Интервью защитника «Урала» о «Спартаке», Аленичеве, Карпине и Кокорине с Мамаевым.

Экс-игрок «Спартака» Сергей Брызгалов после ухода из команды успел поиграть за «Ахмат» и «Анжи». Сейчас в его карьере крепкий «Урал», с которым есть все шансы выиграть Кубок России.

— Экс-спартаковцы частенько забивают голы в ворота красно-белых. Это и Ари, и Дзюба. Самому забить не хочется? 
— Ну, это нападающие, их задача — забивать. Вообще я не могу сказать, что у меня особый настрой на «Спартак».

Нет никакой злости на красно-белых. Я очень благодарен клубу, который помог добиться чего-то в футболе. А забить хочется любой команде.

— Если все же забьете «Спартаку» — будете праздновать? 
— Кричать что-то или подбегать к трибуне точно не буду. Я защитник, для меня забить любой гол — в радость.

Впрочем, «Спартак» — хороший раздражитель для любого. Конечно, приятно, что мы прошли красно-белых.

— Сейчас следите за командой?
— Не скажу, что пристально. Просто читаю СМИ, по новостям в курсе, что там происходит.

— С кем-нибудь из нынешних спартаковцев созваниваетесь? Что они говорят? 
— Больше переписываюсь с Ильей Кутеповым. Мы давно друг друга знаем, семьями общаемся, наши супруги дружат. Но «Спартак» не обсуждаем, это их внутренняя кухня.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Луис Адриано перед матчем с «Уфой» уехал за границу — в соцсети быстро попала фотография, где он беззаботно улыбается и отдыхает с возлюбленной. Многих болельщиков это возмутило. 
— Я думаю, он уехал туда лечиться с подачи клуба и доктора. Когда футболист на лечении, то он может сходить в ресторан, например. Но я не могу представить, что профи без ведома клуба улетит в мини-отпуск. Такого не может быть.

Я лично так бы не поступил, это ненормально. Надо понимать, в каком состоянии сейчас команда и болельщики. У «Спартака» не самые лучшие времена. И такие фотографии провоцируют болельщиков.

Бытует мнение, что Валерий Карпин, с которым вы работали, может напихать кому угодно. Подтвердите?

— Да, Георгич за словом в карман не лезет. Но пихает за дело. Скажем, за невыполнение установки, но при этом вряд ли будет ругать за технический брак. Если же ты не вернулся в оборону или не борешься, то жди жесткой реакции. И мат, конечно, был. Но он присутствует, я думаю, в любой команде.

— Семак — первый, кто выиграл чемпионство в качестве игрока и тренера. Кокорин — первый зэк-чемпион. Дзюба — игрок, который одно время капитанил в «Спартаке», но золотую медаль получил в «Зените». Что больше удивляет?

— Дзюбу я хорошо знаю, общаюсь с ним. Когда я приходил в «Спартак», он много помогал молодым, уважаю этого человека, рад за него. Артем очень давно шел к золоту, заслужил.

(РИА Новости)
РИА Новости

Кокорин и Мамаев? Я считаю, что со сроком очень и очень переборщили, таких ситуаций миллион. Расстроен за ребят, для меня это шок. Я считаю, незаслуженное наказание. Желаю им, чтобы было все хорошо.

***

— Чем запомнилось время, проведенное в «Спартаке»? 
— С командой я взял серебряные медали чемпионата, играл в Лиге чемпионов, из «Спартака» я вызывался в молодежную сборную России. Надолго запомню, когда вышел на замену с «Барселоной». Я попал в треугольник с Хави, Иньестой и Бускетсом. За это время, проведенное на поле, было ощущение, что только что прошел сборы. Приходилось в таком ритме отбирать мяч.

— Вы ушли из «Спартака» перед началом чемпионского сезона. Была возможность остаться в команде или руководство наотрез отказалось продлевать контракт?
— Руководство предлагало продлить контракт, но я понимал, что проводил мало времени на поле. На тот момент нужно было что-то менять, попробовать другую команду.

— Не обидно, что не успели взять золото с командой? 
— Нет, это полностью мое решение. Я могу только поздравить «Спартак» с долгожданным золотом. Не жалею, что ушел, потому что это уже прошлое.

— Аленичев не видел вас в команде? 
— Последние шесть игр при нем я сыграл в основе, мы попали в Лигу Европы. Аленичев подходил и говорил, что все нормально. Он не говорил, что не видит меня в команде.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Как складывались ваши отношения с Дмитрием Анатольевичем?
— По-разному. Он пришел летом, меня перевели в «Спартак-2». Как я понял, это была инициатива тренерского штаба… Мне эту новость сказал начальник команды, я ответил: «Хорошо, ок». Провел полсезона в «Спартаке-2», дальше с ними же поехал на сборы зимой, потом после первого или второго сбора мне позвонили и сказали: «Возвращайся».

— Неужели Аленичев не мог объяснить, почему вас перевели в «Спартак-2»?
— Да, я тоже не мог понять, почему никто не мог сказать, в чем причина. Проще было подойти и объяснить ситуацию, я бы принял их позицию и сказал: «Хорошо, не проблема». Из-за этого отношения складывались тяжеловато, я потом, конечно, играл, но осадок остался. Сейчас все нормально, мы можем где-то пересечься и пообщаться.

— Кто ближе как тренер: Карпин или Аленичев?
— Ближе был, конечно, Карпин. Я при нем дебютировал. Если сравнивать их, то Георгич — человек, который говорил все в лицо. А с Аленичевым произошла та ситуация, о которой уже рассказывал. Мне ничего не сказали, когда перевели в дубль…

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Кто самый сильный игрок «Спартака»? Из тех, с кем вы играли.
— Промес. Быстрый, техничный, с голевым чутьем. Ну и лидер, да. Еще вспомню Пареху: аргентинец мог на тренировке забить десять из десяти штрафных. Но в игре я ни разу не видел, чтобы он реализовал стандарт…

— В «Анжи», в котором вы играли, собралось немало экс-спартачей: Яковлев, Прудников, Дмитрий Кудряшов, а во главе команды Григорян. Как прошел махачкалинский этап карьеры?
— Спартачи только помогли акклиматизироваться в команде. Григорян? Бывали трудные ситуации. Он разбавлял действиями и словами напряженные моменты, помогая этим команде. Игроки воспринимали с юмором, много положительных эмоций не помешает.

Я слышал еще, что в каких-то командах Григорян практиковал бои между игроками в перчатках, но в «Анжи» не сталкивался. С ним у меня были хорошие отношения, не могу сказать про него что-то плохое.

— Люди с автоматами в Махачкале не пугали?
— Я видел людей с автоматами в Грозном, когда еще со «Спартаком» туда приезжали. Мы с ребятами решили как-то прогуляться по парку. На одной из аллей через каждые тридцать метров стояли с автоматами. Как я понял, это была полиция, для нашей же безопасности. Особо не испугались. Может, у людей остались какие-то ассоциации с войной, но сколько я там был, все спокойно.

— Одно время вы играли за «Спартак-2» в ФНЛ. Что можете сказать об этом турнире?
— Бывает, заходишь в раздевалку, а там как в 90-х… Все разрушено. Перелеты дальние, но они есть и в РПЛ. В том году Хабаровск играл в вышке, это был самый тяжелый перелет был в моей карьере. В ФНЛ же в ближние города ездили на автобусе, но ничего страшного.

***

— Сейчас вас все устраивает в «Урале»? 
— Я пришел сюда летом. Команда очень хорошо приняла, как будто я уже здесь несколько лет. Хорошая атмосфера, хороший клуб, все нормально.

— Как Екатеринбург? 
— Отличный город. Все здесь есть, никаких проблем не испытываю, живу с семьей. Пробок, как в Москве, нет, максимум 10-15 минут.

— С президентом «Урала» Григорием Ивановым часто общаетесь? Не ругал за недавнюю красную карточку в матче с «Уфой»?
— Общаемся в основном до игр и после игр, потому что на базу он может приехать, но редко. Что касается красной карточки, то я хотел сыграть как лучше, но вот так судья решил. Иванов не ругал, понимал ситуацию.

Викторович, как и все, переживает за команду, есть ситуации, где он может высказать свои эмоции, но потом все нормально. Из всех президентов, которых я знаю, он, наверное, ближе всех к команде.

— С кем больше всего общаетесь из ребят?
— До прихода в команду я знал Рому Емельянова, потому что родились в одном городе, с шести лет начинали играть вместе, судьба свела. А так, со всеми ребятами поддерживаю хорошие отношения. Капитану Фидлеру можно в любое время позвонить. Он лидер команды, местный, поэтому всегда всем помогает.

— Впереди у команды ответный матч с «Арсеналом» за выход в финал Кубка России.
— Мы постоянно думаем об этой игре, настраиваемся. Очень важная встреча, приложим максимум усилий, чтобы пройти в финал Кубка.

— Парфенов — спокойный тренер, или он может напихать игрокам?
— Есть моменты, где нужно напихать. Парфенов это может сделать, но в основном все спокойно. Он сам был футболистом, понимает, что где-то нужно встряхнуть команду, а где-то поговорить, подсказать. Человеку иногда лучше спокойно подсказать, чем пихать.

— Можете Парфенова представить в качестве главного тренера «Спартака» или другого большого клуба? 
— Вполне. Тем более «Спартака».

Источник: Спорт24