18-летний полузащитник «Спартака» Наиль Умяров в интервью «СЭ» – о трансфере в красно-белый клуб, дебюте в матче с «Зенитом», жизни в Москве, первых шагах в футболе и выступлении юношеской сборной России в элитном раунде Евро-2019.

– Вы родились в Сызрани, городе на Волге в Самарской области. Расскажите о своем детстве. Какие воспоминания остались из того времени?

– Детство очень быстро прошло, постоянные тренировки. Когда был в детском саду, все ложились спать, а я уходил на тренировку и больше не возвращался. В школе было также – до обеда учился, потом уходил на тренировку. И так постоянно, каждый день. Потом в 9 лет меня пригласили в академию Коноплева в Тольятти. Играл там ровно год, а после этого уже позвали в «Чертаново».

– Когда пошли в футбол?

– Пинать мяч начал практически с самого рождения. У меня отец занимался футболом на любительском уровне. В детстве – с двух-трех лет – я ходил на игры, мячи пинал. А в секцию записали в 5 лет. Там были ребята на 2-3 года старше.

– То есть вашей любви к футболу поспособствовал отец?

– Да.

– Кто у вас был первым тренером? Общаетесь с ним сейчас?

– Первым тренером и у меня, и у отца был один и тот же человек – Виталий Захарович Вечкин. Мы с отцом постоянно с ним на связи, стараемся не теряться. Отец с ним созванивался недавно, он передавал мне большой привет. Конечно, рад за меня!

– Был ли у вас футбольный кумир в детстве?

– В детстве – Рональдинью, Роналдо. А со временем, когда уже определился с позицией, больше нравился Иньеста. На данный момент ориентир – БускетсМодрич тоже очень нравится. То есть в основном, игроки центральной линии. У них есть все важные качества: видение поля, культура паса, руководство командой.

– За какую команду болеете?

– Если говорить о зарубежных командах, то нравится «Барселона». А так, безусловно, «Спартак». Это с детства.

– Разве не «Крылья Советов» мечта любого мальчишки в Самарской области?

– Конечно, это единственная команда высшей лиги в нашем регионе. «Крылья» в Самарской области – очень престижно. Но мои мечты «Крыльями» не ограничивались. Всегда хотел играть в более серьезном клубе.

– Пробовали попасть в «Крылья»?

– Нет. Только ездили в Самару на турниры, практически всегда выигрывали. (смеется). Вообще, с точки зрения школы, лучше, чем в Тольятти, на тот момент не было. Меня туда позвали, и я с радостью принял приглашение. Потом, поиграв год, понял, что нужно развиваться дальше. Так и перебрался в Москву.

– Как проходило обучение в академии Коноплева?

– Я мало там находился, не жил на базе. Я же из Сызрани, приезжал за день до матча, тренировался, а на следующий день играл. У нас было много турниров, и я ездил, в основном, на них. Так продолжалось год, а уже после этого переехал.

– Почему вы там не находились?

– Потому что мне было 9 лет. Там, конечно, жили ребята такого же возраста, но все равно, когда 9 лет ребенку… Эта разлука с близкими. Сейчас это уже обыденное дело, но на тот момент родители вряд ли бы поддержали.

– Как появился вариант с «Чертаново»? Кто способствовал этому переходу?

– У меня было два варианта. Сначала я приехал в «Спартак», но не остался, потому что там не было интерната. После этого сразу появился вариант с «Чертаново». Тогда еще была начальная стадия строительства команды, большой академии, которая есть сейчас. Меня позвали, я согласился. Там были хорошие условия, да и мама начала работать в структуре академии. Она переехала со мной. Я учился в 4-м классе, а закончил школу уже в «Чертаново».

– Кем устроилась мама?

– Медсестрой.

– Что вам дало время в «Чертаново»?

– Дорогу в футбол. Я провел там самый важный этап, потому что это был период перехода из детей в юноши, из юношей – во взрослую жизнь. Все шло планомерно. Сама школа, коллектив, который там трудится, очень помогли мне. Могу сказать только положительные слова о «Чертаново».

– За эти годы обосновались в Москве?

– Да, но я все же не считаю родным для себя этот город.

– Ваши родители тоже в Москве живут?

– Да. К нам со временем отец переехал. Мы живем вместе.

– Как вы узнали о переходе в «Спартак»?

– Родители даже раньше меня узнали о переходе. Так получилось, что руководство «Чертаново» сначала сообщило об этом им. У меня на тот момент через 2-3 дня была игра, и чтобы не сбивать настрой, мне сказали об этом уже после матча. Конечно, у родителей была только радость и гордость за меня, карьеру. Мама – большой болельщик «Спартака», потому что там играют ребята, прошедшие чертановскую школу, и она всегда, когда смотрит футбол, очень переживает за них.

– А как именно состоялся переход?

– Поступило предложение в «Чертаново». Ко мне подошли, спросили мнение на этот счет. Надо было быстро решать, буквально в течение двух-трех дней, проходить медобследование, еще что-то, потом еще… Я практически без раздумий принял предложение.

– То есть сомнений по поводу перехода не было?

– Конечно, нет.

– С Леонидом Федуном общались?

– Во время сборов пообщались. Он поздравил с переходом, пожелал удачи и закрепиться в основном составе.

– Вы – капитан сборной России до 19 лет. Многие отмечают ваши лидерские качества, спортивную наглость. Всегда были таким?

– Никогда об этом не думал. То, что дано, то и дано с детства. Наверно, моя позиция такова, что я должен контролировать игру, подсказывать партнерам, и я стараюсь это делать.

– Дебют в матче с «Зенитом» – круто?

– На самом деле, никаких сверхъестественных вещей не произошло. Я просто стараюсь тренироваться и работать. Еще ничего не достигнуто, и все впереди.

– Что сказал вам Олег Кононов перед выходом на замену против «Зенита»?

– Настроил, сказал про игровые моменты, что можно подкорректировать в середине. Это были рабочие фразы, которые помогают.

– Как вы оцените свою игру в матче, несмотря на небольшое количество времени на поле?

– Тяжело как-то оценивать. Хотелось победить, внести вклад, но не получилось. Надеюсь, в следующий раз это получится, и мы обязательно выиграем.

17 марта. Москва. "Спартак" - "Зенит" - 1:1. Наиль Умяров в единоборстве с Артемом Дзюбой. Фото ФК "Спартак"

– Вы заменили капитана команды Дениса Глушакова. Он вам что-то успел сказать во время замены?

– Пожелал удачи, сказал, чтобы не боялся, был посмелее. А после игры все поздравили. Не было разговоров как таковых, потому что я побыстрее отправился в Краснодар, у меня был самолет. Не успел с кем-то поговорить. Вообще, в плане коллектива, общения все в команде отлично. Нет ничего такого, что, вот, он молодой, поэтому надо поменьше с ним общаться.

– То есть дедовщины в «Спартаке» совсем нет?

– Нет.

– Даже мячи после тренировки не носите?

– (Улыбается). Ну, это, конечно, банальные вещи в футболе. В квадрат заходим или еще что-то – по возрасту. А дедовщины нет.

– Как складывается общение с иностранцами?

– Отлично. Что-то по-русски говорю, что-то – по-английски. С кем-то, кто не понимает ни русский, ни английский, жестами общаемся на поле. Но в итоге все всё понимают, язык футбола везде одинаков.

– Директор «Чертаново» Николай Ларин очень лестно отзывается о вас и Глушенкове. Вот эта его поддержка насколько вам важна?

– Мы всегда на связи. Он интересуется, как дела, как тренировки, как игры. Понятно, почему он так о нас отзывается, ведь мы – воспитанники «Чертаново», на виду, и ему хочется позитивного внимания как к «Чертаново», так к нам. Мы с Максимом спокойно к этому относимся, все понимаем.

– Как оцените выступление сборнойдо 19 лет в элитном раунде Чемпионата Европы-2019? Команда не вышла в финальную часть.

– Безусловно, мы рассчитывали на другой результат. Где-то не повезло, где-то чего-то не хватило. Но это футбол. Бывает, ты выигрываешь, бывает, проигрываешь, бывает, не выходишь дальше. Постараемся быстрее это забыть. Для футболиста это, наверно, самое главное. Попереживать и быстро это оставить.

– Показалось, что на матчи с Россией соперники настраивались по-особенному. Так ли это?

– Такие соперники, как Азербайджан, Румыния, понимают, что первым номером контролировать игру не смогут. Потому они за счет настроя, борьбы, морально-волевых качеств стараются добиться положительного для себя результата. Для них, наверное, и 0:0 – это положительный результат с Россией. У них не было задачи победить и выйти дальше.

– С переходом в «Спартак», с дебютом против «Зенита», с таким огромным вниманием ваша жизнь в быту как-то изменилась?

– Давления никакого нет, еще рано что-то говорить. Иногда болельщики подходят ко мне, иногда пишут. Это очень приятно. Хотя сильного внимания еще нет.

– Друзей, людей вокруг вас прибавилось?

– Конечно, есть люди, с которыми долго не общался, а теперь они стали писать. Но все равно приятно, что не забывают хотя бы.

– Как проводите свободное время?

– В последнее время тренировки продолжаются с утра и до 4-5 часов вечера. Когда вечером прихожу домой, то либо отдыхаю с семьей, либо иду прогуляться или в кино. Все банально. Выходных практически нет, идет серьезный цикл, есть график. Стараюсь просто чуть-чуть отдыхать от футбола, от нагрузок. В основном, нахожусь дома, с семьей.

– У 14-летнего футболиста Сергея Пиняева уже есть девушка. А у вас?

– Пока нет. Всему свое время, как говорится.

– Какие цели ставите перед собой: и на ближайшее время, и на перспективу?

– Хочется как можно быстрее стать одним из основных игроков «Спартака». Вообще, ставлю самые серьезные задачи. Но пока давайте выполним первую цель, а дальше посмотрим.

Источник: Спорт-Экспресс