даже думать не мог о шампанском. В общем, встретились с Черчесовым и Смоленцевым, договорились, и я тут же, в ноябре, отказавшись от отпуска, поехал в Москву.

— Что-то помните из того времени?
— Да толком ничего. Как в космос отправился. Какие-то обрывки.

— Вы были в «Спартаке», когда Черчесов не заявил Торбинского на решающий матч с «Сатурном»?
— На матче я был, но ещё не с командой, узнал обо всём потом. Помню, ходил с открытым ртом по Тарасовке – вот Титов, Павлюченко, Калиниченко.

— Но в новом сезоне начали играть, в дебютном матче обыграли в гостях «Рубин» 3:0. 
— Черчесов доверял, но мешала нестабильность. Два матча хорошо, третий средне, четвёртый – плохо. В «Спартаке» ты всегда должен быть в топе, поэтому респект Черчесову, он позвал и честно сказал: «Следующий матч ты играть не будешь, всё нормально. Взрослей, доказывай – и всё будет хорошо».

— Почему не доказали?
— Во-первых, убрали Черчесова, который меня звал и рассчитывал как на игрока. Пришёл новый человек с новыми взглядами на футбол – и я перестал играть. Из-за этого снизил к себе требования и стал менее профессионально относиться к делу. Сегодня есть настроение — тренируешься, завтра — обозначаешь присутствие. Мог полночи играть в компьютер, переписываться, фильмы смотреть или сидеть в ресторане, а утром рано идти на тренировку. Такое отношение к делу – моя главная ошибка.

— Вас тоже загубили деньги?
— Да какие деньги, хорош! В БАТЭ у меня была зарплата 500 долларов в месяц, в «Спартаке» стала 5 тысяч. Обычный контракт молодого футболисты — что ты на них, суперкар купишь? Мне, честно говоря, на сумму наплевать было, хотелось быть в «Спартаке». В том же «Днепре» давали в три раза больше, но я выбрал имя клуба.

— Говорите, что на вас и на команде сказалось увольнение Черчесова – он правда был хорош?
— Он был харизматичным, интересным, сильным – со всеми общался, поддерживал контакт. Да, был небольшой провал, 1:4 от Киева, 1:5 от ЦСКА, началась перестройка состава, ссылка в дубль Титова и Калиниченко…

— Как это преподносилось?
— Никак. Просто вывели их из состава, ничего не объясняя. Мы были в шоке от этого решения, но сами особо ничего не знали. Это было решение тренера.

— Когда Черчесова убрали, стало лучше?
— Ну посмотрите на результаты. «Спартак» с 3-го места и 4 очков отрыва от лидеров начал падать вниз. Лучше не стало.

— Лаудрупа многие называют совсем слабым тренером.
— Это не мне судить, но, как мне показалось, контакта с командой у него просто не было. Человек только с некоторыми легионерами на одном языке мог пообщаться, с русскими ребятами вообще не разговаривал. Конечно, в квадрате он был лучшим, но вряд ли это ключевая характеристика для тренера.

— При Карпине вы тоже почти не играли. 
— Только пару матчей, а в остальном ездил по арендам. С Карпиным никогда проблем не было, разве что в первые дни он казался немного высокомерным, вальяжным, пренебрежительным. Но со временем я понял, что это просто его нормальная манера общения. Карпин правда мог пошутить, но чтобы грубо – никогда.

— Но с Дзюбой они не ужились.
— Артём – единственный, кстати, с кем мы из того «Спартака» переписываемся. Я их конфликта с Карпиным не застал, но, думаю, у обоих есть что-то общее в характере. Они сильные и всегда хотят побеждать. Помню, после матчей в выходной день могли играть в «дурака» или любую другую игру, а Дзюбе кровь из носу хотелось выигрывать. Артём к себе всегда относился как к человеку особенному – и это помогало ему на протяжении всей карьеры. Помню, мы с ним впервые пересеклись в матче «молодёжек», когда играли Россия и Беларусь. Мы тогда их обыграли и вышли из группы, а Дзюба с командой поехал домой. Потом мы вспоминали эту игру, и Артём пошутил: «Да тренер меня не выпустил, потому что сказал, что белорусов слабых даже без Дзюбы обыграем. Так что вам просто повезло». Я ещё по тому турниру его запомнил: талантливый, здоровый и весёлый парень был.

— Даже Дзюба тоже не смог стать легендой в «Спартаке». Сейчас можете дать совет молодым парням, которые попадают в большой клуб?
— Время в «Спартаке» — это воспоминание, которое останется навсегда. И мне очень жаль, что не воспользовался шансом. Когда я вернулся в БАТЭ, то услышал от Гончаренко очень важную фразу: «Егор, если ты думаешь, что у тебя очень много времени, то ошибаешься». Я реально так и думал, что я ещё молодой, тут не получилось — ничего страшного, ещё будет время. Но, ребята, время бежит очень быстро, надо использовать каждый шанс, не опускать руки, перебарывать себя, только тренироваться и работать.

— Вам принадлежит ещё одна фраза о «Спартаке»: игроки и тренеры меняются, а клуб стоит на том же месте. Что имели в виду?
— Ну если такая команда, как «Спартак», 16 лет не может взять чемпионство, значит, смотреть надо куда-то выше, на всю структуру клуба. За один сезон и одну команду может быть ответственен тренер, а не дающую результат систему всё-таки выстраивает руководство клуба.

Источник: Чемпионат