Каспарс Даугавиньш отдал на предпоследней минуте третьего периода шикарный пас на гол Александру Хохлачёву, а затем принёс два очка «Спартаку» в серии бросков.

— Вы дважды забили буллит, при этом один раз поехали с правой стороны, второй — с левой.
— Когда ехал первый раз, не знал, что вратарь будет делать, я показывал, что буду бросать, но Подъяпольский не поверил мне. Поэтому я в последний момент поменял решение. Хорошо, что смог поднять шайбу высоко от льда. Второй раз уже смотрел, как глубоко он уйдет в ворота, и бросил в пустой угол.

— Выходит, вы решаете, что делать, относительно вратаря соперника?
— Да, я так и делаю, потому что сейчас вратари обычно не верят ложным движениям. Кто-то верит, кто-то — нет. Некоторые играют глубоко, некоторые выходят далеко из ворот. Если вышел далеко, то надо обыгрывать вратаря. В целом, нельзя заранее знать, что будешь делать.

— Вы видели то самое ускорение в овертайме, когда Михаил Котляревский поставил рекорд скорости (по показаниям датчиков — свыше 39 км/ч. — Прим.ред.)? Как это смотрелось со скамейки?
— Да. Он вообще классно играет. Жалко, что не забил, потому что моменты у него были. Он мог сделать так, чтобы не было буллитов.

— В шайбе Хохлачёва вы сделали последнюю передачу. Видели партнёра?
— Конечно, все сделал я (смеётся). На самом деле, Дима Вишневский бросил по воротам, а я был рядом с вратарем, от которого был отскок. Я просто отдавал передачу направо в надежде, что там будет Саша. Оказалось, он там и был. И забил.

Читайте также: Полёт — нормальный

Источник: ХК Спартак