Интервью о переезде из Аргентины в Россию и переходе из ЦСКА в «Спартак».

  • Осенью 2015-го нападающий молодежки «Спартака» Артем Лялюшкин играл в Амстердаме против Матейса де Лигта
  • И сотрудничал на поле с Александром Ломовицким и Николаем Рассказовым
  • В следующем году Артем оставил футбол 
  • На чемпионате мира-2018 он работал продавцом в фан-шопе «Лужников».

Лялюшкин родился и прожил четыре года в Буэнос-Айресе, а его полное имя — Максимилиано Артемио Лялюшкин, что он подтверждает, показывая мне паспорт:

«На едином госэкзамене в школе была проблема: мое имя не помещалось в бланке. Российские документы не рассчитаны на такие имена. Но главное, что я сдал экзамен.

Мама с папой переехали в Аргентину в 1995 году. У них нет аргентинских кровей (родители —  украинка и русский), но там у них были знакомые, и из-за тяжелых жизненных обстоятельств они полетели в Буэнос-Айрес. Папа занимался ремонтом, а мама сидела с детьми. В 1997-м они долго спорили, как меня назвать — Максимом или Артемом. Моя крестная, аргентинка, подсказала им дать мне двойное имя.

Мне приятно. Когда знакомишься с кем-то, можно представиться просто Артемом, а можно — Максимилиано. Когда не верят, что меня так зовут, можно поспорить. Это интересно. Когда показываю кому-нибудь паспорт, все удивляются.

View this post on Instagram

?

A post shared by Maximiliano Artemio (@lyalya1111) on

Так как мы с братом родились в Аргентине, никто из родственников нас никогда не видел. Очень хотели повидаться, и в 2001 году родители взяли билеты в Москву — туда и обратно. Планировали пробыть тут месяц и вернуться, но друзья с родственниками начали уговаривать, и родители остались в Москве.

В съемной аргентинской квартире осталось очень много вещей — одежда, бытовые вещи. Много всего нажили. Мы с тех пор не были в Буэнос-Айресе, но в футболе всей семьей очень сильно болеем за Аргентину. Хотел бы получить майку Месси — может, попрошу кого-то из знакомых, когда будут против него играть. Например, Артема Дзюбу — мы познакомились, когда он не продлил контракт со «Спартаком» и тренировался с дублем. Он не филонил, выкладывался на сто процентов — чтобы не растерять форму». 

Лялюшкин занялся футболом в школе Фили, что в километре от его дома.

«Лет в двенадцать мы почти всей командой перешли в Крылатское. Две команды объединили, потому что и там, и там было мало народа. В Крылатском я конкурировал за место в атаке со своим другом Мишей, а потом нас обоих забрали в ЦСКА. После просмотра перешел он, а через полгода я. Миша считался перспективным форвардом. Играл за юношескую сборную Армении, но не попал в дубль ЦСКА. Видимо, интерес к футболу пропал, и сейчас он занимается бизнесом с отцом.

Одновременно с Мишей в ЦСКА перешел Астемир Гордюшенко, с которым мы соперничали еще в матчах Крылатского с его Реутовом. Против него очень сложно было играть. Астик — быстрый, техничный, хорошо видит поле, и в ЦСКА-97 стал ведущим полузащитником».

Среди партнеров Лялюшкина в ЦСКА был Тимур Жамалетдинов, недавно перешедший в польский «Лех».

«Веселый парень, любит компьютерные игры. В команде числилось четыре форварда, на поле выходило два, и пары постоянно менялись. Тимур был очень маленьким, чуть ли не ниже всех, и играл меньше, чем более атлетичные ребята вроде меня. При этом в технике и понимании игры он был сильнее. Несмотря на рост, хорошо играл головой. Потом Тимур резко вырос и стал еще сильнее.

Пару игр за наш возраст провел Федор Чалов, который на год младше. Он еще в школе считался перспективнее Тимура. Федя с детства в ЦСКА и стабильно выходил в основе, пропуская матчи разве что из-за травм. Еще в команде ЦСКА моего возраста играл сын Сергея Юрана Артем. Он жестко играл даже на тренировках. Неуступчивый, с характером — тренер все время его за это хвалил. Сейчас Артем во второй лиге, в «Зорком».

С ЦСКА Лялюшкин летал на международный турнир в Австрию.

«Участвовало сорок восемь команд. Перед турниром в центре города проходил парад участников. Все несли таблички со стартовыми позициями своих клубов. У нас была двадцать третья. В итоге именно такое место мы и заняли. Играли пять матчей в день по двадцать пять минут. Победил на том турнире «Ред Булл Зальцбург», обыгравший в финале «Баварию».

Играя в ЦСКА, Лялюшкин не раз подавал мячи на матчах основы.

«По умолчанию считалось, что если твоя команда проигрывает, то мяч нужно подавать быстрее. Если видишь, что твоя команда тянет время и бережет скользкий счет, то торопиться не стоит. В таких маленьких хитростях тоже проявляется преимущество своего поля — тебе помогают и болельщики, и боллбои. Не зря ведь даже Жозе Моуринью давал установки мальчикам, подающим мячи, а Азар в гостевом матче толкнул боллбоя, который тянул время.

Кстати, у меня тоже есть история с Эденом. Осенью 2011-го я подавал мячи в матчах Лиги чемпионов. В игре ЦСКА — «Лилль» стоял у скамейки гостей. Азара тогда заменили, и после матча я быстренько подошел к нему и попросил майку (хотя это вроде запрещено было). Он дал, а я ее спрятал под куртку — никто этого даже не заметил. Потом хвастался добычей, а когда кто-то из друзей попросил эту майку, я ему ее подарил. Еще после игры с «Рубином» взял майку у Калешина, но тоже ее кому-то отдал».

Тренером Лялюшкина в ЦСКА был Денис Первушин, в прошлом году перешедший в «Чертаново» и уже повышенный там до тренера второй команды, выступающей в ПФЛ.

«Первушин часто мне пихал. Из-за позиционных ошибок. Играл не так, как ему хотелось. Поначалу он хорошо ко мне относился, но потом я, наверно, потерял его доверие. Он хороший тренер, у меня к нему не было претензий — только к себе. Потом мне сказали, что я не нужен ЦСКА и перспектив в этой команде у меня нет.

Я расстроился и вернулся в Крылатское. Возможно, на более низком уровне у меня бы пропала мотивация, но вскоре мне повезло: мой первый тренер организовал просмотр в «Спартаке». А я всегда болел за этот клуб — даже когда играл в ЦСКА.

Потренировался со «Спартаком» пару недель, меня собирались выпустить в матче Зимнего первенства, но я заболел, пропустил игру, а потом все же вышел на поле, и мне сказали, что я подхожу «Спартаку». В первом же матче с ЦСКА я забил — причем своему другу Паше Майорову. До сих пор общаемся — он тоже уже не играет в футбол.

На юношеском уровне матчи «Спартака» и ЦСКА тоже очень принципиальны. Смотришь на взрослый футбол, видишь, какой там антураж, — и все это переносится на дубль и детские команды. Наши матчи всегда получались остросюжетными, с множеством голов. Помню матч, когда мы проигрывали 0:1, сравняли, а потом меня выпустили на замену, я отдал две голевые, и в итоге мы победили 4:1. В моем последнем сезоне перед выпуском из спартаковской академии мы как раз соперничали за чемпионство с ЦСКА и победили. При мне мы ни разу не проиграли ЦСКА».

Десять лет назад после матча детских команд ЦСКА и «Трудовых резервов» дошло до драки с участием родителей и стрельбы в воздух.

«Обычно родители кричат, когда дети маленькие. Потом — когда ребятам исполняется четырнадцать-пятнадцать лет — это проходит. Родители понимают, что крики, агрессия — это лишнее и, наоборот, мешает. Видят, что подсказки тренера полезнее. Сидят своей родительской бандой на трибуне и общаются между собой. Больше на юношеские команды в России никто и не ходит — только родители, друзья, селекционеры, агенты.

У меня агент появился в семнадцать лет. За полгода до выпуска из спартаковской академии. Он был старшим братом моего партнера по команде. Мы доверительно общались, обсуждали мои перспективы. Он помогал с бутсами. Другая помощь на том этапе не нужна — тем более в другие команды меня не переманивали».

Капитаном «Спартака» 1997 года рождения был Георгий Мелкадзе, в восемнадцать лет — еще при Мурате Якине — дебютировавший в премьер-лиге.

«В школьной команде он был атакующим полузащитником, и с ним никто не мог конкурировать. Парень с характером, не сдавался, бился, заводил нас всех, брал игру на себя, был в команде главным после тренеров».

View this post on Instagram

@giogiogio10 ?

A post shared by Maximiliano Artemio (@lyalya1111) on

Перейдя в дубль «Спартака», Лялюшкин много поездил по России и Европе.

«Удивил центр Грозного. Там красиво. Когда первый раз туда летел, боялся какой-то опасности, а там все очень гостеприимны и добры. Еще очень красиво в Баку, где мы играли в юношеской Лиге чемпионов. В том месте, где мы жили, сейчас проложили трассу «Формулы-1». В Баку эффектная набережная, чудесная историческая часть города. Интересный баланс европейского и азиатского стилей».

После Баку Лялюшкин полетел со «Спартаком» в Амстердам, где играл на стадионе академии «Аякса».

«Шел дождь, но пришло очень много народа — полная трибуна. Футбол там любят больше, чем в России. Из того состава, что недавно разгромил «Реал», против нас играло четыре человека — защитник Матейс де Лигт, хавбек Донни ван де Бек и форвард Каспер Дольберг (их капитаном был Абдельхак Нури), а еще один парень, Нуссаир Мазрауи, с «Реалом» играл правым защитником, а с нами — левым полузащитником. Недавно я прочел в интервью кого-то из «Аякса», что у них такая философия: игроков готовят к игре на трех позициях.

У меня же было две: нападающий или правый полузащитник. Мы играли с «Аяксом» и офигевали: их хавбеки вообще не теряли мяч, с ними было очень сложно бороться. В домашнем матче мы еще более-менее сопротивлялись, но перед перерывом нам поставили пенальти, и во втором тайме мы полностью проиграли.

В Амстердаме они сразу взяли игру под свой контроль и не отдавали мяч. Нереальный уровень. Хотелось стремиться к этому. Я был уверен, что «Аякс» выиграет ту Лигу чемпионов, но в четвертьфинале они уступили «Челси».

Партнерами Лялюшкина были действующие игроки команды Кононова. 

«Когда меня смещали направо, я играл на одном фланге с Колей Рассказовым. Он — скоростной, выносливый, надежный. Бегает и вперед, и назад — на все хватает сил. На противоположном краю играл Саша Ломовицкий — самый талантливый из 1998 года. Быстрый, техничный, с ударом, может обыграть, обострить. Очень хороший крайний полузащитник».

В «Спартаке» Лялюшкина тренировал Владимир Бесчастных.

«Он очень хотел передать свои навыки нам, поэтому много кричал и подсказывал. Сильно переживал, когда у нас что-то не получалось. В его последнем матче во главе команды-1997 перед переходом в дубль мы играли с «Чертаново». Проигрывали 0:1, удалили Мелкадзе, а я вышел на замену и сравнял счет. Бесчастных — отличный мотиватор, поэтому у нас была очень волевая, сплоченная команда. С Бесчастных мы выиграли все турниры, в которых участвовали. За победы нам вручали золотые медали, иногда и «Спартак» что-то дарил — последний раз получили наушники за десять тысяч.

Некоторые ребята из той команды играют сейчас в «Спартаке-2»: Полубояринов, Мамин. Щербаков — в «Роторе», Маликов — в «Факеле». А полузащитник Егор Сидорук закончил с футболом, живет в Казани и учится на врача. У него уже семья, родился ребенок».

View this post on Instagram

Все еще будет!

A post shared by Maximiliano Artemio (@lyalya1111) on

В 2016-м контракт Лялюшкина со «Спартаком» закончился.

«Новый мне не предложили. Бывший директор академии «Спартака» Валентин Климко позвал меня в «Армавир», где он стал президентом. Я потренировался там три дня, должен был подписывать контракт, но усилились проблемы со спиной. Она беспокоила меня последние полгода в «Спартаке», но врачи говорили, что это возрастное.

Летом 2016-го, после сильных нагрузок на тренировке «Армавира», я начал задыхаться. Немели руки и ноги. Неприятное ощущение — я испугался. Врач сказал: «Это невралгия». Видимо, сказалось то, что на тренировку я приехал после месячного отпуска. В Москве мне сделали МРТ. Оказалось, у меня межпозвоночная грыжа — два сантиметра. Лечился почти год.

Оперировать спину мне не советовали, и я три раза в неделю занимался в реабилитационном центре и бассейне. Спина беспокоит до сих пор, но с этим надо жить.

А главное — за спиной надо постоянно следить. Перестаешь делать упражнения (зарядка, растяжка, закачка, бассейн), и это сразу сказывается — появляется дискомфорт, боли в шее. Иногда чувствую себя пенсионером».

View this post on Instagram

?когда лечишь спинку!

A post shared by Maximiliano Artemio (@lyalya1111) on

В двадцать лет Артем закончил с футболом.

«Все взвесив, я понял, что после года лечения не смогу снова играть. Продолжил обучение на тренера в Университете Физкультуры и иногда выступаю в студенческих футбольных турнирах. Зимой раз в неделю играю в хоккей (если сыграю два раза в неделю — сразу заболит спина) — недалеко от моего дома хорошая коробка с искусственным льдом: причем участвуют самые разные люди — двадцати лет, тридцати, сорока и даже шестидесяти.

Еще я работал тренером в одной частной школе: опыт общения с детьми и понимания их психологии полезен, но в остальном мне не понравилось — в работе не было никакой структуры.

На чемпионате мира я работал в адидасовском фан-шопе в «Лужниках». Друг позвал. Мы продавали атрибутику: футболки, шарфы. Процентов восемьдесят покупателей — иностранцы. Для общения с ними хватало простого английского.

Минут за двадцать до матча люди уходили на трибуны, мы закрывали магазин, отдавали куда-то мячи, снимали кассу и шли на стадион смотреть футбол. Договаривались со стюардами, и нас пропускали — иногда даже сажали на свободные места. Так я увидел все матчи, которые проходили в «Лужниках».

View this post on Instagram

⚽️

A post shared by Maximiliano Artemio (@lyalya1111) on

Больше всего запомнился Россия — Испания. Самые сильные эмоции. А потом все как-то пошло на спад. Финал получился скучным — мне вообще не понравился. Смотрелся обыденно — как матч группового этапа. Я ждал большего.

На матче Аргентины я так и не побывал. Собирался съездить в Казань, но не получилось из-за работы. Зато много общался с аргентинскими болельщиками. Еще сильнее захотелось снова побывать в Буэнос-Айресе. Родители рассказывали, что там очень красиво. Может, когда приеду туда, вспомнится что-то из детства». 

Источник: Матч ТВ