Большое интервью игрока сборной России ТАСС.

— Можно ли считать сезон-2018/19 провальным для «Спартака»?

— Он был неудачным, я бы поставил нашей команде оценку «неудовлетворительно». Был ли он удачным для меня? Моя цель — это интересы команды, поэтому я тоже недоволен собой.

— Какой матч получился самым неудачным и самым ярким в сезоне для вас?

— Могу назвать самый обидный матч — это домашняя встреча против ЦСКА («Спартак» проиграл со счетом 0:2 — прим. ТАСС). Самый запоминающийся матч был против «Динамо», я забил гол, мы показали хорошую игру.

— Квинси Промес недавно подписал контракт с «Аяксом». Верите, что он когда-нибудь вернется в «Спартак»?

— Мы с ним хорошо общаемся. Когда начали появляться новости о том, что Квинси может вернуться в «Спартак», я позвонил ему и спросил, возможен ли такой вариант. Он ответил, что все возможно. Потом через два дня Промес забивает два гола за сборную Нидерландов, и возможное стало невозможным. Квинси — очень хороший футболист, и тяжело будет его вернуть в «Спартак».

— Если Зе Луиш покинет «Спартак», возникнут ли проблемы у клуба с нападением?

— Если еще раз говорить про Квинси, то тяжело расставаться с футболистом, который в сезоне забивает по 15 мячей. Что касается Зе Луиша, то он на протяжении нескольких лет забивает не меньше восьми голов за сезон, он приносит очень большую пользу команде. Когда я общался с защитниками из других команд, то они говорили, что против Зе Луиша тяжело играть, надо постоянно бороться, бодаться с ним. Если он покинет команду, то это будет большая потеря для «Спартака».

— Почему вы выбрали Романа Зобнина одним из лучших игроков сезона в РПЛ?

— Я вижу, как Роман тренируется и относится к делу. Стоит посмотреть на его результаты и в «Спартаке», и в сборной России. Я отметил его футбольные и человеческие качества — они находятся на одном высоком уровне.

— Антон Миранчук, которого вы также назвали одним из лучших в сезоне, на данный момент выступает лучше своего брата Алексея?

— Я не скажу, кто хуже или лучше. Я просто знаю историю Антона, как он уходил в аренду (в эстонскую «Левадию» в 2016 году — прим. ТАСС), потом возвращался в «Локомотив» и начинал все заново, грубо говоря. Но ему доверились, он оправдал эти ожидания и сейчас демонстрирует отличный футбол.

— Стали ли братья Миранчуки брать на себя больше ответственности в атакующих действиях сборной России?

— Отвечая в шутку, я скажу, что в матче против сборной Сан-Марино и я впереди бы взял на себя ответственность. В предыдущих играх у них не было особо много времени, чтобы проявить себя, посмотрим, что будет дальше. Миранчуки понимают, как нужно правильно играть в футбол, они сейчас должны работать в сборной и в «Локомотиве», и их оценят по заслугам.

«Спартаку» необходим новый костяк команды»

— Успели ли пообщаться с новым генеральным директором клуба Томасом Цорном?

— Мы давно знакомы. Непосредственно обсуждения вопросов о «Спартаке» у нас не было, на сборах мы сядем и уже более предметно поговорим о делах в клубе.

— Ваша фраза в Instagram «Если отвернутся, значит, недостаточно любили» после матча с «Оренбургом» в 30-м туре была обращена к кому?

— Многие подумали, что это касается болельщиков, потому что кто-то об этом написал, чтобы подлить масла в огонь. Эта фраза запомнилась мне из фильма про Владимира Высоцкого, она не была обращена к болельщикам. Если это кого-то задело из болельщиков «Спартака», то, конечно, я приношу свои извинения. Настоящий фанат «Спартака» никогда не отвернется от клуба, люди, бывает, болеют за красно-белых по 40–50 лет. Недавно пришло сообщение от болельщика, который поддерживает «Спартак» с 1994 года, я родился в 1993-м. Как этот человек сможет отвернуться от «Спартака»? Про таких людей я не имею право что-то говорить, они вызывают только восхищение.

— Сейчас в «Спартаке» открыт вопрос о том, кто будет капитаном команды. Вы готовы взять на себя эту ответственность?

— Да, вопрос действительно открыт, но я спокойно к этому отношусь, думаю, что непосредственно здесь, в Австрии, это и решится. Поэтому стоит его дождаться спокойно. На вопрос, готов ли я, отвечать не буду, могу сказать лишь одно: что это огромная ответственность.

— Есть ли в «Спартаке» единоличный лидер, чье слово — закон?

— У нас нет такого футболиста, который вот как скажет — так и будет. Это хорошо. У нас не было таких недопониманий в коллективе, чтобы нужно было кому-то встать и наорать на всех. Я склоняюсь к тому, что в команде всегда должен быть костяк, вокруг которого должно все выстраиваться. У нас достаточно молодой коллектив, много игроков из «Спартака-2». Конечно, с ними надо работать, беседовать, подсказывать, направлять их, чем мы и будем заниматься.

— Стипе Плетикоса сказал ТАСС, что «Спартаку» нужно стремиться к «Ювентусу» по уровню организации работы клуба. Что, в вашем понимании, идеальный клуб и близок ли к этому пониманию «Спартак»?

— Видимо, Плетикоса общался с кем-то из итальянского клуба, кто знает всю «кухню», да и сам Стипе многое повидал за свою карьеру. К сожалению, я в свои 25 лет еще не видел, что такое «Ювентус». Я сейчас нахожусь в «Спартаке», и меня здесь все устраивает. По возможности я буду стараться делать так, чтобы мы сплоченно шли к одной общей цели и приоритеты команды всегда были выше интересов игроков.

— Вы намерены серьезно заняться наведением порядка в «Спартаке»?

— Не то чтобы прям наводить порядок, но наш коллектив нуждается в единстве. Футболисты, которые составляли костяк команды, в большинстве своем покинули клуб. Поэтому надо будет серьезно поработать в этом плане.

— Насколько долгим представляется путь «Спартака» к своей игре?

— Трудно сейчас ставить рамки, с возрастом в интервью за свои слова надо отвечать, нельзя позволять себе делать голословные заявления. Команда старается и работает, чтобы показывать лучший футбол. У нас началась подготовка, сборы, Кубок Париматч Премьер, мы подготовимся и в следующем сезоне будем добиваться поставленных перед командой целей.

— Джано вернулся из аренды в «Крыльях Советов». Сможет ли он реанимировать свою карьеру в «Спартаке»?

— Я уверен на все 100 процентов, что он сможет, вот на днях уже голевую передачу отдал (в товарищеском матче 22 июня против «Сочи», завершившемся со счетом 7:1 в пользу «Спартака» — прим. ТАСС). Джано сейчас в хорошей форме, усердно тренируется, ждет с нетерпением, когда начнется сезон и он сможет порадовать болельщиков, как он это умеет делать. Все знают, какой креативный футболист Джано, что он умеет, его лучшие качества. Поэтому мы все ждем сезона, чтобы радовать болельщиков.

— Также «Крылья Советов» покинул еще один бывший спартаковец — Александр Самедов. Стоит ли футболисту завершать карьеру?

— Думаю, что Александру еще есть что показать РПЛ. Буду рад видеть его на поле в качестве футболиста. А в жизни мы будем общаться еще долгие годы. На поле он меня еще не обводил, так что пусть это будет для него дополнительной мотивацией. Хотя уверен, что желания и стимулов у него хватит еще на пару сезонов.

«До ЧМ-2022 нельзя расширять РПЛ»

— Как вы относитесь к возможному расширению РПЛ с 16 до 18 клубов?

— Я против расширения. Понятное дело, что финансы могут сказать свое слово, как это было в позапрошлом году с пермским «Амкаром» или в этом сезоне с «Анжи». К тому же, игры 20 декабря и 15 февраля в России — плохая затея. Надо помнить, что чемпионат мира в Катаре в 2022 году начнется в ноябре, то есть в октябре чемпионат должен будет уже прекратиться, чтобы был месяц на подготовку. В общем, надо все взвешивать. Мое мнение, что как минимум до чемпионата мира — 2022 ничего не нужно менять.

— Есть страх, что таких «Амкаров» и «Анжи» будет появляться в России больше в случае расширения?

— Есть. Я общаюсь со многими ребятами из ФНЛ (Футбольной национальной лиги — прим. ТАСС), команд из нижней части турнирной таблицы РПЛ. Среди них есть футболисты, которые по несколько месяцев не получают зарплату. Даже если элементарно сравнивать нынешние доходы игроков в ФНЛ с зарплатами пяти-семилетней давности, то разница будет колоссальной. Раньше зарплаты были высокие, а сейчас они уменьшаются и уменьшаются. А нахождение в РПЛ требует больших затрат: перелеты, проживание, бытовые моменты. Многие клубы думают, что они смогут потянуть такие издержки, а потом клуб закрывается. В итоге 20 футболистов, пять тренеров, 10 человек из персонала и 20–30 работников базы остаются без работы, а город — без футбола.

— Поддерживаете с кем-то связь из «Амкара»?

— Я общаюсь практически со всеми. Вот костяк, который у нас был в команде, недавно собирался в ресторане, как выяснилось, мы сидели восемь часов. Делились разными воспоминаниями, положительными и отрицательными, забавно, что мы вообще практически футбол не обсуждали. Непосредственно с Гаджи Муслимовичем Гаджиевым (бывший главный тренер «Амкара» — прим. ТАСС) пару дней назад общались, Денисом Масловым (бывший исполнительный директор пермского клуба — прим. ТАСС), который приезжал в гостиницу в Нижнем Новгороде, когда сборная играла в городе.

— Есть ли шансы на возрождение большого футбола в Перми?

— По крайней мере, город этого очень хочет. К сожалению, я не знаю, как обстоят дела именно с «Амкаром». Все те, кто был связан с клубом, уже свыклись с тем, что его нет. Обидно, что такой клуб, который ни разу в своей истории не вылетал из премьер-лиги и всегда был раздражителем для топ-команд чемпионата, исчез.

— Станет ли труднее молодым воспитанникам пробиваться в основную команду в связи с новым лимитом на легионеров по схеме «8+17» (не более восьми иностранных игроков в заявке клуба, при этом количество зарубежных футболистов на поле ограничиваться не будет — прим. ТАСС)?

— В свое время нынешний формат лимита сыграл для меня важную роль. «Спартаку» нужен был русский футболист, меня взяли, в меня поверили. С моего второго матча за клуб я провел все игры в чемпионском сезоне. В том же «Амкаре» меня взяли под болгарского защитника Петра Занева, и буквально через две игры он дернул заднюю приводящую мышцу, с тех пор я стал основным игроком команды. Труднее ли станет молодым воспитанникам пробиться в основной состав? Сложный вопрос. Но замечу, что сейчас в нашей команде появляется больше ребят из академии, количество иностранных футболистов уменьшается.

«Селекционеры клубов начали работать лучше»

— Вы живете в Балашихе. Как вы оцените спортивную инфраструктуру города? Растет ли интерес к футболу после чемпионата мира в России?

— Да, есть интерес к футболу. Примерно два года назад построили хороший манеж, крытый, с отличными условиями. В другом конце города сейчас строится еще одно футбольное поле, рядом с ним открыли хороший бассейн. Так что к футболу в городе небезразличны. Но все прекрасно понимают, что необходим профессиональный и футбольный подход к тренировкам детей. Конечно, в городе есть хорошие специалисты, но опять же — тренерам нужно больше развиваться.

— Принесет ли открытие детской академии ПСЖ в Москве пользу российскому футболу?

— Это больше коммерция, чем польза футболу. Но если там вырастят хороших футболистов, которые смогут заиграть в ФНЛ, РПЛ, то я только обрадуюсь. Количество детских академий увеличивается, открываются частные академии, которыми руководят профессиональные футболисты. Да вообще ситуация с футболом в стране улучшилась благодаря выступлению сборной России на домашнем чемпионате мира. Селекционеры клубов начали работать лучше. Вот, например, к нам пришли молодые ребята Максим Глушенков и Наиль Умяров из «Чертаново». Они очень хорошие футболисты, их ждет большое будущее, главное — чтобы действовали в интересах команды.

Источник: ТАСС