Нападающий «Спартака» Робин Ганзл — о серии плей-офф против петербургского клуба и травме Каспарса Даугавиньша

В понедельник состоится четвертый матч одной из самых увлекательных серий первого раунда плей-офф КХЛ. «Спартак» примет СКА. Красно-белые ведут в серии 2:1 и претендуют на то, чтобы сотворить одну из главных сенсаций лиги последних лет. Изначально, с учетом силы состава петербуржцев, мало кто верил, что москвичи смогут выиграть хотя бы одну встречу.

После третьего матча, проигранного спартаковцами (2:5), «Известия» пообщались с нападающим красно-белых Робином Ганзлом. Чешский хоккеист рассказал, за счет чего можно победить СКА, как питерская команда изменила игру после двух стартовых поражений на своем льду. Он также оценил эпизод с травмой нападающего «Спартака» Каспарса Даугавиньша, который ударился о борт в результате подножки от вратаря соперника Игоря Шестеркина.

— Что не получилось в третьем матче против СКА?

— Главной проблемой было очень много удалений с нашей стороны. Соперник смог реализовать большинство из них. При игре «пять на три» СКА забросил две шайбы. Но думаю, что в игре «пять на пять» мы были как минимум равными соперниками. К сожалению, игра в большинстве решила исход матча. Проблема и в том, что мы не реализовали свое большинство. У нас было «четыре на три» и несколько моментов для гола, но, к сожалению, шайба не залетела в ворота. Мне кажется, мы очень осложняли себе игру в большинстве. У нас были проблемы с тем, чтобы войти в зону соперника. Над этим надо поработать и улучшить переход через среднюю зону. Нам нужно играть проще, наносить больше бросков по воротам. А главное, избегать удалений.

— Сложно играть, когда матч постоянно прерывается?

— Конечно, много удалений — это неприятно. Есть игроки, которые специально выходят на лед во время большинства и меньшинства. Когда много удалений, они сильно загружены. С другой стороны, те, кто не выходит на лед в эти минуты, тоже в непростой ситуации. На скамейке остываешь, тебе потом требуется время, чтобы разыграться и снова войти в темп.

— Почему было столько грубости в матче? Из-за провокаций?

— Да, были провокации со стороны СКА в отношении нашего вратаря. А это недопустимо.

— Какие ожидания от четвертого матча?

— От СКА ожидаем такой же игры, как в субботу. Они поменяли свою игру по сравнению с первыми матчами. Их хоккеисты не были столь агрессивными в нападении и больше выжидали. Повторюсь, самое главное — мы должны избежать удалений. Думаю, всё сложится хорошо, если в предстоящей игре у нас постоянно будет пять игроков на льду. Физически мы готовы и показали это во время первых матчей в Петербурге. Мы не проигрываем СКА в беге на коньках, способны отыгрываться, когда соперник ведет в счете. Поэтому, что касается физической подготовки, тут нет никаких проблем. Понятно, что на бумаге их команда выглядит лучше, и они фавориты. У них больше мастеровитых игроков — это факт. Но с другой стороны, это оказывает на СКА дополнительное давление. А мы можем удивить.

— Как оцениваете действия болельщиков? Во время матча организаторы постоянно обращались к фанатам, чтобы те не бросали предметы на лед. Кроме того, в один момент болельщики оскорбляли судью.

— Хочу сказать, что в первую очередь болельщики создали в последнем матче прекрасную атмосферу. То, что там могли звучать вульгарные выражения, — это часть хоккея. Я не заметил, чтобы болельщики как-то перешли границу дозволенного. Думаю, это было в рамках нормальной поддержки своей команды. Поэтому большое им спасибо за поддержку.

— Насколько потеря Каспарса Даугавиньша скажется на команде?

 Было очень неприятно на это смотреть. Он будет сейчас проходить все необходимые обследования. Каспарс — один из лидеров команды, и конечно, это очень чувствительная потеря для нас. Но ничего не поделать. Травмы — это часть хоккея. Мы только надеемся, что он как можно быстрее поправится.

— Что думаете о действиях Шестеркина в этом эпизоде?

— Даугавиньш замахнулся, но потом решил обойти вратаря. Тот в последний момент уже не мог ничего сделать и решил его подбить. И на огромной скорости произошло то, что мы видели. Это был несчастный случай.

Источник: Известия