Ранней весной 2019-го и эпизодически в других матчах (например, против «Ростова» в начале текущего сезона) просматривалась редкая идея футбола Олега Кононова в «Спартаке» – стремление прессинговать на чужой половине, вступать в контактный отбор по триггеру и быстро развивать атаку после удачного прессинга. При этом «Спартак» делал ставку на высокий прессинг в стартовые 15-20 минут и быстрый гол. Красно-белые быстро уставали после агрессивного начала, снижали темп, в лучшем случае откатывались в средний блок и перекрывали развитие атаки соперника через короткий пас. Если соперник преодолевал прессинг передачами в зоны между линиями, «Спартак» опускался глубже – игра с «Ростовом» показательна. Темп прессинга заново взвинчивался только заменами в атаке.

С апреля высокий прессинг «Спартака» редко работал даже на первых минутах. Из-за этого матч красно-белых в Грозном так важен. Против «Терека» в старте «Спартака» впервые вышел Гус Тиль – одна из самых ярких десяток новой голландской школы (главный пример типажа – Донни ван де Бек). Он встречается с мячом реже остальных игроков атаки, не обостряет при высокой плотности, но отлично находит пространство внутри штрафной, создаёт его ложными открываниями для партнёров и много работает без мяча. Тиль и Шюррле, игравший впереди из-за дисквалификации Понсе, стали главными двигателями прессинга – и «Спартак» выдал лучший тайм 2019-го по игре в высоком блоке.

Тиль и Шюррле подняли качество прессинга «Спартака»

В разборе матча «Терека» и «Краснодара» мы уже поднимали мысль, что билд-ап грозненцев – один из самых прессинг-устойчивых в лиге. Четвёрка игроков в 3-1 хорошо держит мяч внизу, выводит крайних ЦЗ на свободное пространство за счёт перепаса, разбивает давление переводами от одного КЦЗ другому. При этом сейчас билд-ап «Терека» закрыть легче, чем весной. Без Плиева Рахимов остался только с одним агрессивным на мяче центральным защитником, Семёновым, и вообще без левоногих ЦЗ. Теперь выход из-под давления разворотом из одного полуфланга на другой работает только слева направо, а для прессингующей команды главная задача стала легче – нужно закрыть только Семёнова.

И в высоком, и в среднем блоке «Спартак» стремился к ситуации 3v4 против билд-апа «Терека». Шюррле включался, когда мяч получал Нижич – двигался к нему, обычно перекрывая линию передачи на Швеца, реже на Семёнова. Если хорват подключал вратаря, Шюррле доигрывал по мячу. Основным адресатом Нижича стал Семёнов (12 передач). Когда правый центральный защитник получал мяч, его с двух сторон накрывали Шюррле и Тиль – оба выжимали Семёнова к флангу, Тиль перекрывал Семёнову линию передачи на Швеца, Шюррле мог занять полупозицию между Нижичем и Швецом.

Движение Тиля к Семёнову сильно осложнило «Тереку» выход из-под прессинга. Голландец атаковал защитника только после приёма мяча, но из-за траектории движения по дуге выжимал Семёнова к флангу и сохранял ориентировку по Швецу, поворачивал голову назад по ходу включений в прессинг. Тиль оставлял Семёнову время максимум на 2 касания – затем закрывал ему мяч для передачи в центр. При этом если Семёнов уходил от Тиля ложным движением и пасовал Швецу, Тиль быстро переключался на Швеца, который под давлением почти не играет вперёд. И атака «Терека» вновь откатывалась к тройке центральных защитников.

Тиль всегда стремился к позиции на линии между Швецом и Семёновым, ближе к опорнику – независимо от того, кто у грозненцев владел мячом.

Откат владения «Терека» до вратаря. Тиль располагается по линии между Семёновым и Швецом, при этом выбирает позицию так, что готов перехватить прямой пас на Швеца
Городов пасует Семёнову. Тиль на рывке по правильной дуге выдвигается к нему – перекрывает линию передачи Швецу и выжимает ближе к флангу. Семёнов вторым касанием выбивает мяч в ногу Тилю, «Спартак» перехватывает мяч

Под прессингом «Спартака» Семёнов часто развивал атаки через Уциева – отдал ему 12 передач. Бакаев обычно располагался чуть ближе к центру, чем Уциев, и не блокировал передачи, но тоже накрывал Уциева уже после приёма мяча. Теоретически «Терек» мог перестроиться, использовать вертикальные длинные передачи Семёнова по флангу – тем более выход Роши в основе явно подразумевал давление в зоне Айртона, а при позиционных атаках грозненцев Роши и Уциев в паре моментов создали перед штрафной 2v1 на фланге. Но если Семёнов пасовал верхом, то обычно на дальний фланг.

Если «Терек» начинал атаку через Анхеля, его встречал Ларссон, закрывая передачу вперёд с правой. Тиль продолжал опеку Швеца, а Шюррле держал дистанцию с Нижичем и прессинговал хорвата, если Анхель играл через него.

Слева грозненцы пробовали выход из-под прессинга через треугольник: Анхель из полуфланга пасовал Харину в широкой позиции, а он отдавал вертикальную передачу по флангу. Комбинация не работала весь первый тайм – Харина агрессивно встречал Ещенко, нацеленный на контактную борьбу, а для паса ему за спину не было ни времени, ни адресата. Глушаков и Исмаэл, которые стягивались к левому флангу в первом тайме, не забегали Ещенко за спину. Во втором тайме паттерн работал чуть лучше из-за выхода на замену Бериши, который пользовался пространством за спиной Ещенко.

«Спартак» качественно прессинговал на флангах, особенно справа из-за стиля игры Ещенко без мяча. Красно-белые закрывали и Нижича, и Швеца, который (как и Гащенков, и Шиманьски, ранее закрывавшие позицию) не двигает мяч вперёд, но ускоряет владение правильными поперечными передачами. При этом прессинг-структура «Спартака» всё же дала свободу Семёнову при разворотах владения «Терека» слева направо. Когда мяч был у Анхеля, а Шюррле, Ларссон и Тиль втроём располагались на фланге ближе к мячу, Бакаев опускался низко и не опекал Семёнова. Если венесуэлец переводил мяч на Семёнова, Зелимхан не накрывал защитника, а плассировался и давал свободу. Реже такие развороты работали через промежуточный пас Нижичу. Из-за прессинга ближе к правому флангу Тиль располагался далеко от Семёнова и не успевал к нему, а защитник пользовался свободой – отдавал в центр или в коридоры между игроками в линии.

Явное доказательство качества прессинга «Спартака» в первом тайме, пока команда не перешла в энергосберегающий режим – 5 удачных отборов, 14 выигранных подборов на чужой половине и второй гол, начатый даже не с ошибки Нижича под прессингом Тиля, а с ошибки Городова с адресатом. Косвенное доказательство – «Терек» под давлением сделал больше передач на своей трети, чем «Спартак» (при преимуществе красно-белых в других третях). А Семёнов, хоть и стал явным лидером грозненцев по количеству передач, вынужден был много пасовать внутри своей трети, а не вперёд: 15 передач за тайм из 39.

Новая конфигурация атаки «Спартака»: Шюррле – ложная девятка, Бакаев слева

Из-за духа Шао Кана в московском дерби Кононов вынужден был искать альтернативные варианты на острие вместо Понсе. По нашей информации, штаб «Спартака» видел впереди Ларссона и даже перед трансфером считал его главным конкурентом Понсе (хотя Джордан не играл чистым нападающим ни в «Норрчёпинге», ни в Нидерландах), но выбрал более интересное и логичное решение – перевод на острие Шюррле.

При владении «Спартака» Шюррле играл именно ложную девятку – сделал 40 передач, больше, чем другие игроки атакующей четвёрки красно-белых, много открывался под мяч между опорниками «Терека», синхронизировал движение с Тилем и Бакаевым. В серии эпизодов Шюррле показал движение с Тилем, которое должно стать одной из главных комбинаций «Спартака» после трансфера голландца: один игрок сначала сажает защитную линию, а затем смещается чуть глубже и вытаскивает за собой защитника, второй забегает в освободившееся пространство. Так зоны создавали и Тиль для Шюррле, и Шюррле для Тиля.

После смещений вглубь Шюррле часто забегал в коридор между защитниками под заброс за спины. Он двигался правильно, нырял за спину защитнику, игравшему по мячу, но недостаточно быстро продолжал движение после резкого старта. В одном из эпизодов (перед вторым голом) он зацепил длинную передачу, но не догнал мяч.

Идея смещений Шюррле налево – та же, что и с Тилем: меняться зонами с Зелимханом Бакаевым. Кононов после матча сказал, что просил Бакаева часто смещаться в центр – вероятно, в таких эпизодах именно Шюррле должен был заполнять левый фланг. Шюррле получал мяч от Бакаева и смещался шире на фланг (одновременно с этим Бакаев двигался ближе к центру). За счёт перегруза фланга Шюррле посадил ниже Роши, создал чуть больше свободы с мячом Айртону. Но польза от его движения – только в большей разнообразности контроля: смещения Шюррле налево, а Бакаева в центр не конвертировались в моменты.

Бакаев, играя слева, забил два мяча, но успехи в матче и успехи на позиции важно разделять. Оба гола – следствие качественной игры Бакаева на свободном пространстве: грамотно открывался под передачи, хорошо убрал мяч в ситуации 1v1. При этом на левом фланге Зелимхану неуютно – там он теряет обводки с уходом под рабочую ногу, роббеновские ситуации, мало идёт в дриблинг (всего 1 попытка именно слева против «Терека») и не обостряет. Из 6 обостряющих передач Бакаев сделал только одну в позиционной атаке, из правого полуфланга. Все остальные – в контратаках или после удачного прессинга, из зон ближе к центру, когда у Бакаева было свободное пространство. Именно в позиционной атаке от движения Зелимхана и Шюррле «Спартак» ничего серьёзного не выиграл.

Ларссон, игравший правого инсайда – пока грустный. Он разогнал контратаку перед третьим голом «Спартака», правильно прессинговал, но с мячом действовал в стиле русских крайних полузащитников – получая мяч на фланге, не шёл в обводку и не обострял, чуть придерживал, смещался чуть ближе к центру и отдавал назад или поперёк. В лучшем случае Ларссон двигался под ответный пас (но не получал его).

Рахимов всегда подстраивается под «Спартак». В этот раз – слишком сильно

В двух последних победных матчах против красно-белых «Терек» садился в низкий блок и выстраивал план контратак специально под «Спартак». Победная тактика Ледяхова и Рахимова сходится в позиции Бериши – косовар выходил нападающим в 5-3-2 и в контратаках нырял во фланг за спины крайним защитникам. Выход Бериши был логичен и против «Спартака», тем более Бернард полезно играл в контратаках на старте сезона, но Рахимов оставил его в запасе и выпустил Роши. Плюсы Роши – он тоже обладает высокой скоростью, качественно открывается в штрафной на дальней штанге, может замкнуть подачу или диагональ с левого края. Минусы – он слабее Бериши в разгоне, более прямолинеен и эффективен только справа.

Скорее всего, выход Роши в старте – подстройка Рахимова под слабости Айртона, но решение снизило количество и эффективность идей в позиционной атаке. Как и Бериша, Роши при владении дальнего крайнего ЦЗ открывался на одной линии с нападающим в коридоре между Айртоном и Джикией:

У «Терека» такие диагонали гораздо эффективнее работают справа налево. Во-первых, Анхель хуже видит открывания за спины защитникам соперника и хуже соблюдает тайминг передачи (в том числе из-за того, что должен подрабатывать под рабочую ногу). Во-вторых, качество диагоналей Анхеля банально хуже, чем у Семёнова: они летят не за спины защитникам, а в линию, и защитникам проще играть верховой мяч. В-третьих, когда Бериша слева стягивает КЗ соперника, освободившуюся зону заполняет Харин, агрессивно подключающийся в атаку. Уциев не так агрессивен и в матче со «Спартаком» почти не поднимался за спину Айртона.

Из-за выбора Роши вместо Бериши и жёсткой позиции албанца паттерн «Терека» с диагоналями на дальний фланг перестал работать. Семёнов сделал 1 диагональ на Харина, но уже во втором тайме, когда Семёнову не так активно закрывали мяч, а Бериша вышел на замену и занял позицию ближе к левому флангу. Анхель не сделал ни одного точного заброса. Сам Роши редко получал мяч, в основном после вертикальных передач по краю, не обыгрывал Айртона, уходил ближе к угловому флагу и подавал в штрафную. Один кросс, на дальнюю штангу под включение Харина в конце тайма, получился острым – но это слишком малая польза.

Второе спорное решение – выход в старте Дениса Глушакова. Контракт с Глушаковым – уже ошибка «Терека»: полузащитник не вписывается ни в одну из ролей, созданных Рахимовым в центре поля. Ещё грустнее для грозненцев, что Глушаков заменил Олега Иванова, самого умного игрока команды. Рахимов попытался придумать Денису смежную роль – он вбегал на подбор при длинных передачах, прессинговал Ещенко на левом фланге, при билд-апе иногда опускался на линию к Швецу и создавал ситуацию 3-2. Но нельзя сказать, что Глушаков в чём-то помог грозненцам: он выпадал из игры при владении «Терека», не помогал Харину при фланговых подключениях, а опускаясь в билд-ап, попадал под прессинг и в лучшем случае сразу отдавал назад.

Глушаков получил пас от Анхеля. Ларссон пришёл к нему, перекрывая линию передачи на Харина. Даже не оценивая другие варианты поворотами головы, Глушаков отыгрывает обратно Анхелю

Третья проблема – вся организация игры без мяча. «Терек» впервые в сезоне не подстроился под первую линию билд-апа соперника (возможно, из-за отсутствия Иванова) и расставлялся без мяча 5-4-1. Митришев, оставшийся один в первой линии прессинга против Джикии и Жиго, бегал между ними и легко отрезался. Если «Спартак» проводил затяжную позиционную атаку, пятёрка защитников располагалась по линии штрафной, а Исмаэл/Глушаков и особенно Роши опускались слишком глубоко за игроками с мячом.

«Терек» оборонялся слишком глубоко – это не страшно в контексте «Спартака», который снова очень мало проникал в штрафную в позиционных атаках, но гораздо хуже для игры в переходах. Из-за низкой позиции Роши грозненцы часто выходили в контратаки через Митришева (он вышел в старте вместо Мбенга – ещё одно спорное изменение). Митришев оставался 1v2 против Джикии и Жиго, и центральные защитники «Спартака» уверенно съели его. Они сняли весь верх при передачах в центр, а при попытках вытащить Ещенко/Айртона и забросить на ход Митришеву хорошо страховали фланги. Если бы один из вингеров располагался выше и ускорялся по флангу сразу после возврата мяча, «Терек» мог создать «Спартаку» намного больше проблем.

В перерыве Рахимов сильно скорректировал план – выпустил Беришу вместо Роши, перебросил его налево, а Митришева заменил на Мбенга. Команда не стала намного острее, но получила дополнительные опции (дриблинг Бериши, его резкие рывки с мячом поперёк поля, смещения Мбенга направо под верховые мячи) и чуть лучше доводила атаки до последнего паса.

Главная угроза «Терека» – угловые в набитую вратарскую

«Спартак» на старте сезона очень зависим от стандартов. До Грозного красно-белые не забивали с игры, но опасно готовили угловые, выводя на удар Жиго – даже без подач Фернандо у «Спартака» был классный розыгрыш в первом дерби сезона. С другой стороны, «Спартак» – худшая команда РПЛ по допущенным ударам с угловых (17, столько же у «Сочи») и вообще со стандартов (26). Проблема красно-белых на корнерах, которая читалась в предыдущих матчах – неоптимальная позиция Жиго и Джикии: при «бутерброде» они остаются дальними игроками, а Жиго реагирует на движение игрока, которого выводят на удар. К ближней штанге чаще двигаются Айртон и Зобнин. Оба ориентированы на мяч, у обоих проблемы с быстрой реакцией на рывки соперника, оба дают продавливать себя при подачах.

Рахимов подстроился под проблемы «Спартака». Из 7 угловых грозненцы подали 6 на ближнюю штангу, набивая зону пятью игроками. Единственный альтернативный розыгрыш – подача в центр под ускорение игроков с линии штрафной (после этого розыгрыша «Спартак» убежал в голевую контратаку). Подачи с правого фланга были неопасными – Исмаэл крутил мяч от ворот, и первый-второй игрок на ближней штанге снимал кросс. Бразилец пробовал розыгрыш с пасом низом в недодачу под вбегание Нижича, но игроки «Спартака» тоже его прочитали.
Подачи с левого фланга были намного опаснее. Исмаэл закручивал мяч к воротам на ближнюю, Максименко из-за высокой плотности или не выходил, или выходил с ошибкой, а если Зобнин не снимал подачу с ближней, у «Спартака» возникали проблемы. Оба явных голевых момента «Терек» создал после кроссов с левого фланга, когда на ближнюю выскакивал Семёнов. Окей, в эпизоде с голом Мбенга судья не увидел попадание мяча в руку Анхелю, но здесь важна именно заготовка и проблема «Спартака» против этой заготовки.

Ещенко

Пока самая острая конкуренция за место в старте «Спартака» – на правом фланге обороны, и Ещенко по первым матчам вчистую выигрывает её у Рассказова. Он не предлагает подключений в полуфланг и рывков с мячом на длинные дистанции, но, как обычно, даёт агрессию в единоборствах и правильное движение при переходе из атаки в оборону. Против «Терека», когда Анхель отрезал прессинг Ларссона передачами на Харина, Ещенко агрессивно встречал левого вингбэка. Глушаков и Исмаэл не вбегали ему за спину, а Харин при высокой плотности не шёл в дриблинг со смещением в центр. Так что либо Ещенко удачно вступал в борьбу с Хариным (4 выигранных единоборства из 6), либо заставлял Харина разворачивать атаку назад – расположение Ларссона и Шюррле в прессинге осложняло задачу.

Во втором тайме Ещенко агрессивно накрывал уже Беришу. Однажды Бериша дошёл до штрафной, уйдя от подката защитника, и сделал острую подачу на дальнюю штангу, но этот микроматч Ещенко выиграл в чистую. Он выиграл 8 из 10 единоборств с косоваром, а с его отбора при попытке Бериши обыграть с места начался третий гол «Спартака».

Источник: Контрпресс